eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Россиянам вскоре придется учиться по-новому

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Что делать, чтобы через 5-7 лет не оказаться на обочине рынка труда, и что выбрать — вуз или курсы, которые подстраиваются под запросы бизнеса, отвечают эксперты.

18:41, 25.01.2022 // Росбалт, Москва

Вводная картинка
© СС0 Public Domain

Российскому бизнесу катастрофически не хватает IT-специалистов. Их перекупают, взращивают в компаниях или во взаимодействии с вузами и курсами, но дефицит кадров сохраняется. Значит ли это, что всем, кто хочет хорошо зарабатывать и в будущем, когда старые профессии начнут отмирать, остаться на плаву, пора переквалифицироваться в IT-шников? Куда идти учиться: ценится ли вузовский диплом или сейчас достаточно курсов, ориентированных больше на практику и запросы бизнеса? Зачем вообще куда-то идти, если сегодня послушать курсы лучших профессоров ведущих университетов мира можно прямо из дома? Какие перемены сейчас происходят в системе образования, какие запросы к нему предъявляют работодатели и студенты, насколько оно им соответствует, обсудили представители вузов и ведущих российских компаний в ходе дискуссии, организованной Школой управления Сколково.

Всем пора переходить в IT?

Спрос на IT-специалистов растет, и многие родители уже сейчас связывают будущее своих детей именно с этим направлением. Система образования тоже реагирует: появляются новые программы подготовки специалистов в вузах и более короткие программы обучения.

«Да, мы постоянно нанимаем IT-шников, спрос высокий. Но когда мы говорим, что искусственный интеллект (ИИ) заменит большое количество профессий — бухгалтеров, переводчиков и прочих, не стоит забывать и о том, что одной из этих профессий точно будут IT-шники. Это может произойти уже на горизонте пяти-семи лет. Алгоритмизация как раз та штука, которая хорошо поддается искусственному интеллекту», — отметил президент МТС Вячеслав Николаев.

Ситуация с IT-специалистами, по мнению эксперта, чем-то напоминает ситуацию с переводчиками. Сейчас эта профессия, некогда считавшаяся престижной, перестает быть востребованной. С одной стороны, многие английский язык все же выучили. По словам Николаева, вот уже несколько лет на бизнес-встречах редко можно встретить переводчика. Все, кому это было нужно, говорят на английском языке свободно. С другой стороны, появились технологии, которые всем со всеми позволяют говорить на любом языке.

«То же самое будет происходить в IT. Если вчера нужны были IT-специалисты, то завтра нужна будет общая IT-грамотность, которая станет естественной для всех. Уже сейчас все профессии становятся немножко для IT и про IT. Конечно, это направление не потеряет своей актуальности. Но количество людей, которые нужны рынку труда, будет снижаться», — считает Николаев.

Не сенсация, а большая трагедия маленького ребенка Почему история девятилетней студентки МГУ Алисы Тепляковой поставила в тупик российскую систему образования и расколола общество, и есть ли выход, рассуждает психолог Александр Асмолов.

За какими профессиями будущее?

В обществе идет ошибочная гиперболизация, преувеличение, связанное с цифровизацией, с IT, считает директор Института общественных стратегий Школы управления Сколково Андрей Волков. «Мне кажется, сейчас в мире происходит бум life sciences. Пандемия лишь подсветила этот тренд. Мир живых систем, мир биотехнических систем, гуманитаристика — вот за чем будущее. В ряде компаний уже стали вводить позицию chief-философ офиса. Это человек, который отвечает за смыслы: ради чего мы здесь все это делаем? В обществе растет спрос на осмысленность деятельности. Человеку становится важным не то, какую зарплату он будет получать, а то, как он реализуется. Социальные, гуманитарные вопросы, вопросы живых систем, вопросы существования общества сейчас выходят на первый план наряду с умением программировать. Мне кажется, мы не должны впадать в крайности. Надо оставить на столе все опции», — отметил Волков.

