eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Не обвинительное заключение, а «сказка»

По мнению правозащитников, в деле о теракте в петербургском метро много нестыковок, а прямые доказательства вины подсудимых отсутствуют.

22:21, 05.10.2019 // Росбалт, Петербург

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

На общественной площадке «Открытое пространство» в субботу днем выступили правозащитники и адвокаты фигурантов дела о теракте в петербургском метро. В ходе встречи они рассказали о слабых сторонах обвинения и перспективах оправдания подсудимых.

Мероприятие не зря назвали информационным: организаторы решили напомнить обществу, во что превратилось дело спустя два года. Внимание к расследованию, как полагают активисты, за это время сильно поубавилось. Между тем встреча оказалась весьма многолюдной. Журналисты, правозащитники и другие неравнодушные граждане приехали, чтобы разобраться в хитросплетениях уголовного дела.

Фото Никиты Строгова

Напомним, взрыв в петербургском метро произошел еще 3 апреля 2017 года — погибли 16 человек и 103 пострадали. Суд над фигурантами дела продолжается до сих пор, обвинение предъявили одиннадцати уроженцам республик Средней Азии, проживавшим в Петербурге и Московской области. Все фигуранты дела якобы так или иначе вступили в сговор с Акбаржоном Джалиловым, который, по версии следствия, и устроил теракт 3 апреля 2017 года.

Нестыковка за нестыковкой 

О странностях в деле говорили не прекращая. Так, по словам правозащитников, обвинение в отношении смертника Джалилова строится исключительно на показаниях человека, которого даже не допустили в процесс.

«Про Акбаржона Джалилова мы знаем только со слов его коллег, которые, в свою очередь, дали показания со слов близкого друга Акбаржона (Сухроба Дадабаева — «Росбалт»). Следствие его не допросило, в суд он не вызывался», — объяснила активистка Алина Есипова, которая присутствовала на всех судебных заседаниях по делу о теракте. 

Таким образом, главный свидетель обвинения в итоге не получил никакого формального статуса.

Мешают узнать правду, по мнению защитников обвиняемых, и сообщения о якобы имевших место пытках трех фигурантов дела — Аброра и Акрама Азимовых, а также Мухаммадюсупа Эрматова. Такую практику правозащитники на встрече назвали «неофициальными задержаниями». Человека якобы негласно вывозят в секретную тюрьму спецслужб, выбивают «нужную» информацию, а затем уже оформляют официально — по анонимным доносам и с подкинутыми гранатами. 

В изоляторе им не удавалось поговорить о пытках с фигурантами дела — всякий раз мешал сотрудник ФСИН, который прерывал разговор. В суде успеха тоже не добились.

«Все вопросы, которые могли бы подтвердить или опровергнуть информацию о содержании в секретной тюрьме, на суде снимались», — рассказала член Общественной наблюдательной комиссии Яна Теплицкая.

Фото Никиты Строгова

Активисты напомнили, что задержания — уже официальные — проходили на Товарищеском проспекте в Петербурге. Сперва там жил Мухаммадюсуп Эрматов вместе с женой и ребенком, которые позже уехали на Родину. 

«В дальнейшем это помещение стало такой «резиновой» квартирой, где часто кто-то уезжает, приезжает и съезжает. То есть там всегда жило несколько человек», — добавила Есипова. 

По ее мнению, шестерых фигурантов дела задержали просто потому, что они проживали в квартире на Товарищеском, вменили постояльцам приготовление к теракту и хранение гранат.

Также отмечалось, что с уликами у следствия вообще сложности. Правозащитники обратили внимание, что в обвинительном заключении указаны самодельные бомбы — в квартире же нашли промышленные.

Сомневаться в объективности расследования их заставило и задержание Акрама Азимова. 18 апреля 2017 года, по сообщениям СМИ со ссылкой на врачей, сотрудники обнаружили его в клинике в Киргизии и переправили в Москву. 

«Хотя по официальной версии его задержали в Подмосковном городке. То есть официальная версия не сходится», — добавили на встрече. 

В дело вступают адвокаты 

Пока присутствующие разбирались в сложностях дела, по видеочату присоединился защитник фигурантки дела Шохисты Каримовой. Обвинение вокруг единственной женщины в процессе строится на том, что она передала соседу Аброру Азимову телефон, на которую тот установил сим-карту — якобы для связи со смертником. Впрочем, позднее у Каримовой, случайно или нет, нашли запал, гранату и электродетонатор.

«В деле есть явные нарушения статей Европейской конвенции о защите прав», — отметил адвокат Виктор Дроздов. 

По его мнению, постоянное продление ареста обвиняемых идет вразрез с законом, тогда как «аквариумы» в судах унижают человеческое достоинство. Российские власти, кстати, так не думают: сенаторы 1 октября отказались демонтировать стеклянные кабины в залах судебных заседаний.

Фото Никиты Строгова

Как отметил Дроздов, суд торопится рассмотреть дело как можно быстрее, при этом отказывается рассматривать все ходатайства стороны защиты. Вещественные же доказательства, такие как дверь взорванного вагона метро, по словам адвоката, и вовсе не исследовали, а другие материалы дела увезли в Москву. 

«Общество должно знать о том, какой безобразный процесс происходит сейчас в Российской Федерации, — заявил Дроздов. — Суд абсолютно не интересует, что было третьего числа (в день теракта — «Росбалт»). Его интересует формальное, процедурное поведение. 

Позиция суда и многочисленные нестыковки в деле являются прямой дорогой в Европейский суд по правам человека, добавил адвокат.

Гости мероприятия не раз задавали вопросы Дроздову, но в целом всех волновало одно — есть ли шанс на оправдание фигурантов дела. 

«Оправдывать нечем. Не потому, что они невиновны, а потому, что нет доказательств», — объяснил защитник, назвавший уголовное дело «правовым абсурдом», а обвинительное заключение — «сказкой». 

По его мнению, процесс с такими нарушениями должен быть по закону прекращен.

«Дело общественное, все знают, что оно само по себе сложное, резонансное. И чтобы его развалить, на это минимальные шансы», — поделилась мнением защитница Аброра Азимова. 

Адвокат напомнила, что российское правосудие отличает обвинительный уклон, а процент оправдательных приговоров ничтожен.

«Оружие только одно — публичность и требование во всем разобраться», — резюмировали защитники.

Между тем судебное разбирательство уже подходит к концу. Последний из обвиняемых дает свои показания 15 октября.

Никита Строгов

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 11°
Санкт-Петербург: 9°