eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

«Проще закрыть бизнес, уехать в деревню и жить спокойно»

Истории трех предпринимателей, которые прошли пандемию, пережили карантин, а также сохранили свое дело.

18:09, 22.01.2021 // Росбалт, Москва

© Фото ИА «Росбалт»

С весны 2020 года «Росбалт» много писал о судьбе малого бизнеса, по которому пандемия COVID-19 ударила сильнее всего. Теперь мы решили спросить у самих предпринимателей, как они пережили это непростое время, чего им стоило сохранить свой бизнес.

Основательница сети студий живописи Анастасия Куликова:

© Из личного архива А.Куликовой

«До карантина у нас было семь студий. Еще три помещения мы взяли в феврале по госаренде, отремонтировали: многое сделали сами, но электриков, плиточников пришлось нанимать, закупать материалы, а это все дорого. Но эти студии так и не успели заработать, потому что в конце марта пришла пандемия, в стране объявили карантин.

Все наши студии закрыли. Официально мы не работали с 21 марта по 21 июня. Но, по сути, мы не работали до сентября, потому что летом все дети разъехались на каникулы по дачам. В итоге у нас получилось не три месяца простоя, а все пять. И все это время мы платили аренду. Арендодатели коммерческих помещений повели себя очень круто: один сделал нам скидку 90%, остальные — 30-50%. Но только на то время, что мы официально не могли работать из-за введенных в стране ограничений. В июле–августе никаких скидок уже не было, нам пришлось платить полную ставку аренды. С помещениями от государства, которые мы взяли в аренду в феврале, оказалось сложнее. Мы писали кучу писем, но ни рассрочку, ни скидку нам не сделали. И чтобы оплачивать аренду, нам пришлось залезать в кредиты. Мы уже не знаем, где взять деньги, чтобы расплатиться с долгами, потому что все это время у нас не было прибыли.

Три карантинных месяца мы проводили онлайн-занятия, которые окупали только работу педагогов. В онлайн пришло примерно 10% от общего количества наших учеников. В основном дети учились по тем абонементам, которые оплатили раньше. Многим не интересно заниматься живописью дистанционно или нет возможности: интернета не хватает, техника не тянет, компьютер нужен родителям для удаленной работы. Онлайн мы вели только ради педагогов, чтобы у них была хоть какая-то возможность зарабатывать. Потом абонементы у тех, кто занимался онлайн, стали заканчиваться.

Летом, когда ограничения сняли, зарабатывать тоже не получалось: спрос на занятия изменился кардинально. Многие семьи остались без работы, кто-то уехал на дачу, кто-то болел, у кого-то болели родственники. Осталось немного учеников, которые продолжали ходить на уроки, но студия не зарабатывала. Часовые занятия по одному-два человека позволяли подрабатывать только двум преподавателям из 16. Дальше возникли проблемы с педагогами. У нас работают студенты, и многие из них, кто мог учиться удаленно, разъехались по регионам.

В сентябре ситуация немного выправилась, но учеников все равно было меньше, чем обычно. То ребенок заболел, то класс посадили на карантин. Бизнес наш практически встал. Доходы стали значительно меньше: осталось лишь 3%, и все они уходили на зарплату. На аренду их не хватало, а прибыли не было вовсе.

Спрос на занятия теперь зависит от новостей о количестве заболевших. В этом смысле ноябрь и декабрь, на который пришлись самые высокие показатели заболеваемости, оказались самыми провальными. Первым делом каждое утро я бралась за телефон, смотрела новости о количестве зараженных и понимала: будет все то же самое или есть надежда. Так продолжается до сих пор.

За все время от государства мы получили два раза по 15 тысяч рублей: не на зарплаты, а просто в качестве помощи малому бизнесу. Но на этом все.

Многие закрылись, но мы выжили, набрав кучу кредитов. Только сейчас мы потихоньку начинаем выбираться из долгов. У нас начинает функционировать десятая студия, которую мы взяли в феврале, и все это время платили за ее аренду. До сих пор не все студии работают на полную мощность. Есть помещения, которые задействованы не во все дни, и учащихся не так много, как хотелось бы. Где-то 50% от того, что могло бы быть.

Мы выжили, но еще один такой карантин мы морально не переживем. Больше проходить через такое я не хочу. Проще закрыться, уехать в деревню и жить спокойно».

Основатель сети чайных пабов и интернет-магазина Sirpuer Алексей Шубин:

© Из личного архива А.Шубина

«В прошлом году нам пришлось оптимизировать работу, закрывать магазин, и двигаться резко в сторону онлайна.

До пандемии у нас было две оффлайн-точки и интернет-магазин. В первую волну эпидемии обе точки закрыли. Причем доступ в них был ограничен. С учетом того, что именно там у нас хранится большая часть товара, работать было не очень удобно. В одном торговом центре наших сотрудников пускали на 15-20 минут, за которые они едва успевали собрать заказы для доставки.

Сокращать мы никого не стали. Один из сотрудников вернулся домой, в Волгоград. В Москве он вместе с ребятами снимал квартиру. Но когда работы у них не стало, они съехали, а новое жилье на свой бюджет быстро найти он не смог. Всем остальным мы объяснили: ситуация поменялась, нам придется немного урезать зарплату. Мы отказались от курьерской службы, вместо работы в чайных пабах наши ребята сами развозили заказы из интернет-магазина. Таким образом мы оставили все рабочие места. Если заказов было мало, они все равно получали свою минималку. Когда заказов было много, они зарабатывали больше. Помимо доставок они выходили в прямые эфиры на странице Sirpuer в Instagram, пили чай с подписчиками, чтобы скрасить карантин.