Далеко не все традиционные профессии по силам искусственному интеллекту. По мнению ректора МФТИ Дмитрия Ливанова, вряд ли кто-то рискнет лечиться у врача, который учился онлайн и никогда не работал с живыми пациентами. И тем более не рискнет лечиться у компьютерной программы. «Есть сложные профессии, которые требуют совмещения не только предметных знаний, но и профессиональной и личной ответственности, опыта. Это профессии врача, учителя, психолога. Вот их искусственный интеллект никогда не заменит», — считает Ливанов.

По словам генерального директора Яндекса Елены Буниной, однозначно в будущем сохраниться спрос на HR-специалистов. Требования к профессии в современных реалиях могут измениться, как и ее наполнение, но она останется востребованной. С этим согласен и президент МТС Вячеслав Николаев.

В то же время появляются совсем новые профессии, на которые тоже есть спрос. Например, испытатель беспилотного транспорта или оператор роботов-курьеров. Сейчас, по словам Буниной, один оператор обслуживает в среднем 10 роботов. «Причем это не такая сложная профессия, как может показаться», — отметила Бунина. С развитием этого направления нагрузка на операторов возрастет, но спрос останется.

По мнению Буниной, через 10 лет возникнут профессии, о которых мы даже не подозреваем сейчас. «С одной стороны, какие-то профессии отмирают. С другой, появляется много профессий, на которые не хватает специалистов. Это означает, что людей придется переучивать. Мы не должны этого бояться, за этим экономика будущего. Речь не только о программистах и аналитиках, но о тестировщиках, дизайнерах, маркетологах, на которых есть спрос сейчас», — отметила Бунина.

Вопрос о том, какие специалисты нужны будут через 10 лет, будет зависеть от того, с какой скоростью пойдет процесс становления экономики посттруда, когда рутинные профессии начнут отмирать, считает Николаев. «Мы видим эксперименты в разных странах, которые уже сейчас думают, как будут жить в этих условиях. Наверняка будут востребованы профессии, связанные с человеком. Будет спрос на людей, которые быстро адаптируются», — отметил Николаев.

Учитель физкультуры не должен оценивать генетику ребенка Школе пора уходить от нормативов и изменить подходы к аттестации, считает завкафедрой физкультуры и спорта школы «Летово» Алексей Машковцев.

Диплом о высшем образовании: кому он нужен?

По словам Ливанова, запросы к образованию в последние годы существенно изменились. «В систему приходят более взрослые люди, у которых за плечами уже есть профессиональный опыт», — отметил ректор МФТИ. Чаще всего, есть за плечами у них и вузовское образование, а может и не одною. «Эти люди четко понимают, что им нужно: продвинуться в своей профессиональной области или получить другую профессию», — отметил Ливанов.

Традиционный путь — школа, вуз, работа — остается в прошлом, считает ректор Школы управления Сколково Юрий Левин. «Мир меняется, возникает потребность, как личная, так и профессиональная, в постоянном обучении. Все, кто работает в образовании, должны быстро адаптироваться к этому тренду — обучению в течение всей жизни», — отметил он.

Поскольку в современных реалиях одной профессии на всю жизнь будет недостаточно, да и сами профессии постоянно меняются, диплом о высшем образовании как таковой сейчас не очень важен, считает Левин. «Важен не диплом, а то, что ты можешь», — отметил он.

Бунина согласилась: если есть знания, есть опыт, работодатель может взять человека и без высшего образования. «И все же, когда он знает, что человек окончил хороший вуз, это бывает плюсом», — отметила она. По словам эксперта, наличие диплома означает, что, несмотря на сложную программу в этом конкретном вузе, человек справился. Это говорит не только о его знаниях, но и о целеустремленности, усердности, способности распределять свое время, концентрироваться на главном и много чего еще.

Куда идти учиться: вуз или курсы?

Наряду с традиционными вариантами — вуз или колледж — существует целый сегмент онлайн-курсов, которые тоже могут дать профессию и путевку в жизнь. Например, школьники в регионах за два года, например, за 10-11 класс, уже сегодня могут получить цифровую профессию и сразу после школы, минуя колледж и вуз, пойти работать. Вместе с тем, в образование сегодня активно включается бизнес, который сам, в партнерстве с вузами или образовательными платформами запускает программы обучения, чтобы взращивать кадры.

