eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Народ не склонен верить государству

Предложение Минфина привлечь граждан к участию в добровольной системе пенсионных накоплений не вызвало энтузиазма у экспертов.

12:24, 16.09.2019 // Росбалт, Москва

СС0 Public Domain

Как дал понять Минфин, скоро парламенту и гражданам будет предложена концепция под названием «Гарантированный пенсионный продукт (ГПП)», взамен прежней идеи «индивидуального пенсионного капитала (ИПК)», которая оказалась мертворожденной. Речь идет о создании условий для добровольных пенсионных накоплений в дополнение к обязательным. Так, трудящиеся, которые пожелают отчислять несколько процентов зарплаты к будущей пенсии, получат гарантии сохранения этих вложений, а также налоговые вычеты.

Участие в ГПП, как уверяют власть имущие, будет добровольным (тогда как концепция ИПК предполагала обязательное участи по умолчанию — а чтобы отказаться, надо было бы писать заявление: идея явно нездоровая). Насколько все это может быть серьезно?

По мнению замдиректора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрия Горлина, следует положительно оценивать то, что разработчики ГПП «ушли от полупринудительного подталкивания людей к направлению своих средств в негосударственные пенсионные фонды (НПФ), перейдя на добровольный формат».

«Даже мягким понуждением заталкивать людей в систему, от которой они непонятно что получат, с моей точки зрения, неправильно — и в моральном, и в социальном плане, — подчеркнул экономист в беседе с корреспондентом „Росбалта“. — Поэтому очень хорошо, что ГПП будет базироваться на добровольных принципах участия».

При этом эксперт обратил внимание на то, что целых три последних года разработчики «настаивали на этой квази-обязательности» дополнительных пенсионных накоплений: они понимали — если взносы будут поступать в добровольном порядке, вряд ли сколько-нибудь значительное число людей на эту схему подпишется.

Увы, это правда. Как напомнил эксперт, даже если вынести за скобки низкий уровень доверия, что очень важно для долгосрочных пенсионных накоплений, то у подавляющего большинства населения РФ просто нет возможности что-либо накапливать. Две трети наших граждан вообще не имеют накоплений. У 70% зарплата ниже средней — менее 43 тысяч рублей. А для тех нескольких процентов, которые действительно что-то сберегают, встает другой вопрос: о рациональности использования именно этого инструмента в качестве сбережений.

Как рассказал Горлин, согласно его расчетам, в целом по рынку негосударственных пенсионных фондов (НПФ) за период с 2005 года, когда в полной мере заработал рынок обязательного пенсионного страхования (ОПС), доходность пенсионных накоплений в НПФ для будущих пенсионеров составила в среднем где-то 5-6% годовых, когда инфляция была 9% (оценка, возможно, и завышена: не всегда то, что отражено в балансах, соответствует реальности). Известны также случаи пропажи денег в НПФах.

«При этом, для сравнения, даже такой консервативный и доступный для каждого, кто может и хочет накапливать, инструмент, как депозит в крупном банке, давал доходность  примерно соотносимую с инфляцией, — отметил эксперт. — При большей ликвидности: депозит можно забрать в любой момент, в отличие от пенсионных накоплений, получать которые до наступления пенсионного возраста нельзя. Да, по новой системе вроде бы предполагается, что, если что-то случится (болезнь и т. п.), человек сможет ими воспользоваться, но все равно —  ликвидность гораздо ниже. Доходность хуже, ликвидность меньше — и какая целесообразность пользоваться такими инструментами?»

Да, разработчики обещают новым вкладчикам налоговые льготы. Но, как напомнил экономист, участники НПФ по программам негосударственного пенсионного обеспечения и сейчас имеют право на налоговый вычет: для тех, кто отчисляет до 120 тыс. руб. в год (по 10 тыс. в месяц). Многих ли это прельстило? Отнюдь.

«Чтобы люди сами, и не в рамках корпоративных программ, а добровольно заключили договоры с НПФ, как они открывают вклад в банке или страхуют что-то — это измеряется, хорошо, если десятками тысяч человек на всю страну (если брать в расчет тех, кто отчисляет часть зарплаты в НПФ на постоянной основе), — подчеркнул Горлин. — Очереди в НПФ не стоят».

Зачем же было вообще огород городить с идеей ГПП? «Приводятся аргументы, связанные с необходимостью  „длинных“ денег для инвестиций в российскую экономику. Хотя уже много лет назад было показано: если исходить из интересов пенсионеров, то пенсионные накопления должны инвестироваться с большой степенью диверсификации, преимущественно в индексные инструменты на глобальных рынках, — отметил эксперт. — Поэтому, с моей точки зрения, образно говоря, ГПП — это очередная попытка вырастить пенсионный продукт, который не растет здесь. Упорство, достойное уважения. Но не растет он! И происходит это по фундаментальным причинам, выходящим далеко за рамки пенсионной проблематики».

Для сегодняшней России, как считает Юрий Горлин, более органичной является страховая пенсионная система, основанная на принципе солидарности поколений. Накопительные пенсионные системы, возможно, смогут иметь развитие в будущем, но в настоящее время наличие предпосылок для этого неочевидно.

Директор Института стратегического анализа Игорь Николаев также подчеркнул привлекательность идеи ГПП по сравнению с прежней концепцией ИПК, поскольку «то, что это обещают не в добровольно-обязательном, а просто в добровольном порядке — уже хорошо».

Однако эксперт обратил внимание, что предполагаемый ГПП не сильно отличается от того добровольного пенсионного страхования, которое и так в РФ существует. «Второй вопрос: а „центральный администратор“, который должен всех клиентов зарегистрировать — это зачем, если все в добровольном порядке? — спросил Николаев. — Если для того, чтобы гарантировать сохранность этого пенсионного продукта, то я хочу сказать: а вот, банковские вклады у нас тоже застрахованы, и система страхования работает, на 1,4 млн руб., которые Агентство по страхованию вкладов вам вернет, если банк обанкротится. И здесь никакой принудительной регистрации нет».

По мнению Игоря Николаева, какой-нибудь толк от ГПП может быть «при условии, что накопленное никуда не пропадет, не исчезнет», что для нашей страны далеко не самоочевидно. Да и позволить себе такую финансовую роскошь смогут гораздо меньше 10% россиян.

Член совета Конфедерации труда России, экс-замминистра труда РФ Павел Кудюкин скептически предположил, что все это — продолжающиеся попытки государства снять с себя социальную ответственность.

«Я не говорю, что вообще невозможно, чтобы люди стали накапливать себе не пенсию, — заметил Кудюкин. — Но для этого должны быть две предпосылки. На соответствующую сумму должны быть увеличены зарплаты, чтобы было откуда откладывать. Ну, и второй момент: конечно, здесь важное психологическое препятствие. Большинство сограждан наших не очень привыкли откладывать на будущее. Тем более, что есть весьма негативный опыт, того, что может произойти. И веры государству, даже если оно торжественно клянется, что все это будет гарантировано, и ежели что, оно возместит, тоже нет».

Леонид Смирнов

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 11°
Санкт-Петербург: 9°