eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Америка обскачет Россию на Луне?

Наша страна не вошла в новое соглашение по освоению космоса. Чем это грозит, рассуждает ведущий научный сотрудник Института космических исследований РАН Натан Эйсмонт.

18:03, 22.10.2020 // Росбалт, Москва

Фото с сайта hse.ru

NASA на днях подписало «Соглашения Артемиды» по освоению Луны с Австралией, Великобританией, Италией, Канадой, Люксембургом, Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ) и Японией. России, как и Китай, остались за бортом. Во всяком случае — пока. Дополнительный интерес вызывает соглашение, заключенное американским космическим ведомством с не менее известной финской компанией Nokia на развитие сетей беспроводной связи на Луне. Это придает дополнительную интригу ситуации. С корреспондентом «Росбалта» беседует ведущий научный сотрудник Института космических исследований РАН Натан Эйсмонт.

— Натан Андреевич, как всегда, хочется понять, насколько это все серьезно. Сколь оправдано опасение, что в 2024 году оборотистые янки вкупе с итальянцами, японцами и даже арабскими шейхами, веселой гурьбой рванут на Луну, где станут весело болтать по телефонам Nokia, а мы с китайцами, останемся «на бобах»?

 — Ну, если серьезно, то, да, «Артемида» — безусловно очень важная часть на пути продвижения к Луне с посадкой и возвращением. И это не самоцель. Как повторяется многократно в американских заявлениях. Это промежуточная задача на пути к решению главной — экспедиции на Марс.

Причем Луна — не промежуточный пункт на пути некоей экспедиции к Марсу, а именно фаза проекта. Его участники должны будут отработать в условиях, максимально приближенных к реальности, но все-таки на более близком расстоянии, технологии будущей марсианской экспедиции. Нужно будет обеспечить астронавтам или космонавтам автономное существование в условиях, весьма отличных от земных.

— Лунные же условия от марсианских отличаются, но не сильно?

 — Конечно. На Луне атмосферы нет, а на Марсе есть, но очень редкая. Надо выявить все возможные препятствия и решить, как их обойти.

Итак, «Соглашения Артемиды» — начальная фаза, и ее финал — исследование поверхности Луны с участием экипажа. Эта часть состоит из трех полетов. Сначала — автомат (как, собственно, и в нашей программе). Затем облет Луны без экипажа, и завершающая часть — 4 человека летят туда. Посадка, сбор образцов грунта порядка 30 килограммов, и возвращение.

Для этой цели на лунной орбите будет развернута станция вроде Международной космической, МКС. Она будет значительно меньше, в большой просто нет необходимости. МКС имеет массу порядка 400 тонн. Здесь, на орбите Луны, будут десятки тонн. Эта станция промежуточная перед посещениями поверхности Луны.

Еще не все решено насчет того, как будет применяться сама станция. В «легком варианте» — астронавты летят с Земли, по пути их корабль выходит на окололунную орбиту, но станция в их путешествие не включена. В других вариантах, они будут какое-то время жить на этой станции. Считается, что на орбите жить удобнее, чем на поверхности Луны.

«Ха-ха, сэр»: почему Маск победил Рогозина SpaceX, где работают 8 тысяч человек, делает примерно столько же, сколько весь российский космос с 250 тысячами, считает глава Института космической политики Иван Моисеев.

— Насколько это все реально?

 — Надо сказать, что американцы подошли к делу весьма практично. Если делать все с нуля, то срок в 2024 год был бы совсем фантастическим. А так — шансы есть, хотя это и напряженно.

Они заявили, что это будет существенно дешевле первого американского проекта. И хотят по максимуму использовать все лунные технологии, что у них есть. Ну, конечно, дешевле всего было бы взять корабль «Сатурн-5», на котором они летели на Луну в 1969 году, и использовать вторично. Но это шутка: того «Сатурна» уже нет, и его не повторить, однако все технологии проанализируют и используют.

Скажем, пороховые ускорители — практически те же, что на «Шаттле», только удлиненные. И двигатели жидкостные — новые, но с использованием прежних технологий. Они, кстати, чуть похуже наших РД-180, но тоже ничего. Они не прошли еще достаточной отработки, некоторые риски остались. В других узлах — тоже повторение с новыми возможностями. И это очень правильно.

Главная, пожалуй, проблема для такой экспедиции — галактическая (космическая) радиация. Не будет вспышек — все нормально будет. А вот если они будут… Радиационная защита в принципе решаема — но это более тяжелый вес корабля. Экспедиция- то ведь года на полтора — тогда как на Луну слетать займет всего пару недель. Окололунная станция позволит все-таки понять, как избежать неожиданностей.

К Марсу они очень серьезно относятся. Вон, задача того аппарата Perseverance («Настойчивость»), который уже в ближайшее время достигнет Марса — взять марсианские породы. Они хотят вернуть марсианский грунт: сейчас собрать и заготовить. Чтобы следующий аппарат прилетел и забрал… Они хотят добыть кислород из углекислого газа — масса всяких новшеств.

— Ну, и, как всегда в таких случаях — а что же мы?