В качестве примера того, как компании готовят специалистов под свои запросы, Левин привел университет Google. «В течение 6-9 месяцев люди учатся, получают навыки, и выходят на работу. А дальше они понимают, что чего-то им не хватает, и берут дополнительные курсы. Вот эта концепция становится все более популярной», — отметил эксперт.

В образовании начинают превалировать новые тренды: непрерывное обучение, персонализация, разные форматы подготовки, считает Левин.

Выходит, что никакого выбора между вузом и курсами на деле не существует, потому что одним только вузовским образованием ограничиться уже не получится. В то же время именно фундаментальная наука, по словам Николаева, отстраивает логические связи, которые впоследствии позволяют выпускникам вузов привносить в мир что-то новое. «Будущее за сочетанием фундаментального образования и социальных навыков», — считает он.

Уйдет ли образование в онлайн?

Ведущие вузы все чаще выкладывают в онлайн курсы своих профессоров. Так сделал, например, MIT. Зачем вообще поступать в вуз, если знания от лучших преподавателей можно получать напрямую, часто — бесплатно, и не вставая с дивана?

Россию ждет дефицит людей с высшим образованием На рынке труда будут происходить драматические перемены, но связаны они не с пандемией коронавируса, уверен экономист Владимир Гимпельсон.

«Останется ли в современном мире место для традиционных вузов? Не будут ли все учиться бизнесу, математике, физике онлайн? Рост облачных образовательных сервисов ставит перед нами такие вопросы. Но дело в том, что глобальный сервис никогда не заменит живой коммуникации с преподавателями, с единомышленниками», — считает Левин.

Такой же позиции придерживается ректор МФТИ. «Эти курсы открывают миллионы людей, но до конца дослушивают одну лекцию только десятки. Понимают, о чем идет речь, единицы. Здесь важна не просто передача информации, а та работа, которую должен проделать тот, кто учится, чтобы понять, переработать, освоить. Эта работа возможна только в коммуникации с профессионалами, с учеными», — считает Ливанов. Пока только вуз дает студентам доступ к живой коммуникации с лучшими профессорами.

Конечно, в цифровом мире профессия преподавателя как доставщика знаний обречена, считает Волков. В то же время, по его словам, в мире все более востребованной становится профессия преподавателя как человека, вовлекающего в процесс познания, способного втянуть в проблемный разговор. И спрос на таких преподавателей будет только нарастать. «Мы видим по зарплатам преподавателей ведущих вузов мира, что этот процесс уже идет. Всем университетам страшно не хватает таких вот преподавателей», — отметил Волков.

Что же касается облачных сервисов, по мнению Левина, проблема их еще и в том, что они не могут удовлетворить потребность в локализации образования. «Людям важно обучаться на основе кейсов своей страны, своего региона, слушать презентации локальных экспертов», — считает Левин.

Кроме того, по словам Левина, сегодня важным аспектом в обучении становится практика: длительные стажировки в ведущих корпорациях, возможность соединить теорию с реальными задачами, которые выпускники должны будут решать по окончанию обучения. Уже недостаточно давать только знания, не давая при этом понимания, где они будут востребованы и какие задачи позволят решить. «Чем раньше мы вовлечем студентов в решение задач, тем больше они будут мотивированы и будут понимать, зачем учатся», — считает Левин.

Уже сегодня ведущие российские вузы, по словам ректора МФТИ, наряду с исследовательским направлением дают студентам возможность в качестве дипломного проекта создать свой стартап или поработать над корпоративными проектами крупных компаний. «Не могу сказать про все вузы, каждый развивается в рамках своей модели. Наше высшее образование очень неоднородно, есть лидеры и аутсайдеры. Но ведущие вузы дают студентам такой выбор», — отметил Ливанов.

Следующая ступень — система зачета кредитов, которая позволит студентам выбирать курсы и модули в разных вузах. Такая система даст возможность еще больше персонифицировать образовательную траекторию, отметил Левин. «Только активная вовлеченность корпораций, бизнеса и сотрудничество между вузами даст возможность готовить тех сотрудников, которые востребованы в современной экономике», — считает он.

Анна Семенец

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +12°
Санкт-Петербург: +15°