eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Россию готовят к болезненным санкциям

Если новые меры США против РФ коснутся госдолга — падения рубля, роста цен и очередного кризиса в экономике избежать не удастся, считают эксперты.

18:14, 23.03.2021 // Росбалт, Москва

©

Президент США Джо Байден ввел новые санкции против России. Ограничения начали действовать с 18 марта. Помимо конкретных чиновников, санкции коснулись в основном оборонного комплекса страны. Как только эти ограничения вступили в силу, Белый дом анонсировал новые. В администрации президента США дали четко понять, что «не намерены придерживаться в отношениях с Россией курса, которым шла администрация Дональда Трампа». Как заявила СМИ пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки, о новых ограничениях власти США объявят в ближайшее время.

В России, очевидно, готовятся к тому, что эти ограничения коснутся госдолга. Недаром на эту тему уже высказались председатель Центрального Банка РФ Эльвира Набиуллина, глава Минфина РФ Антон Силуанов, президент и председатель правления Сбербанка Герман Греф. В частности, глава ЦБ заявила, что по международным меркам российский госдолг сравнительно небольшой, и, если США введут санкции, это может привести к колебаниям курса рубля, но системных рисков такая угроза не несет. Глава Минфина отметил, что в случае санкций в отношении российского госдолга за все заплатит бюджет. В частности, по словам Силуанова, можно будет договориться с ЦБ о предоставлении ликвидности коммерческим банкам и финансовым институтам.

В свою очередь в Минпромторге заявили об усилении импортозамещения, а МИД РФ объявил о начале подготовки ответных санкций в отношении США.

По мнению экспертов, опрошенных «Росбалтом», если ситуация будет развиваться в том же духе, впереди нас ждет «Холодная война 2:0». Страшнее санкций могут оказаться только контрсанкции, а заплатят за все российские налогоплательщики.

Что касается уже введенных экспортных ограничений, некоторые из них профессор НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский назвал весьма чувствительными. В правительстве утверждают, что доля американских материалов и комплектующих у нас небольшая. Все так. Но среди них есть такие, без которых обойтись нам будет очень трудно, отметил Портанский.

Сильнее всего наказать Россию может только она сама Заявления с угрозами отказа от доллара и запрете зарубежных платежных систем делают в Москве, а не на Западе, отмечает экономист Игорь Николаев.

Эксперт привел простой пример для наглядности. «Для выпечки хлеба мы используем французские дрожжи. Не потому, что у нас своих нет. Но отечественные дрожжи подходят для дома, для небольшого производства. Для крупных хлебозаводов нужны импортные, потому что только они вписываются в производственную цепочку. И таких примеров много, когда мы зависим от какого-то точечного продукта, но зависимость эта очень серьезная. Не будь этого продукта, всю производственную цепочку пришлось бы перестроить», — отметил Портанский.

До сих пор импортозамещение нам не очень-то удавалось, и дорого обходилось налогоплательщикам. «Еще в 2015 году на Морской коллегии Дмитрий Рогозин говорил: мы вбухали миллиарды долларов в импортозамещение, а результат нулевой. Не думаю, что за пять лет ситуация сильно изменилась», — отметил Портанский.

По словам эксперта, импортозамещение произошло в основном по линии Минсельхоза. «В продовольствии доля импорта действительно снизилась. Хотя и в сельском хозяйстве успех был достигнут по ограниченному числу направлений: свинина, мясо птицы и, кажется, помидоры. Я бы не считал это серьезной причиной для радости. Импортозамещение в продовольственном секторе тогда имеет смысл, когда цена продуктов хотя бы не растет. Но мы прекрасно знаем, как выросли цены в магазинах за прошедшее время. Ситуация на продовольственном рынке для потребителя только ухудшилась: выросли цены, уменьшился выбор. И все это — результат снижения конкуренции. Пропагандисты у нас любят говорить о прорыве в сельском хозяйстве, однако я считаю, что такой результат импортозамещения нельзя считать положительным», — отметил Портанский.

Кроме того, большая часть сельского хозяйства так или иначе все равно связана с импортом. «Есть корма, оборудование, которые мы привозим из-за границы. В результате получается, что и в сельском хозяйстве только в очень узком секторе есть выигрыш от импортозамещения. А в остальных секторах его нет вовсе», — считает Портанский.

Что касается промышленности, доля машин и оборудования в товарной структуре импорта с 2013 года сохраняется на уровне 48%, и, несмотря на все лозунги об импортозамещении, за все это время изменилась не сильно. По некоторым наименованиям зависимость от импорта только усилилась, отметил Портанский.

Не всякая скромность украшает правительство Новые цели правительства РФ стали менее конкретными и менее амбициозными. Особенно это касается понятных и количественно измеримых целей в части уровня жизни населения.

По мнению эксперта, в вопросах импортозамещения политики в чистом виде быть не должно. «Суть импортозамещения в том, чтобы подтянуть отстающие отрасли до среднемирового уровня, и быть конкурентоспособными на международном рынке. Поэтому сначала в ход должен идти строгий математический и экономический расчет: каким отраслям необходимо импортозамещение — и на какое время, с тем, чтобы, скажем, через пять лет вернуться на мировой рынок, но уже с другими возможностями», — отметил собеседник «Росбалта». Однако в российском правительстве, вероятно, считают иначе.

