eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Пьяный кураж или спонтанный конфликт?

Прокурор запросила для Павла Мамаева и Александра Кокорина реальные сроки заключения, вердикт судьи будет объявлен 8 мая.

01:48, 07.05.2019 // Росбалт, Москва

Стоп-кадр видео

Прения сторон по «делу Кокорина — Мамаева» прошли в один день, в понедельник, 6 мая, причем, начались в три часа дня и окончились в десять вечера. Они явили красноречивый пример того, как одна и та же неприглядная история с установленными виновниками весьма по-разному выглядит в устах обвинения и защиты.

Прокурор Светлана Тарасова обрисовала события утра 8 октября 2018 года как бесчинства обнаглевшей пьяной компании спортсменов и их прихлебателей, которая последовательно в двух ресторанах напала на трех ни в чем неповинных людей, избила их и вдоволь покружилась. А  члены этой компании — знаменитые футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, младший брат Кокорина, студент Кирилл и детский футбольный тренер Александр Протасовицкий — по сей день так и не признали своей вины. 

Первый потерпевший, водитель телевизионного Mercedes Виталий Соловчук, по версии обвинителя, ничем не обидел подсудимых. Оскорбления «петухи» не было: просто в машину Соловчука у клуба «Эгоист» без спроса и приглашения села пьяная девица из развеселой компании. Соловчук только сказал ей, что здесь не такси — она же объявила, что он обозвал  Кокорина-старшего.

Затем началось отвратительное избиение водителя кучей. Соловчук первым драку не начинал, он только оттолкнул рукой Павла Мамаева, который взял его за подбородок. А уж дальше за ним гнались и били, в том числе лежачего, ногами. Мамаев ударил его натренированной ногой футболиста в лицо, нанеся черепно-мозговую травму и перелом носа. Помимо прочего, Соловчуку повредили колено, давно травмированное.

Прокурор отметила как похвальное поведение одной из девушек в компании, Екатерины Бобковой, которая пыталась Соловчука защитить и даже легла на него, но ее отшвырнули. А несчастного избитого человека, который просил пощады, еще били по дороге к машине и лишь в конце концов дали уехать. Машину тоже повредили.

Оттуда распоясавшееся компания направилось в «Кофеманию» на Большой Никитской. Там они от души гуляли,  орали, клали ноги на стол, «имитировали эротические действия», оттягивались по полной. Сидевший рядом руководитель департамента автотранспорта Министерства промышленности и торговли РФ Денис Пак попросил их утихомириться. В ответ ему раздались оскорбления типа «Езжай в свой Китай!».

Тут старший Кокорин ударил Пака стулом по голове, а младший — рукой по лицу. Подошедший гендиректор института НАМИ Сергей Гайсин вступился за партнера — его тоже побили, причинив сотрясение мозга и ушибы. Причем, бил Гайсина Мамаев, а Протасовицкий применил удушающий прием.

«Мамаеву „пришлось“ ударить сначала Соловчука, а потом Гайсина, „чувствуя угрозу“, — с едкой иронией подчеркнула Тарасова. — Как это так два раза „получилось“, Мамаев объяснить не смог».

Обвинитель просила приговорить обоих братьев Кокориных к полутора годам лишения свободы с отбытием наказания в колонии общего режима. А Павла Мамаева и Александра Протасовицкого — к 1 году и 5 месяцам. Статьи — хулиганство, умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои, все это — группой по предварительному сговору.

В общем, для всех четверых подсудимых запросили практически одинакового наказания. Протасовицкий «попал», за то, что дважды ударил в лицо уже избитого Соловчука, а потом «удушал» Сергея Гайсина. Впрочем, даже если судья полностью согласится с прокурором, сидеть будет недолго: вся четверка находится под стражей уже 7 месяцев, а день в СИЗО теперь засчитывается за полтора.

Но защита, разумеется, с такой картиной не согласилась. Адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов привел показания доброго десятка свидетелей, в том числе — охранников клуба «Эгоист», которые Кокорину и Мамаеву даже не знакомые. Все они показали, что водитель Соловчук, во-первых, назвал-таки футболистов петухами, а во-вторых, ударил Мамаева первым. По первому эпизоду Ромашов просил старшего Кокорина оправдать, поскольку он Соловчука не бил и оттаскивал других.

По второму же эпизоду, ничего не поделаешь, Кокорин Пака стулом ударил. Но и тут была реакция на оскорбление.  Защита привлекла в качестве экспертов опытных «сурдологов», которые, будучи глухими от рождения, превосходно ориентируются в искусстве чтения по губам. И, просмотрев видеозапись происшествия, они подтвердили, что Пак употребил в отношении молодых людей матерное ругательство.

