eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Мир хижинам, война — дворцам»: почему в Петербурге разрушаются дома дореволюционной постройки

Строительство многоэтажек и бизнес-центров все чаще становится смертельно опасным для исторических зданий и их жильцов.

18:07, 14.06.2019 // Росбалт, Петербург

Фото Фото Юлии Надеждинской, ИА «Росбалт»

Окончание Дня России выдалось для жильцов дома № 4 по Выборгской улице тревожным: на одной из стен здания, введенного в эксплуатацию в 1914 году, взорвались «маячки», о чем они незамедлительно и сообщили в службу 112. На место тут же прибыли сотрудники местного отделения МВД и МЧС России, представители «ПетербургГаз», Отдела вневедомственной охраны и районной администрации. А далее события развивались как в «хронике пикирующего бомбардировщика».

Выборгский район. Сага о взорванных «маячках»

Первыми взбаламутили общественность наши коллеги, сообщив, что в многоквартирном доме № 4, в котором проживает 81 семья, обрушился потолок. Эту новость тут же подхватили информационные ленты. Но администрация Выборгского района выступила со встречным заявлением, что по факту никакого обрушения не было. 

«Трещины на стенах парадной № 2 дома № 4 были обнаружены 6 июня. На доме были установлены 8 маячков для мониторинга состояния здания. Два маячка разорвались, дав трещины от 2 до 5 мм», — отмечается в официальном релизе. В целом же, «дом аварийным не является». Люди не пострадали.

Но 39 жильцов из парадной № 2 все-таки расселили, а 22 человека отправились в пункт временного размещения, организованный в гимназии № 107 в Нейшлотском переулке. На следующий день их перевели в квартиры маневренного фонда, хостелы и отели на проспекте Просвещения.

13 июня в администрации Выборгского района прошло заседание комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности. Председательствовал глава администрации — Валерий Гарнец. Он поручил компании ООО «ПроСтрой» провести экспертизу несущих конструкций пострадавшего дома с предоставлением заключения о его состоянии — чтобы «через 3-4 дня жильцы» смогли «вернуться в свои квартиры».

Сами жильцы утверждают, что дом № 4 начал разваливаться не «вдруг». Причиной тому — возводимое по-соседству, под литерой А, новое жилое здание. Застройщик — ООО «Петербургская Строительная Компания» («ПСК»).

Когда один из домиков — «карточный»

Но в офисе самой «ПСК» придерживаются совсем другого мнения, утверждая, что дом № 4 по улице Выборгской начал разрушаться не вчера. С момента его ввода в эксплуатацию, в нем ни разу не было капремонта. Жильцы пытались через администрацию признать его аварийным, но не встретили поддержки.

«Когда мы получили разрешение на строительство на данном участке, его предварял акт КГИОП от 05.04.2018, в котором были четко прописаны технические характеристики всех зданий, находящихся в радиусе 30 метров: в каком они состоянии, где есть трещины и обрушения», — комментирует происходящее Наталья Денисова, руководитель Отдела маркетинга ООО «Петербургской Строительной Компании».

Поэтому «ПСК» установила на основном здании т. н. «маячки-щелемеры», и специальная комиссия раз в две недели проводит замеры, насколько трещины в доме № 4 превышают допустимую норму, делает фотоотчет. Сейчас, после того как взорвались два из восьми «маячков», первое, что приходит на ум жильцам, винить во всем компанию-застройщика. Но застройщик возражает: мол, вы посмотрите, в каком он состоянии, этот дом, в каком состоянии его парадные! Там штукатурка осыпается на голову людям уже сама по себе, потому что непонятно, на чем она держится…

Василеостровский район. Трест строит, а дом — практически лопнул

Аналогичная ситуация наблюдается в еще одном старом районе города — Василеостровском. В апреле этого года «Росбалт» уже писал, как разрушается многоквартирный жилой дом № 10 на Железноводской улице: здание, которому более 110 лет, и так было не в лучшем состоянии, но после того, как «Строительный трест» начал возводить в непосредственной близости от него еще один жилой объект, состояние дома резко ухудшилось. И за все время в нем не было ни одного капитального ремонта.

Фото ИА «Росбалт», Елена Ширская

Хотя первую сквозную трещину — с первого по пятый этажи — жильцы обнаружили еще в 1980-е годы. Впервые дом признали аварийным в 1986 году. И даже расселили ближайшую к стройке парадную. В 2002-м городские власти подтвердили аварийность здания, но на следующий год — сняли, лишив жителей мест в городской очереди на улучшение жилищных условий. А в доме вместо капремонта сделали «косметику»: обновили фасады, привели в порядок стены в подъездах, провели работы на коммуникациях. Подсластили пилюлю.

А в 2018-м «Трест» начал свое строительство. И из-за него начал проседать и заваливаться флигель старого дома, хотя он попадал в ту самую,  «30-метровую зону», поэтому  мониторинг состояния его конструкций должен вестись во время проведения всех работ. 

