eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

«Дело Егора Жукова»: три года условно и «цифровая тюрьма»

Студент ВШЭ не получил реальный срок, но, выходя из здания суда, заявил, что не стоит воспринимать как победу наказание невиновных людей.

14:19, 06.12.2019 // Росбалт, Москва

Фото Анны Семенец, ИА «Росбалт»

Кунцевский районный суд Москвы, признав студента ВШЭ Егора Жукова виновным, приговорил его к трем годам условного срока с лишением права заниматься администрированием сайтов в Сети на два года. Зачитывая Жукову приговор, судья Светлана Ухналева подчеркивала, что он сам именно администрировал свой видеоблог в YouTube.

«Во-первых, я надеюсь, мы все научились не воспринимать как победу наказание невиновных людей. Я рад, что я на свободе, но все-таки это (условный срок — „Росбалт“) — совершенно несправедливая вещь. Во-вторых, я надеюсь, мы все понимаем: нельзя отделять свою деятельность по защите политзаключенных и несправедливо осужденных от политики. Они превратили суд в институт репрессивный. Мы должны понимать, что это все политика. И, в третьих, я от всей души хочу поблагодарить всех, кто боролся за мое освобождение. Публично или не публично — не важно. Я рад тому, что вы все стоите здесь. Спасибо-спасибо-спасибо всем», — высказал мнение Жуков, комментируя свой приговор на пороге здания Кунцевского районного суда.  

На выходе его встречали друзья и сторонники, заполонившие все прилегающие к суду тротуары. Среди них оказался и репер Oxxxymiron, который неоднократно приходил на заседания по делу Жукова в знак поддержки. «В современных реалиях мы воспринимаем условный срок как оправдательный приговор. Но по факту он условный только потому, что каждый, кто поддерживал Егора и привлекал внимание к ситуации, это делал», — заявил репер, призвав собравшихся не забывать о тех, кто до сих пор находится под арестом в рамках «московского дела».

Напомним, Жукова задержали после одной из московских акций протеста против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму — по обвинению в массовых беспорядках. Однако после ареста развернулась масштабная общественная кампания в его защиту, к которой подключились в том числе студенты и преподаватели ВШЭ, где он учится, и обвинения в беспорядках с Жукова частично сняли. В частности, потому, что на видео, которое якобы подтверждало виновность Жукова, был совершенно другой человек. Но почти сразу предъявили новое — в призывах к экстремизму, которые нашли в четырех его видеороликах на канале в YouTube.

Дело Жукова рассмотрели за два заседания. На первом выступил сотрудник Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ Александр Коршиков — кандидат физико-математических наук, который несколько лет назад прошел двухгодичные курсы переподготовки по лингвистической экспертизе. Именно он проводил экспертизу роликов Жукова, обнаружив в них «мотивы ненависти и вражды», а также «призывы к борьбе с властью с произвольным выбором форм протеста». Что не исключает и насильственных методов, посчитал Коршиков.

На втором заседании адвокаты просили суд выслушать и других экспертов: доктора филологических наук Нину Добрушину, эксперта при Минюсте Нину Сафонову и ведущего научного сотрудника Института русского языка Ирину Левонтину. Суд отказал, усомнившись в их квалификации. Экспертные заключения специалистов ВШЭ, представителей РАН и члена Гильдии лингвистов-экспертов судья Ухналева тоже отказалась приобщать к делу, и в проведении дополнительной лингвистической экспертизы необходимости не увидела. То есть — практически ни одного ходатайства со стороны защиты суд не удовлетворил.

«Основное доказательство по делу — это экспертиза специалиста ФСБ Коршикова, который не имеет ученой степени в области лингвистики или филологии. Он произвольно трактует понятия, пишет о мотивах „политической ненависти или вражды“ в действиях Егора, не видит различия между ненавистью или враждой, хотя Верховный суд обязывает четко их разграничивать», — подчеркивал в своем выступлении адвокат Жукова Леонид Соловьев.

Защитник также отмечал, что определение слова «протест» Коршиков брал не из словарей, а из «современного политического дискурса». Что это за дискурс, эксперт объяснить не смог.

Коршиков в своем заключении подтвердил, что «Жуков призывал к любым формам протеста, под которыми в том числе можно понимать насильственный протест». Но как заметил адвокат Мурад Мусаев, отвечая на уточняющий вопрос, тот же Коршиков заявил в суде, что Жуков прямо не призывал к насилию. По мнению Мусаева, нельзя строить обвинение на предположении о том, что мог иметь в виду человек.

В своем заключительном слове Егор Жуков постарался объяснить суду, какой смысл он вкладывал в свою работу на YouTube -канале. По его словам, он действительно выступал с критикой действующей власти. При этом даже в одном из тех роликов, за которые он был осужден, Жуков прямо проговаривает: «Я не устану повторять, власть в России можно сменить только мирным путем, мирный протест в два раза эффективнее насильственного». Жуков подчеркнул, что именно ответственность за свои действия и за происходящее в стране он считает одной из основ для благосостояния России. Вторая основа — это любовь. Но, она невозможна без доверия, а настоящее доверие зарождается во время совместной деятельности, считает он. «Во-первых, совместная деятельность — редкое явление в стране, где не развита ответственность. Во-вторых, если совместная деятельность все-таки где-то проявляется, она тут же начинает восприниматься охранителями как угроза. И неважно, чем ты занимаешься — помогаешь ли заключенным, выступаешь ли за права человека, охраняешь ли природу. Рано или поздно тебя настигнет или статус „иностранного агента“, либо тебя просто так закроют. Государство ясно дает понять: ребята, разбредитесь по своим норкам и друг с другом не взаимодействуйте. Собираться друг с другом больше двух на улице нельзя — посадим за митинг. Работать вместе по социально полезной повестке нельзя — дадим статус „иностранного агента“. Откуда в такой среде взяться доверию, и в итоге — любви? Не романтической, а гуманистической любви человека к человеку», — отметил Жуков.

По его мнению, единственная социальная политика, которую последовательно проводит Российское государство — это разобщение. «Так государство расчеловечивает нас в глазах друг друга. В его глазах мы уже давно расчеловечены. Как иначе объяснить такое варварское отношение к людям с его стороны? Отношение, которое каждый раз подчеркивается избиениями дубинками, пытками в колониях, игнорированием эпидемии ВИЧ, закрытием школ и больниц», — напомнил обвиняемый.

По словам Жукова, единственный традиционный институт, который подлинно чтит и укрепляет нынешнее правительство — это самодержавие, которое норовит сломать жизнь любому, кто искренне хочет добра своей родине, кто не стесняется любить и брать на себя ответственность. «В результате гражданам нашей многострадальной страны пришлось выучить, что инициатива наказуема, что начальство всегда право просто потому, что оно начальство, что счастье здесь, может быть, и возможно — но только не для них», —  выразил мнение Жуков.

«Я действительно желаю видеть в своих гражданах два этих качества — ответственность и любовь. Ответственность за себя, за тех, кто рядом, за всю страну. Любовь к слабому, к ближнему, к человечеству», — так попытался объяснить Жуков мотивы, по которым завел видеоблог. И именно это, по его словам, еще раз доказывает, что он не мог призывать к насилию, поскольку насилие развязывает руки и ведет к безнаказанности, а значит — и к безответственности.

Однако суд счел, что доказательств, представленных обвинением, достаточно. Технику, изъятую при повторном обыске в квартире Жукова, постановили вернуть, а фигурки трех лягушек, попавших на фон крамольного видео — уничтожить.

Анна Семенец

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 2°
Санкт-Петербург: 5°