eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Дети плохо говорят, но ЕГЭ ни при чем

Ответы у доски не учат школьников выражать свои мысли вслух, считает основатель Института публичных выступлений Ирина Баржак.

11:36, 30.12.2020 // Росбалт, Москва

© Фото пресс-службы Минпросвещения России

Опыт публичных выступлений есть у каждого. Все мы без исключения учились в школе и отвечали у доски: читали стихи, доклады, пересказывали параграфы. В крайнем случае — отвечали с места, но тоже перед всем классом. Казалось бы, этот формат — ответ у доски — изначально задумывался как раз для того, чтобы научить детей говорить, выражать свои мысли вслух, выступать перед аудиторией. Но до сих пор почему-то считается, что научиться они должны как-то сами собой: в школе никто не рассказывает, как устроено публичное выступление, как к нему готовиться, как победить волнение. Но как бы хорошо ребенок не выучил тему, страх публичного выступления парализует, не дает сосредоточиться, а все знания словно улетучиваются. Кроме того, во многих школах выражать свои мысли вообще не очень принято. В отдельных случаях за это даже снижают оценку — «твоего мнения никто не спрашивал».

В итоге, несмотря на опыт школьных лет, а, может, именно благодаря ему, многие из нас, даже будучи взрослыми, не умеют говорить на публику и выражать свои мысли вслух. Почему так происходит и как этому научиться, рассказала основатель Института публичных выступлений, преподаватель ораторского искусства в телецентре «Останкино» Ирина Баржак. Полную версию разговора смотрите на YouTube-канале «Росбалта».

По словам эксперта, дети до семи лет не боятся выступать. Вспомните только, как рвутся они, чтобы рассказать стишок Деду Морозу, и тянут руки: «Можно я! Спросите меня!» Этот страх начинает появляться уже в школе — где-то ко второму классу, и связан он с тем, что в жизнь ребенка входят оценки. «Раньше взрослые хлопали в ладоши и хвалили за все, что бы ребенок ни сделал. Но как только малыш пошел в школу, они вдруг не прощают ему ошибок», — отмечает Баржак.

В результате у детей возникает страх публичной ошибки — они боятся опозориться перед классом, особенно если по ходу выступления учитель отбрасывает едкие реплики, над которыми все ребята смеются, и страх последствий — если они выступят плохо, запнутся, забудут слова, им поставят плохую оценку, а дома поругают родители. Поэтому очень важно, чтобы учителя не стыдили детей прилюдно, а родители проговаривали: «Все ошибаются. Если ты ошибся, это не значит, что ты плохой». Так можно хотя бы снизить градус волнения перед выступлением, считает Баржак.

«Никто специально не ошибается. В одном и том же месте люди запинаются только тогда, когда их внимание зафиксировали на ошибке. Когда мы подчеркиваем то, что ребенок сделал плохо, мы тем самым фиксируем на этом его внимание, и он начинает тиражировать ошибку. Не потому, что он дурак. Так делают даже взрослые люди. А потому, что у нас так мозг устроен: на чем мы сфокусированы, то он и воспроизводит. Если мы подчеркнули ошибку, он начинает ее тиражировать. Поэтому важно подчеркивать именно то, что у ребенка получается лучше всего», — отмечает эксперт.

Второе правило прямо вытекает из первого: лучше вообще не заниматься с ребенком, если не можете его не критиковать. «Очень важна позитивная, поддерживающая среда. Если родитель, занимаясь с ребенком, постоянно раздражается и указывает только на его ошибки, в таком случае лучше вообще не заниматься. Пусть ребенок потренируется сам, отрепетирует с другим взрослым или с кем-то из сверстников», — считает Баржак.

А вот перед зеркалом лучше не репетировать. «Это возвращает объект внимания на самого себя, что сильно ухудшает выступление. В итоге в момент Х мы думаем не о том, что хотим сказать, а о том, как мы говорим, как выглядим, что на нас надето. Волнение возникает только тогда, когда объект внимания — я сам», — отметила собеседница «Росбалта».

Вместо того, чтобы думать во время выступления о себе, важно сконцентрироваться на том, что мы хотим сказать и зачем. «Станиславский называл это сверхзадачей, выраженной глаголом активного действия», — говорит Баржак. Например, донести до каждого в классе, кто такие — староверы, чтобы запомнили даже те, кто этот параграф не читал. Или увлечь одноклассников кристаллографией, которой сам ты занимаешься уже несколько лет. «Если времени придумывать сверхзадачу нет, можно пойти простым путем и поставить перед выступлением задачу разбудить того парня на последней парте, чтобы он тоже внимательно слушал то, о чем ты говоришь», — отмечает Баржак.

Часто проблема школьных выступлений заключается как раз в том, что никакой задачи у них нет: учитель вызвал к доске, значит, нужно пойти и что-то сказать, чтобы получить какую-то оценку.

Еще одна проблема в том, что сами по себе публичные выступления в школе никто не оценивает. Важно не то, как ребенок выступил, а то, насколько правильно он ответил. Критерии оценки спутаны, в результате, публичное выступление происходит, но как-бы не считается. Эти вещи стоило бы разделить, как в сочинении, когда одну оценку ставят за содержание, за то, как ребенок рассуждает и доказывает свою точку зрения, а вторую — за то, насколько правильно он все написал с точки зрения русского языка. Ответы у доски можно было бы оценивать по той же схеме: одна отметка за то, насколько ребенок знает тему и сумел ответить на вопрос, а вторая — за то, как он отвечал, насколько был убедителен. Даже если в самом вопросе ребенок плавает, он может ни разу не запнуться, и очень ловко выдумывать примеры на ходу, импровизировать, что заслуживает отдельной оценки.

По словам Баржак, о том, что дети не умеют говорить, учителя забеспокоились, когда в школу пришли тесты. И сейчас эта проблема не перестает быть острой. Возможно, параллельно тестированию в школе стоило бы развивать и другие форматы: public-talk, дискуссии, дебаты, чтобы у детей была возможность потренироваться и в устной речи.

Анна Семенец

В проекте «Росбалт» об образовании «Учись с talkОМ» вместе с историками, педагогами, психологами, карьерными консультантами обсуждаем, чему и как учиться в современном мире. Еще вчера профессию выбирали раз — и на всю жизнь, а сегодня уже в 30 лет можно обнаружить, что полтора десятилетия учебы прошли вхолостую: от школьной программы в голове остались лишь «жи-ши» и таблица умножения, а специальность, указанная в дипломе, уже безнадежно устарела. Впопыхах люди начинают подыскивать новую нишу, разбираясь в профессиях, о которых к окончанию школы еще не слышали, а система образования продолжает готовить к новому миру по старым схемам. Если нельзя изменить систему, то, может, пора менять свой личный подход к обучению? Вместе с экспертами попробуем разобраться, как в этом непредсказуемом мире учиться с толком.

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -5°
Санкт-Петербург: 0°