eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Как школа убивает критическое мышление

Образование, которое строится по формуле «в твои лета не должно сметь свои суждения иметь», заведомо ставит детей в позицию проигравших.

17:32, 03.11.2020 // Росбалт, Москва

Фото предоставлено образовательной компанией Modum Lab

По данным Британской высшей школы дизайна 65% сегодняшних школьников, детей поколения Z, будут работать в несуществующих пока профессиональных областях. Как подготовить их к будущему, о котором мы сами так мало знаем? Чему и как учить, если ответ на любой вопрос нагуглить можно едва ли не быстрее, чем вспомнить? Насколько пригодна для этого школа в ее современном формате? Своим мнением с «Росбалтом» поделился академик Российской академии образования, профессор кафедры психологии личности факультета психологии МГУ, директор Школы антропологии будущего РАНХиГС Александр Асмолов. Полную версию разговора смотрите на Youtube-канале «Росбалта».

По словам собеседника агентства, современной школе нужна другая типология задач — с неизвестными данными, с избыточными данными, а не задачи, в которых поезд, выходя из пункта А, непременно приходит в пункт Б. «Есть серьезный риск ригидности, закрепощенности мышления от того, что мы решаем только задачи формального типа с готовым набором условий. В свое время в физтех сдавали экзамен по математике, и никто из абитуриентов не смог решить одну задачу. Почему? В ней не хватило условий. Казалось бы, абитуриент, который на это укажет и напишет, что задача не имеет решения, был бы победителем в этой ситуации. Но не нашлось ни одного. Беда школы том, что она часто готовит к узкоколейному мышлению: только так, по-другому быть не может. Однако в жизни приходится решать задачи в условиях неопределенности. Вводных данных порой не хватает, и единственно верных ответов нет», — отметил Асмолов.

Пока чиновники и эксперты обсуждают на научных конференциях современные подходы к образованию, учителя продолжают вести занятия по учебникам, задавать на дом пересказ параграфа и ставить за сочинения тройки только потому что: «Твоего мнения очень много. Его никто не спрашивал».

«Школа памяти, школа дрессуры, школа, в которой действует формула „в твои лета не должно сметь свои суждения иметь“, убивает любое критического мышления и в буквальном смысле в условиях неопределенности заведомо ставит детей в позицию проигравших», — считает Асмолов.

Как сделать так, чтобы учитель не был инквизитором по отношению к детскому мышлению, чтобы не был убийцей самостоятельности, вступал в сотрудничество с ребенком и ни шагом, ни словом не нарушал его достоинство? По словам эксперта, в России и сейчас есть хорошие учителя и хорошие школы, которые решают эти вопросы. Но в этом пока нет системы, и в целом образование катится на старых рельсах.

«Переделывание систем — вещь невероятно трудная. Вы хотите изменить систему, тогда ответьте на вопрос: а кого вы хотите готовить — подданных или граждан? Вопрос о трансформации системы образования — политический. Это вопрос о том, хотим ли мы жить в культуре достоинства или культуре полезности, где человек — вещь, где действуют слова из романа Стругацких „Трудно быть богом“: „Умные нам не надобны, надобны верные“. Любая трансформация системы образования, и прежде всего ценностная, отвечает на вопрос: мы в культуре достоинства, где каждый человек — личность, и за права личности и возможность говорить свободно мы отдадим всю свою жизнь, или мы в культуре полезности», — отметил Асмолов. Внятного ответа на этот вопрос пока нет.

Другая проблема заключается в самой системе педагогического образования. «Как показал мой коллега Сергей Ениколопов в своем последнем исследовании, которое проводилось на кафедре психологии личности факультета психологии МГУ, за годы обучения в большинстве педвузов у студентов резко возрастают авторитарные агрессивные установки личности. В педвузах дают такие типы заданий, такой стиль поведения, такое направление коммуникации, что у студентов формируются тоталитарные установки. И если на первом-втором курсах они не были сильно выражены, то к концу обучения наши будущие учителя бронзовеют. Они во всем правы, они все знают. Пока наша система педагогического образования будет готовить мастеров авторитарности, специалистов кнута и пряника, ничего у нас с вами не получится. Мой замечательный друг Наум Коржавин говорил: „Смерть Советского Союза родится в педагогических университетах“, и я долгие годы повторял эту формулу. Чтобы готовить не подданных, а граждан, нужно создавать педагогику достоинства», — заключил Асмолов.

Анна Семенец

В проекте «Росбалт» об образовании «Учись с talkОМ» вместе с историками, педагогами, психологами, карьерными консультантами обсуждаем, чему и как учиться в современном мире. Еще вчера профессию выбирали раз — и на всю жизнь, а сегодня уже в 30 лет можно обнаружить, что полтора десятилетия учебы прошли вхолостую: от школьной программы в голове остались лишь «жи-ши» и таблица умножения, а специальность, указанная в дипломе, уже безнадежно устарела. Впопыхах люди начинают подыскивать новую нишу, разбираясь в профессиях, о которых к окончанию школы еще не слышали, а система образования продолжает готовить к новому миру по старым схемам. Если нельзя изменить систему, то, может, пора менять свой личный подход к обучению? Вместе с экспертами попробуем разобраться, как в этом непредсказуемом мире учиться с толком.

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -1°
Санкт-Петербург: 4°