Фото ИА «Росбалт», Елена Ширская

И хотя застройщик утверждает, что он ведется и по его результатам строительная и управляющая компании разделят работы по восстановлению разрушающегося дома, степень повреждений можно будет оценить только через 4-6 месяцев после окончания строительства.

Сами жильцы предполагают, что дом столько не простоит: он начинает разваливаться как карточный домик.

Центральный район. Когда инициатива работает

Примеры, к сожалению, можно приводить долго. В Центральном районе сразу несколько зданий оказались в эпицентре строительства дома премиум-класса — на месте снесенных корпусов дореволюционного завода Оуфа. Правда, его жители не стали ждать взрыва «маячков», а проявили гражданскую инициативу, взяв дело под свой контроль.

Когда Анна Козлова и Мария Егупова узнали, что в их жилом квартале решил поселиться «элитный сосед» — «премиальный клубный дом с частным садом и wellness-зоной» от девелоперской компании «Ховард» — они начали действовать.

Фото Фото Юлии Надеждинской, ИА «Росбалт»

«Мы собрали более трехсот страниц переписки с различными инстанциями на предмет необходимости „бережного“ строительства в жилом квартале, где один из домов — № 15 по 9-й Советской — уже давно является аварийным, — говорит Анна Козлова, — осталось только все это обобщить и издать книгу, которая будет полезна жителям дореволюционных домов, попавших в зону интенсивной застройки».

Фото Фото Юлии Надеждинской, ИА «Росбалт»

В «зону застройки» нового элитного комплекса также попали два корпуса дома № 19 и дом № 24 по 8-й Советской.

Как поясняет Мария Егупова, жительница дома № 19, корп.2 по ул. 9-я Советская, собственно аварийным является только дом № 15, он 1912 года постройки. Анна Козлова, стучась во все двери, добилась, чтобы на его ремонт были выделены деньги. А дом — практически рассыпается! 

Фото Фото Юлии Надеждинской, ИА «Росбалт»

К примеру, максимально допустимые нормы осадки жилого здания — 20 см. И если в остальных домах данного жилого квартала норма нарушена на сантиметр, то в доме № 15 осадка местами достигает 47 см. Помимо этого, очень сильно накреняется стена дома. Безусловно, новый «элитный сосед», если бы не были приняты превентивные меры, убил бы этот дом!

Леонид, житель дома № 19, корп.1, считает, что строители повели себя как дилетанты. 

«Мало того, что решили впихнуть свое здание в „дырку“, образовавшуюся на месте снесенных корпусов, они наполовину снесли и стену, которая соединяла близко стоящие дома, являясь для них своеобразной „скрепкой“», — заявляет он. 

Теперь, по мнению Леонида, здания шатаются как гнилые зубы. Он показывает рукой на свое окно, под которым отчетливо видна трещина. И на стену дома № 15, заклепки на трещинах которого напоминают ленточки лейкопластыря. 

Фото Фото Юлии Надеждинской, ИА «Росбалт»

«Только что от них толку, в этих „ленточках“, — считает Леонид, — когда все дома вблизи стройки, а не только многострадальный 15-й — в трещинах».

Свет в конце строительного туннеля

По словам Марии Егуповой, жильцы близлежащих домов, на самом-то деле, совсем не против такого «элитного» соседства. Только им очень хочется, чтобы при его строительстве был соблюден ряд правил. 

Во-первых, оно должно быть «бережным». Но о каком бережном отношении может идти речь, когда сваи за время работ на 9-й Советской меняли трижды. Мария называет подобный выбор «строительным цирком». Исторический центр города, с его повышенной хрупкостью — это не экспериментальная площадка для различного рода инноваций в сфере высоких строительных технологий. Возводя новое жилье для людей, не нужно забывать, что в старых и хрупких зданиях поблизости тоже живут люди.

И гражданская инициатива, насколько бы действенной она ни была, не способна заменить законодательную: недобросовестные застройщики должны не просто чувствовать свою ответственность за разрушение исторических зданий, они должны осознавать, на каком этапе варварского строительства эта ответственность может быть переквалифицирована в уголовную. Хотя когда они осознают это, разрушенного уже не вернешь. Но и исполнительная власть не должна при этом сидеть сложа руки.

«Мы бы предложили главам районных администраций — Петроградского, Центрального, Василеостровского и других, где сохранились дома дореволюционной постройки, почаще обходить „свои владения“, — резюмирует женщина. — Не дожидаться отчетов о том, что происходит на вверенных им территориях, не объезжать на машине, а именно обходить. Чтобы понимать, что это такое — „ускользающая красота“. Чтобы не ждать, когда в исторических зданиях начнут взрываться „маячки“».

Юлия Надеждинская 

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 22°
Санкт-Петербург: 21°