Важно понимать, что в промышленности, в оборонке импортозамещение будет стоить еще дороже, чем в сельском хозяйстве. И деньги на это, скорее всего, пойдут из федеральной казны. В условиях коронакризиса Россия продолжает наращивать госдолг, то есть — пользуется заемными деньгами, чтобы покрывать растущий дефицит бюджета. Мы не настолько богаты, чтобы просто так выложить миллиарды и триллионы рублей на импортозамещение. Значит, эти деньги придется откуда-то «отрезать»? «Любые меры, направленные на то, чтобы организовать производство утраченного у себя, будут связаны с очень серьезными затратами. И, в конечном счете, надо думать, что заплатят за все налогоплательщики», — отметил Портанский.

Опаснее санкций для россиян могут оказаться только контрсанкции. «За последние пять лет наибольший ущерб российская экономика и российские потребители понесли именно от контрсанкций. Этот ущерб зачастую сильно выше, чем ущерб от самих санкций. Именно контрсанкции привели к сужению выбора, снижению конкуренции, снижению качества товаров и росту цен. Это вредная вещь. Может, мы и могучая военная держава, но в торгово-экономическом плане мы — небольшая экономика. Доля США и ЕС в мировом ВВП составляет 45%, доля России — около 2%. Наивно полагать, что мы сможем дать симметричный санкционный ответ. Контрсанкции не только не следует расширять, но их лучше тихо спокойно сворачивать. Это пойдет только на пользу российскому потребителю», — считает Портанский. Однако в правительстве уже заявили, что готовят ответные санкции.

В перспективе, если санкционная политика США и ЕС будет продолжаться, это может нанести гораздо более ощутимый ущерб, считает эксперт. Сейчас обсуждаются санкции в отношении «Северного потока-2» и в отношении российского госдолга. «У нас до 30% госдолга финансируется за счет приобретения облигаций иностранными инвесторами, что довольно чувствительно. Если США введут санкции в отношении госдолга, они определенно будут иметь негативное воздействие на курс рубля и в целом на стабильность нашей экономики», — считает Портанский.

Как рассказал «Росбалту» экс-министр экономики России Андрей Нечаев, предложения о том, чтобы ввести санкции в отношении российского госдолга, в американский конгресс вносятся не впервые. «Но раньше в отношении этих санкций существовало противостояние трамповской администрации, которая не была сторонницей жестких мер, и конгресса. Сейчас там полное единодушие. Вопрос в том, решится ли Байден. Если „Холодная война 2:0“ сейчас начнет быстро набирать обороты, то вероятность таких санкций, конечно, резко возрастет», — считает Нечаев.

Катимся к новому «ракетному кризису» Ссора России и Запада зашла так далеко, что в дело грозят пойти уже не только экономические и дипломатические удары, но и откровенные угрозы оружием.

Масштаб бедствия во многом будет определять то, введут ли санкции в отношении нового госдолга или старые выпуски госбумаг они затронут тоже. Во втором случае нас ждем обвал рынка, считает Нечаев. «Сегодня порядка четверти облигаций федерального займа (ОФЗ) „на руках“ у иностранцев. Если США введут санкции, не только американские инвесторы начнут массово скидывать эти облигации. Это, конечно, будет давить на курс рубля в сторону его ослабления. Россияне это почувствуют, когда импортные товары в магазинах через какое-то время станут дороже, а вслед за ними и российские, особенно те, которые производятся на импортном сырье», — полагает эксперт.

По словам Нечаева, угроза санкций создает для Минфина крайне неловкую ситуацию. В условиях коронакризиса в правительстве решили сохранить фонд национального благосостояния и пойти по линии наращивания заимствований. Санкции окончательно закроют для России западный рынок капитала. Совсем отказаться от государственных займов правительство не может — ему нужно закрывать дефицит бюджета. Значит, деньги придется привлекать только на внутреннем рынке. «Если правительство будет привлекать деньги на рыночных условиях, значит, ему придется платить более высокие проценты по этим долговым бумагам. То есть, деньги правительство в любом случае получит. Вопрос лишь в том, сколько за них потом придется платить: 5, 6 или 8%. Есть и второй вариант, который я не исключаю (кажется, его не исключают и наши финансовые ведомства), — дефицит бюджета покроют просто за счет эмиссии. То есть, ЦБ напечатает деньги. Напрямую он не может выкупать гособлигации. Значит, он даст напечатанные деньги госбанкам, и уже они эти бумаги выкупят. Тогда размещение пройдет дешевле, но с соответствующими инфляционными последствиями. Выбирать придется лучший вариант из двух плохих», — считает Нечаев.

Если экономика быстро не восстановится, а особых оснований для этого пока не видно, и роста бюджетных доходов тоже не будет. А этом случае обслуживание госдолга придется переложить либо на новые займы, либо перекраивать существующий бюджет, считает Нечаев.

Эффект от санкций россияне почувствуют тогда, когда России придется дорогой госдолг обслуживать. «То есть: какая-то часть бюджета будет тратиться не на здравоохранение, образование, зарплаты бюджетникам и, страшно сказать, Росгвардию, а на выплаты процентов по госбумагам. Хотя что-то мне подсказывает, что у силовиков все будет в порядке», — отметил Нечаев.

Анна Семенец

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +13°
Санкт-Петербург: +8°