eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Новый глава Минздрава начал с ошибок

Михаил Мурашко заявил, что от некомпетентности врачей 70 тысяч пациентов в год получают осложнения. Что не так с цифрами, поясняет профессор Василий Власов.

15:18, 10.02.2020 // Росбалт, Москва

Vvvla, CC BY-SA 4.0, Википедия

Новый министр здравоохранения Михаил Мурашко на встрече с ректорами медицинских вузов заявил, что врачебные ошибки ежегодно приводят к тяжелым осложнениям больше чем у 70 тысяч пациентов. Сколько человек умирает в результате неправильных действий врачей, чиновник не сказал, ограничившись примерами. Так, по словам главы ведомства, от простого лидокаина каждый год гибнут около 25 пациентов, и минимум один-два — от неправильного использования медицинских каталок для «скорой помощи».

По мнению Мурашко, вопросы безопасности медицинской помощи и обращения с лекарствами нужно включить в программу обучения будущих врачей. А также не мешало бы научить их эмпатии, потому что большинство жалоб на медработников сегодня именно по этой части.

Можно ли решить проблему врачебных ошибок, откорректировав учебные планы, «Росбалт» спросил профессора кафедры управления и экономики здравоохранения ВШЭ, члена Общественного совета при Минздраве, президента «Общества доказательной медицины», доктора медицинский наук Василия Власова.

— По словам министра, от врачебных ошибок в России страдают больше 70 тысяч человек в год. Что следует понимать под врачебными ошибками? Какая ситуация с этим в других странах: мы в числе худших или это средний показатель?

 — Михаил Мурашко — профессионально деформированный бюрократ. Врачом он никогда в своей жизни не работал. Более того: в бытность его главой Росздравнадзора ведомство вообще не занималось контролем качества медицинской помощи. В 2015 году федеральная антимонопольная служба специальный доклад выпустила на этот счет, пытаясь заставить надзорный орган выполнять свою работу. Но они как не занимались этим, так до сих пор по-настоящему не занимаются.

Цифры, которые назвал Мурашко, не имеют под собой никакого основания и к тому, что происходит в медицинских организациях в реальности, никак не относятся. Не существует никакой статистики, которая бы их оправдывала.

Действительно, медицинская деятельность опасна. Действительно, люди страдают. Но большая часть ошибок не приводит ни к каким негативным последствиям. Например, у нас огромное количество врачей выписывают пациентам гомеопатические препараты, чего делать не должны. Формально речь идет о врачебной ошибке. Но к тяжелым последствиям для здоровья пациентов она не ведет.

Для того, чтобы система работала, нужно заниматься выявлением обстоятельств, которые приводят к принятию ошибочных решений, и устранять их. Основные причины: дефекты организации медицинской помощи и отсутствие даже базовых расходников, необходимых врачам, не говоря уже о лекарствах. Например, медицинских перчаток или подкладных простыней. Вы наверняка слышали историю о том, как люди в больнице спали на стиранных одноразовых простынях — из морга. Вот что ведет к основным, самым тяжелым осложнениям. А совсем не то, что у нас там что-то не прописано в учебных программах медицинских вузов.

К сожалению, при отсутствии правильной организации финансирования медицинской деятельности власти взяли ложный курс, в основе которого давление на врачей и привлечение Следственного комитета. Сначала чиновники прописывают в порядках оказания медицинской помощи детали, а потом наказывают врачей за уклонение. Это дорога в никуда.

— По словам министра, только от неправильного применения лидокаина у нас умирают не меньше 25 человек в год. Пациенты гибнут даже от неправильной эксплуатации медицинских каталок. У нас настолько все плохо, что медработники даже каталками не умеют пользоваться? Или проблема не во врачах? Мне тут недавно рассказали историю о том, что женщину с переломом шейки бедра не могли спустить с 12 этажа просто потому, что фельдшером оказалась женщина, а водитель помогать отказался. Пришлось призвать на помощь соседей. Но вот насколько они обучены пользоваться каталками — большой вопрос.

 — Что касается неправильного использования каталок, хотел бы обратить ваше внимание на видео из поликлиники, где женщина с травмированной ногой на четвереньках поднимается по лестнице — в рентген-кабинет. Боюсь, что почти во всех тех случаях, о которых говорит министр, проблема в том, что каталки попросту сломаны или людей вообще носили на каких-нибудь досках.

Что касается лидокаина, лекарства вообще сплошь и рядом вызывают непредсказуемые аллергические реакции. И человека могут просто не успеть спасти. Да, такое бывает. Но это — не основная проблема нашей медицинской помощи. Для начала стоило бы разобраться с переработками у врачей, причем без оплаты. Они устают и просто не могут уже нормально оказывать медицинскую помощь. Но Мурашко категорически не хочет этим заниматься, потому что это требует средств и внимания. Куда проще нажать на врача или угрожать наказанием.

Анна Семенец

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 18°
Санкт-Петербург: 16°