Второй защитник Кокорина, Татьяна Стукалова, напомнила, что Александр — активный благотворитель и донор, который постоянно помогает больным и здоровым детям, на свои средства провел детский футбольный турнир в городе Азове, дружит с товарищами по футбольному интернату, которым не удалось сделать карьеру (с тем же Протасовицким). В общем, с хорошим человеком случился психологический срыв. Накануне, как отметила адвокат, Александр награжден золотой медалью за участие в чемпионате мира 2018 года, «команда от него не отказалась».

Младшему же Кокорину, Кириллу, накануне исполнилось 20 лет. Его адвокат Вячеслав Барик посетовал, что парню «незаслуженно отвели роль главного злодея».

На деле же, по версии адвоката, Кирилл «по возрасту эмоционально реагировал на несправедливость» в виде оскорбления его любимого старшего брата. Барик напомнил, что в Боткинской больнице, куда был госпитализирован Соловчук, у него зафиксировали простой перелом носа и простое же сотрясение мозга (как говорят в таких случаях, ужас, но не ужас-ужас-ужас!)  

«Ударов Кирилла в область лица и носа Соловчука не зафиксировано, — настаивал защитник. — Его действия носили ответный характер».

По поводу эпизода в «Кофемании» адвокат Барик также отметил, что «сурдологи» четко зафиксировали, как Пак произносил матерные слова, указав их начальные буквы (что вызвало оживление в зале). Сами же обвиняемые «общались в своем кругу, и никто из них к Паку не обращался». Пощечину Паку Кирилл действительно дал, «но это — все».

По поводу Гайсина адвокат Барик отметил: «Был конфликт между Гайсиным и Мамаевым, остальные их разнимали. Кирилл Гайсина не бил, не трогал, ни с кем в сговор не вступал».

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов заметил, что потерпевший Соловчук — тоже спортсмен. Гандболист, только бывший, неудачливый, ныне простой приезжий из Белоруссии. Возможно, он завидовал знаменитостям, «был уверен, что прав, и что сила на его стороне». Защитник напомнил, что в гандболе применяются «борцовые удары» или толчки, один из которых Соловчук и нанес Мамаеву первым.

В эпизоде с Паком  Мамаев вообще сидел в четырех метрах от него. Появившийся Гайсин схватил Мамаева за одежду,  тот его ударил то ли в переносицу, то ли в губу, в общем — зафиксировано «осаднение слизистой оболочки нижней губы».

Адвокат Протасовицкого Татьяна Прилипко настаивала, что ее подзащитному «вменили действия всех четырех лиц, однако его действия были автономны». Соловчука он ударил в ответ на оскорбление, а Гайсина «схватил за шею».

По мнению адвоката Прилипко, потерпевшие Соловчук и Пак — при всей огромной социальной разнице между ними — оба люди «самовлюбленные и высокомерные». Защита также напомнила, что никто из потерпевших на государственную судмедэкспертизу не явился: побои Соловчука зафиксировали в Боткинской, а Пак и Гайсин представили справки из частной поликлиники, «где дорожат клиентами».

Кроме того, по версии защиты, у всех потерпевших были основания, чтобы скрывать собственную агрессивную активность: если скромный шофер из Белоруссии боялся увольнения, а также того, что с него могут вычесть за ремонт дорогой машины, поврежденной футболистами, то высокие чиновники защищали честь мундира.   

Защитники категорически отмели версию о «предварительном сговоре и злом умысле», обрисовав печальное происшествие как «спонтанный конфликт». По мнению Бушманова, подсудимые «стали жертвами чересчур рьяных следователей при попустительстве прокуратуры, а также раздутого СМИ популистского гнева».

С учетом того, что подсудимые уже более полугода находятся в СИЗО, защита просила назначить всем четверым наказание, не связанное с лишением свободы.

Не обошлось без пикировки обвинения и защиты. Прокурор Тарасова заметила, что «софистика и демагогия адвокатов ее внимания не заслуживают».

«Меня поражает высокомерное и презрительное отношение к защите со стороны обвинения, — сказала адвокат Татьяна Прилипко. — Очень молодой человек пытается унизить достойных профессионалов гораздо старше по возрасту».

В последнем слове все подсудимые признали свою вину по версии защиты. Подчеркнули, что они, безусловно, раскаялись, но обвинение их не услышало. И предположили, что отбытое в следственной тюрьме  достаточно вразумило их. «Я в СИЗО сорок книжек прочел,  сказал младший Кокорин. — Никогда столько не читал». Знаменитые футболисты выразили надежду вернуться в большой спорт.

Леонид Смирнов

 

 

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -6°
Санкт-Петербург: -4°