eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Если евро поднимется до 95 рублей, подорожает все

Сейчас в России идет вялотекущая девальвация, но точка невозврата еще не пройдена, и цены на импорт пока не растут, считает экономист Георгий Остапкович.

13:32, 24.09.2020 // Росбалт, Москва

Фото с сайта issek.hse.ru

Рубль планомерно катится вниз. О том, когда вслед за ним последуют цены, рассуждает директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

— Как ситуация на валютном рынке скажется на ценах в российских продуктовых магазинах?

 — Совершенно очевидно, что идет вялотекущая девальвация рубля. Постепенно мы добрались уже до 90 рублей за евро. Для бюджета в этом есть даже определенная польза. Но не для населения. Падение национальной валюты всегда вызывает тяжелую ситуацию по закупке импорта. Значит, начнут дорожать импортные комплектующие, техника, продукты, а у нас это очень большая процентная составляющая и в оборудовании, и в продовольствии. Пока ситуация более или менее под контролем Центробанка, и каких-то заметных инфляционных признаков, несмотря на падение рубля, сейчас нет. Почему? Потому что падают доходы населения: за второй квартал — на 8%. Если сравнивать с 2019 годом, россияне недополучили за эти три месяца чуть больше триллиона рублей. В результате упал платежеспособный спрос, а когда это происходит, производители и торговля, теоретически, не могут повышать цены. Люди просто не будут покупать, у них нет денег.

Сегодня, по моим оценкам, инфляция стоит на самом низком уровне за весь постсоветский период. Фактическая ключевая ставка у нас почти нулевая: ставка Центробанка — 4,25%, ожидаемая инфляция по итогам года — 4%. Значит, реальная ставка — 0,25%, почти — как в Европе. Однако меня пугает, что падение рубля идет на постоянной основе, маленькими незаметными шажками. Лучше бы он бабахнул разок и остановился. Но вместо этого мы видим вялотекущее ухудшение положения российской валюты. Все это происходит на фоне глобальной неопределенности. Во-первых, не очень понятно, что происходит с коронавирусной инфекцией. Мы видим, что вторая волна уже покатилась по Европе, и добралась до России. Идут разговоры об антироссийских санкциях, связанных с выборами в Белоруссии и историей с Навальным. Весь мир ждет итогов выборов президента США: кто там придет и разразится ли торговая война между США и Китаем. Вы понимаете, если начнет «чихать» Китай или Америка, «заболеют» все, мы в том числе, потому что Китай для нас — основной рынок сбыта топливно-энергетических и сырьевых товаров. Во всей этой неопределенности тоже есть инфляционная составляющая. Но еще раз повторю, что для российского бюджета это неплохая история.

— Получается, бюджет отдельно, граждане — отдельно?

 — Все время так было, в этом нет ничего нового и удивительного. Если евро закрепится на уровне 90 рублей, а доллар — 76 рублей, бюджет только выиграет. При этом населению серьезных трудностей это пока не сулит.

Магазины продолжают работают на старом импорте, но в обозримой перспективе при таком курсе он все же должен подорожать. Кроме того, у нас на подходе октябрь—ноябрь, а значит, заканчиваются налоговые каникулы, субсидированные кредиты предприятиям, выданные в честь пандемии. Каждое пятое-шестое предприятие не сможет расплатиться по взятым весной обязательствам, начнутся банкротства, дефолты по долгам. Нам грозит внутренняя экономическая турбулентность. Если бизнес не будет возвращать долги по кредитам, начнутся проблемы у банков, которые продолжают выплачивать депозиты.

Ситуация прединфляционная. Но даже если инфляция начнет расти, за пределы 4,3% она не выйдет, поскольку доходы населения снижаются, падает инвестиционная активность, и предприятия, которые живут в условиях конкуренции, просто не смогут повышать цены.

— Падение рубля довольно продолжительное, запасы импортных товаров по старым ценам рано или поздно закончатся. Что подорожает в первую очередь?

 — У нас в 2013 году доллар стоил 30 рублей, к 2020 году он вырос в 2,5 раза. Так что этот тренд действительно весьма продолжительный. Быстрее всего рост цен мы увидим на непродовольственных товарах: комплектующие, техника. Что касается продуктов, подорожают те, где преобладает импортная составляющая. Причем даже не в самих товарах, но и в обслуживании. Все считают, что тамбовская картошка — абсолютно наша отечественная продукция. Но в ней отечественного — только солнце, земля и труд рабочих. Семенной материал голландский, поливальные машины тоже импортные, трактора белорусские, амортизация иностранная. Если все это собрать, то тамбовская картошка тоже становится на 50% импортной. Даже упаковочный материал — и тот иностранный.

Конечно, картошка сразу дорожать не будет. Первым делом цены поднимут на премиум сегмент, деликатесы. Но высокодоходное население и так узнает о росте цен из газет, для них это не проблема. При этом за счет повышения цен на премиум-сегмент, розничная торговля сможет на какое-то время удержать на прежнем уровне стоимость товаров повседневного спроса. Но вы понимаете, что долго такой процесс продолжаться не может. Закупочные цены растут, и если разгонится инфляция, при таком подходе продавцы начнут терять рентабельность. В результате они вынуждены будут повышать цены на все.

Пока курс не дойдет до отметки в 93-95 рублей за евро, россияне, я думаю, инфляцию не почувствуют. Но дальше наступит точка невозврата, когда ни производители, ни торговля уже не смогут держать цены, и начнут их повышать, даже несмотря на снижение платежеспособного спроса. Если сейчас низкодоходное население тратит на продукты питания 50% своего дохода, будет тратить 60-70%, а это уже крутая черта попадания в зону бедности.

Анна Семенец

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 3°
Санкт-Петербург: 4°