eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Столичное образование задает планку российскому

Руководители московского образования и учителя-практики считают, что в отрасли назрели изменения — программу нужно менять, исходя из современных реалий.

02:52, 14.10.2021 // Росбалт, Москва

Вводная картинка

Как включить в школьную программу современные достижения науки, если времени на изучение предметов больше не становится? За счет чего вводить новейший период в истории: сокращать другие блоки или вообще от чего-то отказаться? Зачем в школах так много времени отводится на то, чтобы научить детей делению в столбик, и почему его так мало — на изучение процентов? Может, пора сместить акценты, и делать упор на то, что детям реально пригодится в жизни?

Первыми к этой теме подступились в Москве. Руководители городского образования и педагоги-практики исследовали проблему. Год назад в столице разработали тематический каркас, который загрузили в Московскую электронную школу (МЭШ) как справочник тем и дидактических единиц для учителей. Как рассказала директор Института содержания, методов и технологий образования (ИСМиТО) МГПУ Олеся Лукашук, изначально он включал в себя 900 тем и 32 тысячи дидактических единиц, но за год вырос до 1057 тем и более 34 тысяч дидактических единиц. Но их количество продолжает расти. «Приняты новые федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС), анализ которых показывает, что по многим предметам, по некоторым — очень существенно, расширяется содержание», — отметила Лукашук.

Когда специалисты приступили к описанию планируемых результатов обучения для каждой из тем, к примеру, для пятых классов это 145 тем и больше четырех тысяч образовательных результатов, то оказалось, что одни темы богаты на образовательные результаты, другие — нет, отметила Лукашук. Также они выделили общие понятия для разных предметов, такие как человек, система. Их оказалось больше 200.

Возникают резонные вопросы: а может сократить программы за счет тем, которые не слишком результативны, или объединить темы и понятия, которые изучаются в разных предметах, в метапредметные модули? По мнению Лукашук, очевидно одно: «перед системой встает проблема расширения содержания образования и связанная с ней необходимость разгружать ребенка, потому что учебных часов больше не становится».

В 6-м классе уже поздно: читать и писать смогут не все Двойка по русскому языку в школе — всегда повод для обращения к специалисту, потому что дело может быть совсем не в банальной лени, предупреждают специалисты.

То, что проблема назрела, признают и в столичном департаменте образования и науки. Замглавы ведомства Наталия Киселева в очередной раз напомнила, что содержание образования расширяется, а количество часов по новым ФГОС для многих предметов сокращается.

«Давайте разберем на простом примере. Я окончила школу в 1993 году. С тех пор прошло почти три десятилетия. Три десятилетия добавились в курс истории. Что-то ушло из курса? Нет. Мы как изучали ее с древнего мира, так изучаем и сейчас. Но эти три десятилетия бесследно не прошли. Количество часов на изучение истории увеличилось? Нет. Значит, мы должны понимать, куда встроить последние 30 лет, от чего отказаться, что уменьшить, как расставить акценты. Вопрос, который не может дальше оставаться без ответа», — отметила Киселева.

По словам чиновницы, сейчас речь идет лишь о постановке вопроса. «Какие темы сократить, какие оставить, на что сделать акцент — мы еще не готовы говорить об этом предметно, потому что только начинаем разбираться в проблеме», — отметила она.

«Как учитель математики я вижу, как развивается эта область. Вижу, что делением в столбик такое количество времени, как было 20-30 лет назад, уже не занимаются, и в перспективе вряд ли навык деления в столбик будет одним из значимых. В то же время я понимаю, что мне, как учителю шестых классов, не хватает учебного времени на изучение процентов. При том, что это та самая тема, которая будет важна будущим поколениям на протяжении всей их жизни. Помню, как будучи замдиректора, я помогала нашим учителям-филологам рассчитывать качество образования и уровень образованности, потому что сложности с процентами были у всех», — отметила Киселева. Выгодные кредиты, скидки — нас всех окружают маркетинговые ходы и продукты, которые ориентируют нас на проценты, поэтому хорошо было бы в этой теме разобраться, считает она.

«Фактически мы пришли к тому, что нам необходимо сменить акценты внутри содержания образования, возможно, выделить те сегменты, которые сейчас не так востребованы. Какие-то темы и понятия, общие для разных предметов, изучать комплексно, всесторонне, вынося их в межпредметные модули, в проектную деятельность. Но это совершенно другая структура учебного процесса, совершенно другая структура реализации образовательной программы», — отметила Киселева.

