eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Цены продолжат бить рекорды — в 2022-м подорожает все

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

К гонке присоединились товары легкой промышленности. В следующем году их стоимости может увеличиться до 25%. Учитывая динамику в других сегментах рынка, прогноз печальный.

09:00, 08.12.2021 // Росбалт, Москва

Вводная картинка
© СС0 Public Domain

Вслед за продовольствием в России дорожают промышленные товары, из которых для населения наиболее «насущны» одежда и обувь. Безрадостная статистка свидетельствует: за этот, завершающийся год «носильные вещи» прибавили в цене от 10 до 15% — а в 2022-м неизбежно подорожают в диапазоне от 15 до 25%. Эксперты пока не видят причин для улучшения ситуации.

Евгений Гонтмахер, доктор экономических наук, профессор:

Рост цен на одежду и обувь все же не так чувствителен для населения, как рост цен на продукты питания. У большинства наших сограждан около половины бюджета уходит на питание и коммунальные услуги. У совсем бедных на еду уходит половина, а у среднеобеспеченных — на еду и обязательные платежи. Одежда-обувь занимает не такое большое место — все-таки, это не предметы ежедневного потребления.

Однако, с этим ничего не поделаешь. Почему растут цены? Значительная часть одежды и обуви — это импорт. Кстати, не так просто определить, какая именно часть. Известно, что значительная часть продуктов питания — отечественного производства. К тому же есть четкое разделение: морковка может быть выращена либо у нас, либо, например, в Израиле, а в одежде-обуви это все перемешано. Очень большая часть этих товаров либо полностью импортная, либо шьется здесь из завезенных материалов, по импортным лекалам, пусть даже на условной фабрике «Большевичка».

Тут даже и монополизма-то нет. Вот, в производстве продуктов питания, есть элементы монополизма, сговора, на каких-то небольших рынках. А по части одежды — разнообразие достаточно большое.

Кстати, подорожание в этом сегменте идет во всем мире. Если, скажем, цены на нефть и газ растут и падают, то на одежду и обувь они, как правило, только растут. В чем-то это неплохо: дорожает рабочая сила. Швейникам Бангладеш и Китая, где отшивается значительная часть всей одежды мира, повышают зарплаты. Мировая экономика сейчас накачивается деньгами. По задумке это должно разогреть экономику и привести к повышению доходов людей. Но к нам это приходит вот таким образом.

А собственное производство вы по мановению волшебной палочки не нарастите. Это довольно сложная штука, требующая инвестиций, да и культуры производства, которая у нас в значительной степени утеряна. Такая ситуация будет еще достаточно долго. Она может быть смягчена только ростом доходов, а это уже упирается в «макроэкономические вещи».

Андрей Нечаев, экономист:

© Фото из личного архива А. Нечаева

Конечно, это в значительной степени является следствием инфляции на мировых рынках. В части изделий легкой промышленности у нас очень высокая доля импорта. Общий разгон инфляции на мировых рынках плюс девальвация рубля — предыдущая и нынешняя, последняя, девальвация рубля тоже будут иметь последствия, с каким-то временным «лагом». Так что все логично.

Государство должно создавать нормальный предпринимательский климат, чтобы предложение успевало нормально реагировать на спрос. Если у вас есть конкурентная среда, то, когда дорожают импортные товары, их замещают, хотя бы в какой-то части, отечественные. По бананам — нельзя, а по изделиям легпрома, хотя бы частично — можно. Это же не производства с длинным циклом. Они наращивают предложение.

Все-таки в этом году уже был какой-то восстановительный рост, доходы немножко подросли, плюс 700 млрд рублей «влили» под выборы в качестве рождественского подарка. Сам я, к слову, недавно купил российские ботинки, якобы пошитые по какой-то германской технологии.

Но в целом предпринимательского климата у нас, к сожалению, нет. Наша экономика такова: сейчас уже 70% ВВП — это госсектор. Может быть, в легкой промышленности эта монополизация чуть меньше, чем в госсекторах, но тем не менее. А если конкурентная среда ослаблена, то отечественные производители просто подтягивают свои цены вслед за подорожавшим импортом.

Дальше я могу только повторить известные «либеральные мантры»: незащищенность собственности, отсутствие полноценной судебной системы, налоговое администрирование, которое наш президент в прошлый срок назвал «налоговым рэкетом», но с тех пор, если что-то и поменялось, то только в худшую сторону. И т. д. Если ты открываешь успешный бизнес — к тебе тут же приходят и требуют делиться.

Владислав Жуковский, экономист:

© Фото Евгения Шабанова

Ничего удивительного, что цены на одежду и обувь выросли на 10-15% (что в 2 — 2,5 раза выше официальной инфляции). А как выросли остальные цены? Уровень жизни населения падает уже последние восемь лет. Только официально с 2014-го по 2020 год он упал уже более чем на 13,5%. И неизбежно будет падать в 2022 году. Реальная инфляция — та, которую мы видим на полках магазинов, в аптеках, на АЗС — выше официальной раза в два-три. Если сейчас официальная инфляция уже бьет уровни декабря 2015 года и превысила рекордные за шестилетку 8,38%, то продовольственная инфляция официальная уже выше 11%. А реально цены на продукты растут на 20-25%.

Даже Росстат показывает, что капуста за год подорожала более чем вдвое (на 104%), картофель более чем на 73%. Такого нет ни в Польше, ни в Чехии, ни в Германии, ни во Франции. У нас очень высокий уровень монополизации и «олигополизации» экономики, у нас везде рыночные сговоры. Очень низкий уровень конкуренции в экономике в целом, потому что все под себя «подгребли» крупные, вертикально интегрированные корпорации, которые срослись с чиновниками разных уровней.

Кроме того, мы вообще мало производим, кругом приписки, всяческие манипуляции. А цены на мировом рынке остаются стабильно высокими, там надуты огромные «пузыри» из денежной массы, созданной в 2020 году, когда печатали в неограниченном объеме и доллары, и евро, и другие валюты.

Что говорить про импортные товары, если товары, которые мы сами производим, дорожают еще сильнее. Почему за год древесина подорожала в три раза внутри страны? А металлоконструкции — в 2,5 раза? В мире выросли цены, но почему мы должны эти товары гнать за рубеж, создавая дефицит внутри страны?

Изменения ситуации в лучшую сторону я не жду и не вижу. Население продолжит затягивать пояса. А что можно и надо было бы сделать? На мой взгляд, нужна отставка правительства и полный разбор полетов экономической политики. Отмена «бюджетного правила», демонополизация экономики, первоочередное насыщение внутреннего рынка, снижение НДС на переработку сырья, снижение налогов на малый бизнес, деофшоризация экономики.

Введение обязательной продажи валютной выручки — не менее 50%. А у нас разрешили нефтяным, газовым, золотопромышленным и металлургическим компаниям валютную выручку не продавать. В итоге на внутреннем рынке дефицит валюты, рубль искусственно занижен, импорт становится безумно дорогим. Экспортеры проводят колониальную экономическую политику.

Почему государство не может ввести экспортные пошлины и тарифные ограничения — и сделать так, чтобы вся прибыль экспортеров от вывоза за рубеж сырья шла бы в бюджет? Им стало бы невыгодно вывозить, и они начали бы продавать внутри страны по приемлемым ценам.

Беседовал Леонид Смирнов

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +14°
Санкт-Петербург: +12°