eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Низкая ставка мешает росту

Цены сдерживаются реальными доходами населения, которые до сих пор не достигли даже докризисного уровня. Но при этом перестает расти и экономика.

15:42, 17.02.2020 // Росбалт, Москва

Фото ИА «Росбалт», Людмила Семенова

В прошлом году реальные доходы населения выросли лишь на 1,5%. До сих пор они остаются на более низком уровне, чем в 2014 году. Зарплаты тоже замедлили рост: с 7,4% в 2018 году до 2,5% в прошлом. Наряду с жесткой монетарной политикой Центробанка именно уровень доходов тормозит инфляцию, и после непродолжительных, но довольно резких скачков потребительские цены вновь стабилизируются, отмечают авторы «Мониторинга экономической ситуации в России», который выпускают РАНХиГС и Институт Гайдара.

Повышение НДС и ослабление рубля в начале 2019 года разогнали цены до 5,3%. Продовольственная инфляция своих пиковых значений достигла в мае — 6,4%, но медленный рост доходов населения, хороший урожай и ужесточение монетарной политики ЦБ сдержали цены, а дальше темпы их роста пошли на спад. Относительно стабильная ситуация на мировых финансовых рынках способствовала плавному снижению продовольственной инфляции, а с июня по сентябрь она даже ушла в минус — впервые с 2011 года на столь длительный период.

Что касается непродовольственной инфляции, по итогам года сильнее всего подорожали лекарства — почти на 7%, моющие и чистящие средства — около 5%. Табачные изделия подскочили в цене на 11%. Среди платных услуг населению заметно подорожали проезд — на 6,1%, и образование — на 5,6%.

«Рост цен на лекарства — это мировой тренд. Здесь мы находимся в той же динамике, что и весь мир. Ведь у нас же лекарства в основном импортные, и дорожал преимущественно импорт. Препараты из списка жизненно важных, цена на которые регламентируется государством, не дорожали. А вот сложные сосудистые, кардиологические лекарства действительно выросли в цене, может даже больше, чем 7%», — считает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

Что касается бытовой химии, то здесь цены выросли в пределах инфляции, которая в начале прошлого года тоже была 5%. «Другое дело, что к концу 2019 года инфляция пошла вниз, а цены — нет. Это так называемый „эффект храповика“. Знаете, в машинах есть такой механизм — храповик, который не дает колесам назад проворачиваться. В цене товары могут расти сколько угодно, но к прежнему уровню потом вряд ли вернутся. То же самое будет с медицинскими масками, которые подорожали в десятки раз. Ажиотаж пройдет, и цены начнут падать, но все же не достигнут стартовой цены и будут на два-три рубля дороже», — подчеркнул собеседник «Росбалта».

На протяжении трех лет инфляция в России находится либо ниже целевого ориентира, либо незначительно превышает его. По итогам 2019 года она составила 3%. На этом фоне ЦБ пять раз снижал ключевую ставку — с 7,75% до 6,25%. Замедление инфляции сопровождалось снижением инфляционных ожиданий. В целом, их уровень пока остается высоким. Но если инфляция продолжит снижаться, она потянет и их за собой.

«ЦБ при оценке ключевой ставки всегда ориентируется на инфляционные ожидания населения. Это один из основных параметров. Насколько он точный, мне сказать сложно. Но население, как правило, более ответственно подходит к этому вопросу, чем производители. Люди каждый день покупают продукты, поэтому лучше чувствуют, что происходит с ценами. Хотя инфляционные ожидания, как правило, все равно в 2-2,5 раза выше реальной инфляции, потому что внимание чаще обращают на то, что подорожало. Но инфляция — это взвешенный показатель, который учитывает и снижение цен на отдельные категории товаров. Если ЦБ видит, что инфляционные ожидания населения снижаются, значит, инфляция как минимум расти не будет. И тогда у Банка России есть все основания понизить свою ключевую ставку. А это важнейший индикатор для экономики», — объяснил Остапкович.

Как отмечают авторы мониторинга, ужесточение монетарной политики в конце 2018 года позволило снизить риски ускорения инфляции. «Но если поддерживать положительную реальную ставку процента достаточно долго, это может привести к снижению темпов экономического роста», — предостерегают они.

«Реальная ставка — это разница между ключевой ставкой и инфляцией. Например, ключевая ставка у нас сегодня 6%, инфляция — 2,5%, а реальная ставка — 3,5%. Поддерживать ее искусственно не надо. Центробанк должен смотреть, как ведет себя инфляция — и, исходя из этого, устанавливать ключевую ставку. Реальная ставка в 3,5% в мире, вообще-то, считается очень высокой. В цивилизованных странах разница между ключевой ставкой и инфляцией — максимум 2%. Высокий уровень реальной ставки действительно бьет по экономике, потому что если ключевая ставка 6%, значит, банковские кредиты будут еще дороже — 8-10-12%. Конечно, экономика заинтересована в снижении этой разницы. С учетом того, что инфляция у нас сегодня чуть больше 2%, ключевая ставка ЦБ должна быть на уровне 4-5%, а у нас она 6%.Зачем Центробанк так делает? У него нет задачи обеспечить экономический рост. Его задача — понизить инфляцию. Экономический рост — это забота Министерства экономики. Но ни ЦБ, ни Минэкономики не отвечают за финансовые потоки. Этим занимается Минфин. Нет координирующей связи, и цели у разных ведомств разные», — заметил Остапкович.

По прогнозам РАНХиГС и Института Гайдара, в начале 2020 года инфляция продолжит снижаться и может опуститься даже ниже 2% в годовом выражении. В ответ на это ЦБ, вероятно, продолжит смягчение денежно-кредитной политики. Но уже к концу этого года на фоне восстановления внутреннего спроса темпы роста потребительских цен могут вернуться в диапазон 3,5-4%.

Анна Семенец

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 4°
Санкт-Петербург: 5°