Другой вопрос, кто будет проводить переструктуризацию содержания образования, и кто за нее в конце концов ответит, подчеркнул директор школы № 1788 Александр Ездов. «Это я, как директор школы, должен сказать своему заму: вот это поставим, вот это уменьшим, или будут спущены рекомендации, или департамент нам сам скажет, условно, что деление в столбик нужно сократить?» — отметил Ездов.

По словам Киселевой, о конкретных действиях пока говорить рано, но и ждать, что департамент напишет «деление в столбик сократить» не стоит, поскольку это перекладывание ответственности за реализацию образовательной программы образовательной организацией на учредителя. «Образовательная программа — основополагающий документ школы. На основании ФГОС она составляется школой и является преимуществом для привлечения учеников. Но в первую очередь сейчас нужно понять, что основное, что второстепенное. Первый шаг мы сделали — структурировали тематический каркас. По сути сегодня школа — это 1057 тем. Мы рассчитываем, что в течение этого года сможем выйти хотя бы в каких-то предметах в каких-то возрастах на тот перечень тем, который является основополагающим, определим, на что ставить акценты, а что мы сможем рассматривать для архивирования или переформатирования акцентов. А дальше нам предстоит детальная проработка вопроса, но только совместно со школами, с учителями», — отметила Киселева.

В ваш класс придет ребенок с инвалидностью У нас больше нет понятия «необучаемый», но это не избавляет от конфликтов в школах, а также от неумения учителей работать с «особенными детьми», считает психолог Анна Кибрик.

Дело в том, что, какими бы ни были решения чиновников, зачастую учителя все равно дают то, что сами считают важным. «С помощью МЭШ методисты анализируют, что на самом деле преподают учителя, на что ориентируются. Наш любимый пример: тема заявлена как „Анна Каренина“, а домашнее задание по Тютчеву. Наши учителя давно уже расставили все акценты, если не в явном виде, то таким вот образом, когда пишут одно, а реализуют другое. Дальше вопрос в обобщении этого опыта, его верификации. В этом смысле основная задача директоров школ и их заместителей в отношении работы с содержанием сейчас — снижение уровня имитации. Задача методической службы школы — выявить, где идет расхождение, почему учителя заменяют те или иные темы и вопросы, почему происходит ситуация, когда у нас на уроках одно, а в планах — другое? С чем это связано? Нужно дать возможность учителям показать причину. Это еще одна задача на этот год», — отметила Киселева.

Тем, что делать с содержанием образования, озабочены не только в Москве. Как рассказал вице-губернатор, руководитель департамента образования Тюменской области Алексей Райдер, в тюменской практике тоже пробовали подступиться к межпредметным модулям, классифицировать и структурировать содержание образования. «Но поскольку столица всегда движется в авангарде, по объективным причинам у нее на это больше ресурсов, мы хотели бы не изобретать велосипед, а перенять столичный опыт, связанный со сбором тематического каркаса», — отметил Райдер.

По его словам, вопрос о том, что можно выбросить из школьной программы, можно на время отложить. «Но мы можем продолжать задаваться вопросом о том, что можно оптимизировать внутри содержания. Начав с этого, позже мы будем понимать, что действительно устаревает и что можно, не отвергая, хотя бы частично архивировать», — считает чиновник.

По мнению директора школы «Летово» Михаила Мокринского, говоря о содержании образования, важно понять, из чего мы исходим. «Когда школа понимает, что в рамках классно-урочной системы она дает баланс эффективных решений, это значит, что виды деятельности выстроены так, что типы результатов с этим неплохо бьются. Кроме того, понятно, что за рамками классно-урочного модельного решения есть то, во что школа вложила — как в правильную навигацию по содержанию, как в правильное управление самостоятельной работой ребенка, в готовность к самостоятельной работе. Здесь мы впервые нащупываем то, что и про образовательную модель, и про все глубины. Не надо учить ребенка что-то делать вместе с учителем. Надо готовить его сегодня что-то делать, когда учителя нет рядом. Тогда меняется соотношение содержательных и деятельностных требований и дидактических единиц. Но если мы понимаем, что часть работы — это не просто проектная работа, не просто какие-то виды деятельности в сопровождении учителя, а сетевое открытое коллективное образование — это опять меняет взгляд на то, в чем содержание образования. Подготовка к этим видам деятельности и есть содержание образования», — считает Мокринский.

Анна Семенец

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +32°
Санкт-Петербург: +30°