eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Ковид: фейки от отчаяния?

Люди по советам из соцсетей готовятся спасать себя от коронавируса самостоятельно, поскольку не верят, что им поможет власть или полуразрушенная медицина.

17:45, 11.11.2020 // Росбалт, Москва

СС0 Public Domain

Фейки о коронавирусе распространяются в регионах, где с медициной все реально плохо. В такой ситуации советы из социальных сетей люди воспринимают как способ сделать хоть что-то, если не могут дождаться врача. Об этом, а также о том, какие слухи самые популярные, почему люди репостят именно их, и за распространение какой информации наказывают россиян, рассказала старший научный сотрудник Лаборатории теоретической фольклористики ШАГИ ИОН РАНХиГС, научный сотрудник Шанинки Александра Архипова в ходе онлайн-дискуссии в Сахаровском центре.

«С января 2020 года, когда весь мир еще не подозревал о неудачливом китайском поваре и его любви к летучим мышам, мы уже собирали слухи о COVID-19, которые распространялись в социальных сетях. С подачи ВОЗ, это явление стали называть инфодемией», — рассказала Александра Архипова.

По ее словам, такие тексты всегда возникают в ситуации социальной катастрофы. Как правило, информацию в них считают ложной. «Мы придерживаемся иной позиции. Мы собираем повторяющиеся тексты, которые распространяются через неформальные каналы коммуникации, и допускаем, что информация, которая в них изложена, подлинная. К примеру, в марте в Сети распространялся слух о том, что в столице введут карантин. Но он же случился, поэтому, строго говоря, постфактум информация подтвердилась», — отметила Архипова.

Тематически такие тексты можно разделить на несколько крупных блоков. Самых популярных — два. Первый, конспирологический, объединяет информацию о том, что никакой реальной опасности нет, власти используют коронавирус или эпидемию в своих целях — подчинить людей, отрепетировать цифровой контроль, заработать денег. Второй блок аккумулирует псевдомедицинские советы о том, что можно спастись от коронавируса водкой, чесноком, имбирем. Сюда же, по словам Архиповой, относятся советы о том, как себя тестировать.

Врачи на грани нервного срыва Незавидная участь медиков — это лишь частный случай крайне плачевного состояния отечественного здравоохранения, уверен петербургский психиатр Вадим Филиппов.

«Псевдомедицинские советы распространяются волнами: резко возникают, быстро сходят на нет, потом возникают снова. А вот посты, отрицающие опасность эпидемии, мало зависят от медийной подпитки. Коронаскептики есть всегда, и их теории распространяются более или менее ровно», — отметила Архипова.

Вопреки расхожему мнению, слухи репостят вовсе не дремучие люди, живущие где-то в глуши. На 73% это люди с высшим образованием. Обычные мужчины и женщины (поровну) от 40 до 60 лет, с маленьким числом подписчиков.

Казалось бы, слухи должны распространяться в наиболее страшные и опасные моменты. Однако весной наивысшее число заражений было 10–11 мая, а пик распространения слухов пришелся на конец марта. «После того, как 25 марта президент объявил по всей стране нерабочие дни, распространение слухов пошло на спад. То есть, когда Путин сделал заявление, на смену неопределенности пришла неприятная определенность, но людей это немного успокоило», — отметила Архипова.

Популярность слухов растет на фоне недоверия к официальной информации. Или в тех случаях, когда она отсутствует. Так, пока европейские страны одна за другой вводили карантин, а российские власти говорили, что нам ничего такого не грозит, в Сети стали распространяться советы некоего врача Юры из Уханя, предлагавшего, в частности, простой способ, якобы позволяющий определить, заболел человек или нет.

«Опрос Александра Велискиса показал, что, столкнувшись с новой угрозой, 40% россиян предпочитают рассчитывать на себя, 37% — на коллективную ответственность, и только 9% — на государство. В такой ситуации нам нужен инсайдер — такой же, как и мы. Им становится условный врач Юра, который якобы живет внутри ситуации, знает, как все устроено. Чем меньше люди доверяют власти, тем важнее для них такие фигуры и их тексты, которые они начинают репостить», — выразила мнение Архипова.

Количество фейков, по словам эксперта, снова стало расти в сентябре, когда все бурно обсуждали, закроют нас или не закроют. «Самым популярным стал пост с псевдомедицинскими советами от имени „специалистов в области здравоохранения“. В нем перечислены симптомы коронавируса с сайта ВОЗ и добавлена псевдомедицинская информация о том, что противостоять распространению коронавируса якобы можно с помощью щелочной пищи, превышающей кислотный уровень. Текст-рекордсмен уже набрал 228 тысяч репостов, и продолжает распространяться», — отметила Архипова.

Чем опасны рассылки в мессенджерах Конспирология является языком, с помощью которого слабо защищенные, не привилегированные люди объединяются, считает социальный антрополог Александра Архипова.

Но если весной четверть репостов всех слухов приходилась на Москву и Петербург, а в регионах ковид был не так силен, то сейчас на Москву приходится только 2% репостов этого текста. Зато его активно распространяют Поволжье, Сибирь, Урал. «Почему этот текст так популярен в регионах? Именно там сейчас происходит реальный коллапс медицины: люди ждут „скорую“ от 10 часов до нескольких дней, мест в госпиталях нет, омские врачи в знак протеста выгружали больных перед зданием регионального Минздрава. От отчаяния люди стали прибегать к самолечению и информировать друг друга о способах спасения. Именно поэтому пост с такой бешенной активностью распространяется в соцсетях. Это симптом того, что с медициной в этих регионах реально все очень плохо», — считает Архипова.

Есть и вторая база данных. Она содержит тексты, которыми интересовались правоохранительные органы, и за распространение которых россиян привлекали к административной и уголовной ответственности в рамках закона о фейках.

Казалось бы, псевдомедицинские советы и народные способы самотестирования могут быть опасны в первую очередь, потому что дают ложную уверенность в том, что ты не заражен или защищен. Отрицание угрозы — тем более. Ковид-диссиденты не носят маски, не соблюдают дистанцию, могут заражать других людей. «Следуя этой логике, в первую очередь правоохранительные органы должны наказывать за распространение именно такой информации. Но происходит иначе. В нашей базе 203 случая преследования за распространение слухов и мнений. Так вот, псевдомедицинских историй там ноль. Конспирологических теорий о том, что реальной опасности нет, а власти используют коронавирус в своих интересах, — 9%. При этом, 48% таких дел приходится на разного рода утверждения о том, что власти якобы скрывают информацию об эпидемии и ее последствиях. Например, что в больнице N больше заболевших, чем говорят. На втором месте информация о том, что власти якобы не выполняют свои обязательства. Сюда относятся, например, утверждения о том, что в больнице N не хватает средств индивидуальной защиты», — отметила Архипова.

«В результате этого анализа становится понятно, что в борьбе с фейками в приоритете государства оказывается не безопасность граждан, а легитимность властных институтов и непогрешимость их управленческих решений», — высказала мнение она.

И хотя распространяются слухи по всем социальным сетям, по словам исследователя, особое внимание фейкам правоохранители уделяют во «ВКонтакте» и WhatsApp, но почему-то не ловят распространителей в «Одноклассниках».

Анна Семенец

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -1°
Санкт-Петербург: 3°