eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Выбор за вами: жареная саранча — или рыба, напечатанная на принтере

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Человечеству, похоже, придется смириться с необходимостью перехода к альтернативным источникам пищи: соевое мясо — это только начало.

18:47, 09.01.2022 // Росбалт, Москва

Вводная картинка
© CC0 Public Domain

На исходе минувшего года Российский союз промышленников и предпринимателей выступил с несколько неожиданной инициативой, представив в правительство некий «план по развитию рынка альтернативных продуктов». Из которых первоочередную важность имеют «растительное молоко и альтернативное мясо, созданные из белка насекомых или растительных белков.

Ключевое слово здесь, конечно, «насекомых». Растительное молоко уже давно не в диковинку, да и «альтернативное мясо», в общем, тоже. Под этим термином, как правило, имеются ввиду две совершенно разные вещи: во-первых, «соевое мясо», которое известно уже очень давно, и ученое слово «альтернативное» по отношению к нему никто особо и не употреблял. В декабре в Северной столице финишировал «зеленый марафон», участник которого раздавали в разных городах РФ «хайбургеры» из растительного мяса. Публика оказалась благодарной и оставила массу откликов типа: «Когда ешь, чувствуешь все вкусы: и сыр, и соус, и мясо».

Однако современная наука обогатила наши дни и такими опытами, как выращивание искусственного мяса с помощью стволовых клеток в «биологических реакторах». Это уже принципиально иное дело.

«С одной стороны, нам обещают, что мы будем есть его уже завтра, — пишет научный журналист Всеволод Остахнович, — но с другой — так говорят последние 10 лет. Компании, которые этим занимаются, все время откладывают дедлайн. Да, некоторые — вроде Meat Just и Upside Foods — уже представили полуфабрикаты из культивированного мяса. Но текстура у них еще долго будет, как у наггетсов или фарша. Пока что воспроизвести всю сложность куска мяса со всей мраморностью и коллагеном, очень трудно. И дело не только в том, что мясо живых существ такое, какое есть, потому что это мышцы, предназначенные для движения. Есть серьезные проблемы, связанные и с термодинамикой, и с клеточным метаболизмом, и с конструкцией биореактора». Кстати, рыбу, имеющую более слоистое строение, вероятно, будет проще воссоздавать на 3D-принтерах — это ведь технология наращивания. Однако, конечно, разница во вкусе будет ощутимой.

Здесь надо бы различать сразу несколько проблем. В принципе, конечно, если в продаже появится искусственно выращенное и хорошее мясо, это можно только приветствовать. Такой шаг прогресса даст много плодов. Вовсе не обязательно разделять идеи вегетарианства, чтобы порадоваться избавлению человечества от «первородного греха» — необходимости убивать животных. И если скотобойни уйдут в историю вслед за смертной казнью, шпицрутенами и пением кастратов — это будет хорошо.

Стоит вспомнить и о негативном воздействии на экологию традиционного сельского хозяйства, на которое, как отмечают в РСПП, приходится около 30% общего объема выбросов парниковых газов. И, наконец, кроме высоких соображений гуманизма и почти столь же высоких интересов мировой климатической безопасности, есть еще и простой приземленный аргумент: если мировой рынок мяса пополнится добротной генно-инженерной продукцией, то цены на этом рынке, в итоге, останутся на приемлемом уровне.

Все это, однако, меркнет перед перспективой «насекомой» пищи. «Энтомофагия — поедание насекомых — непростая тема, — отмечает Остахнович. — В России есть некоторое отвращение к насекомым, но во всем мире два миллиарда человек ежедневно их едят. И не из соображений о будущем планеты, а просто так. Исторически. Токийский университет выпустил справочник „Съедобные насекомые мира“ — их порядка 2000 видов».

Так, в Японии саранчу отваривают в соевом соусе с сахаром, в Мексике кузнечиков добавляют в тако (лепешки — ред.), а муравьиные яйца готовят с маслом и чесноком. «В Колумбии есть так называемые широкозадые муравьи, их обжаривают в соусе и подают в шоколаде и леденцах. Они продаются под названием «Икра Сантандера» в честь департамента, откуда они родом. Рестораны вроде D.O.M. и Noma предлагают гостям муравьиные закуски и бургеры. Несомненно, этот тренд растет, и так будет продолжаться и дальше», — отмечает эксперт. — Но европейцам действительно сложно взять и съесть жука. Но есть мука из насекомых, которую можно добавлять в снеки и хлебобулочные изделия, и выращиванием насекомых уже занимаются большие компании. В России это пока не так развито, но, в конце концов насекомые наверняка окажутся в виде добавленного белка в каких‑нибудь соевых котлетах».

А учитывая, что население планеты стремительно увеличивается, и к 2050 году численность людей во всем мире, согласно прогнозам, может составить около 9,8 млрд, ученые полагают, что человечеству просто необходимо переосмыслить системы снабжения продовольствием, так как продуктов питания на всех просто не будет хватать. Насекомые же на 70% состоят из белка, а по содержанию незаменимых аминокислот могут соперничать с говядиной или яйцами. Кроме того, эта пища способна поставлять в организм человека омего-3 жирные кислоты, а также такие необходимые микроэлементы, как цинк и железо. Более того, усваиваться последние будут лучше, чем полученные из растительного сырья.

«Предложение РСПП вписывается в капиталистическую логику, — отметила в беседе с корреспондентом „Росбалта“ социальный антрополог Мария Пироговская. — Производители увидели нишу, которая, при соблюдении ряда условий, может сильно вырасти в ближайшие годы, и подчеркивают инновационность своего товара — как технологическую, так и идеологическую, а льготы и субсидии — одни из условий роста».

«Но не в меньшей степени, — рассказала Пироговская, — расширению рынка веганских продуктов способствуют и предпочтения самого потребителя. Их можно разделить на три группы. К одной группе можно отнести альтруистические представления, связанные с определенной этикой: «зеленой», зоозащитной, прогрессистской. Другая группа — эгоистические предпочтения, связанные с заботой о себе и близких. Например, переход на растительное молоко или мясо может объясняться как непереносимостью лактозы, так и страхом перед консервантами, антибиотиками и гормонами, без которых немыслимо современное промышленное животноводство.

И третья группа — это предпочтения, которые формируются спонтанно, из любопытства и желания попробовать что-то новое, будь то молоко из овса или хлеб из саранчи. Однако наше культурное меню достаточно консервативно. Радикально новые продукты могут не прижиться и будут убыточны, поэтому производитель старается замаскировать их под уже знакомые и привычные хотя бы с виду».

Леонид Смирнов

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -8°
Санкт-Петербург: -2°