Поскольку все поставки у нас идут из Китая, мы немного просели в ассортименте. В первую волну груз задержался на пару недель, перед новым годом — на полтора месяца.

Вырос курс доллара, увеличились сроки доставки: из-за обработки фур на границе сильно снизилась проходимость машин, грузы стали задерживать. В результате доставка подорожала раза в два.

Изменилась и стоимость товара. Некоторые чайные плантации из-за пандемии урезали производительность. Чая стало меньше, и за счет этого они еще больше подняли его в цене. Некоторые чаи сильно подорожали, чуть ли не в два раза, из-за совокупности факторов — сокращение производства, курс доллара, логистика.

Пока магазины были закрыты, мы платили аренду: не всю, но частично. Совершенно не было вариантов ее не платить. Государство не пришло на помощь арендодателям, а они, соответственно, сделали нам какую-то скидку, но небольшую. Они нас изначально ввели в заблуждение, что оплаты не будет. А она была. И мы из-за этого сильно «встряли». Но благодаря онлайн-продажам, которые уже были налажены, мы выжили. Онлайн сильно вырос за это время — и покрывал все минусы оффлайн-точек.

Мы получили несколько субсидий, в том числе, на дезинфекцию. Частично не платили налоги за второй квартал. Получить помощь от государства было не особенно сложно. Возможно, потому, что у нас были знакомые, которые помогли разобраться. Но многие наши предприниматели ничего не получили: кто-то не знал о такой возможности, кто-то не стал связываться.

Странная ситуация возникла, когда карантин закончился, торговые центры открылись, но народ еще сидел в самоизоляции. Мы не могли не открываться, по договору с торговыми центрами мы должны были выходить, оплачивать полную смену человеку. Но в городе действовала пропускная система и покупателей не было. В итоге, после карантина примерно 40% наших соседей по торговым центрам закрылись. В основном, это те бизнесы, у которых не было онлайн-продаж. Они привыкли жить на трафике, и они умерли.

Поскольку оффлайн-точки не работали, с командой мы взаимодействовали удаленно. В итоге коллектив стал разобщаться, некоторые сотрудники в этой ситуации вели себя не так, как нам бы хотелось. Тогда мы научились покупать услуги, которые нам нужны, вместо того, чтобы брать человека в штат. Так мы наняли специалиста в HR, который за оплаченное время разрулил ситуацию, и подсказал решение, которое позволило нам вырасти. В пандемию многие специалисты в нашей сфере остались без работы. Мы разместили вакансию на HeadHunter, который давал предпринимателям месяц бесплатно, и наняли профессионалов, которые уже работали в чайной сфере. Нам не пришлось их заново обучать, как мы делали раньше. По сути, мы вышли на другой уровень, благодаря такой стрессовой ситуации, которая заставила нас собраться и научила быстро принимать решения.

За этот год, несмотря на пандемию, в доходах мы выросли в два раза. Мы получили опыт, расшевелились. Под конец года нам дали грант от государства на прохождение обучения в бизнес-акселераторе. Наставники курса помогли нам запустить товары на OZON и Wildberries. Появилось понимание, как развиваться дальше. Раньше мы планировали открывать новые точки, то после пандемии оффлайн-продажи стали уже не так привлекательны. Если что-то снова начнет кардинально меняться, будем думать, что делать. Но уже не так страшно, как было этой весной в начале пандемии».

Сооснователь сети студий балета и растяжки Levita Артур Гуфранов:

© Из личного архива А.Гуфранова

«До карантина у нас было две студии в Москве. Когда ввели ограничения, обе пришлось закрыть. Несколько месяцев они не работали. Все активные абонементы мы «заморозили» с момента введения ограничений и до открытия студий. Большинство клиентов на это согласились, возвратов было совсем немного, единичные случаи.

Мы понимали, что какой-то продукт в онлайне должен был появиться, но до этого в таком формате мы никогда не работали. Действовать нужно было быстро. Буквально за два-три дня мы разработали систему упражнений, которая была бы эффективной в дистанционном формате, и запустились в формате прямых эфиров в закрытом аккаунте Instagram. Наши клиенты подключались к прямым эфирам и вместе с педагогами в онлайне проводили тренировку. Это был отдельный продукт, то есть, на онлайн-занятия клиенты платили дополнительно, пока их абонементы были заморожены. В этот период объем выручки снизился примерно в два раза.

До пандемии у нас было четыре преподавателя. Двое из них на время карантина уехали из Москвы. Они просто ждали, когда ограничения снимут, и можно будет вернуться в столицу — к работе. Еще двое согласились вести работу в онлайн формате, но зарплату им пришлось сократить.

Мы получили помощь от государства. Сделать это оказалось просто. Наш бухгалтер, который работает на аутсорсе, отправила запрос, и уже через несколько недель мы получили господдержку.

После снятия ограничений мы отказались от онлайн-формата. Это направление, которое нужно развивать отдельно. Сейчас у нас фокус на оффлайн-студиях.

В одной студии в Москве нам не пошли ни на какие уступки по аренде. Пришлось из этого помещения съехать, расторгнув договор. В другой студии нам сделали небольшую скидку. В итоге после карантина мы открылись только в одной локации.

Когда сняли ограничения, мы вернулись к прежнему режиму работы, никаких изменений в худшую сторону не произошло. Наоборот: с середины года мы начали активно развивать франчайзинговую сеть. За время карантина наши партнеры прошли обучение, и после у нас открылись студии в других регионах. По итогам 2020 года сеть Levita выросла до 23 точек в 19 городах, в том числе и Варшаве. Еще 17 точек находятся в стадии запуска. В результате, выручка выросла с 9 млн рублей в 2019 году до 40 млн рублей в 2020 году».

Анна Семенец

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 3°
Санкт-Петербург: 0°