 — Они пригласили всех, включая и Роскосмос. Но… Пока мы не ответили. Безусловно, это решают не глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин и не глава NASA. Такие решения могут приниматься только на высшем уровне.

Что может беспокоить нашу сторону? Видите ли, на МКС главные все-таки мы. Нашего «железа» там больше, причем, гораздо больше. Мы больше всех вложили в запуски. А в нынешней версии, Роскосомос — может быть, и существенная часть, но главная-то — все равно, американцы. Возможно, нам это не очень нравится.

— А как бы мы хотели в нашем нынешнем положении?

 — В свое время советская экспедиция Л-1 была доведена до такого уровня, что собирались уже и человека запускать. Носитель — «Протон», а спускаемый аппарат — практически тот же «Союз». При подготовке последнего запуска колебались: с человеком или без? И в конце концов, отправили все-таки автомат, и успешно.

А потом программу закрыли, поскольку эту гонку — за пилотируемым полетом — проиграли американцам. Пропагандистского смысла не было. А технически все было реализуемо. Но все-таки, это очень дорого. Хотя очень многие у нас жалеют, переживают, особенно в совокупности с нашим «Бураном», космическим самолетом, который тоже не реализовался.

Но направление «Буран» — «Шаттл» все-таки оказалось тупиковым. «Шаттл» многоразовый американцами затевался и из соображений экономических: планировали его запускать более 10 раз в год. Но такого спроса на эти полеты не нашлось — и оказалось, что это крайне разорительно. Пуск одного «Шаттла» — $500 млн, тогда как «Союза» — 70 млн. Да и уровень надежности у «Шаттла» не тот. У нас тоже поняли, что необходимости в столь частых пусках нет. Многоразовость проиграла, и только сейчас Илон Маск показал, что у него многоразовость не привела к росту цены.

Американцев манит «небесная нефть» Единственный привлекательный ресурс на Луне, куда собрался Трамп — это гелий-3, который можно использовать как топливо для термоядерных реакций.

В пилотируемой космонавтике мы все еще на уровне американцев. В проекте «Венера-Д» американцы изначально на второй роли, и это их устраивает. Глядишь, удастся в 2029 году и запустить. С научной деятельности в космосе у нас, слава Богу, хорошо. Вот взять СРГ — спутник, который проводит исследования в рентгеновском диапазоне, двигаясь по орбите в окрестности солнечно-земной точки вибрации, находящейся в полутора миллионах километров от Земли. И там есть немецкий и российский рентгеновские телескопы. Так российский телескоп — с американскими зеркалами, и это реализовано в самый разгар санкций!

— Ну, так и что же?

 — Посмотрим, как будут развиваться события. Глупо было бы «Артемиду» игнорировать. Надеюсь, что на такую самоизоляцию мы все-таки не пойдем. Думаю, найдут какой-то вариант, чтобы это не выглядело несправедливо скромно для нас.

— А Китай не участвует?

 — Китай не участвует. У нас не слишком часто вспоминают о том, что КНР же под санкциями, куда более серьезными, чем РФ. Вся их ракетно-космическая промышленность нами подготовлена. Это реплики многих советских проектов, если посмотреть.

— А что же с этой Nokia, которую мы привыкли с 1990-х годов ассоциировать с изящными телефончиками в руках молодых людей, «встроившихся» в рынок? Это нужно для астронавтов — или же для нового витка развития сотовой связи на земле?

 — Нет, для земной связи это совсем не нужно. Спутники связи нормально себе работают на околоземной орбите, на высоте до 1000 км от Земли — а тут 360 тысяч км, куда это и зачем?

Это в интересах исследования именно Луны. Участие Nokia — это даже не то, чтобы новость. Само по себе то, что это нужно, произносилось уже давно. Раньше это были бумажные проекты, а этот выглядит серьезнее. И у нас были такие предложения от имени ЦНИИМАШ, но больше теоретического характера. Похоже, сейчас это обретает реальные черты.

— Для самих США, в какой мере это политика? Учитывая, что президентские выборы на носу?

 — Такие вещи — всегда политические. Задача человечества — и ее возглавят США! Прославление Америки.

Кто при этом президент — не так важно (хотя иногда становится важным). При Обаме ведь про Луну забыли (хотя даже в Роскосмосе помнили). Это было заменено другой задачей: добыча образцов грунта астероидов! Тоже задача впечатляющая: предполагалась было экспедиция на астероид. Но лететь туда далеко, страшно. Поэтому они хотели захватить автоматом астероид и затащить его на околоземную орбиту. Были выбраны маленькие астероиды диаметром метров 5-7. А дальше — послать команду, которая буквально молотками станет откалывать грунт с астероида и отсылать на Землю. Были созданы уже скафандры для этого.

Но пришел Трамп и сказал: нет, это скучная задача, давайте более амбициозную. Что теперь и делается. Артемида — это близнец Аполлона, к тому же дама. Одно подходит к другому. Продолжение того, что было, на новом, вдохновляющем уровне.

Беседовал Леонид Смирнов

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 2°
Санкт-Петербург: 7°