eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Думал, если все расскажу — меня перестанут мучить»

«Пытки в секретной тюрьме» и ночные допросы. Что рассказал в суде главный фигурант дела о теракте в петербургском метро Азимов.

16:48, 18.10.2019 // Росбалт, Петербург

Фото ИА «Росбалт», Никита Строгов

Два с половиной года прошло с момента взрыва в петербургском метро. Тогда, 3 апреля 2017 года, погибли 16 человек и 103 пострадали. Суд же до сих пор исследует доказательства и допрашивает обвиняемых.

На скамье подсудимых оказался и Аброр Азимов, которого считают основным фигурантом дела о теракте. В Первом западном окружном военном суде обвиняемого допрашивали на протяжении 5 часов. 

«Росбалт» рассказывает, как выступил в суде Аброр Азимов в суде 17 октября и какие сомнения возникли у участников процесса.

Кто такой Аброр Азимов, и в чем его обвиняют?

Официальная версия следствия идет вразрез с позицией подсудимого. Материалы дела гласят, что Аброр Азимов вступил в террористическую организацию «Катиба Таухид валь-Джихад» (запрещена в РФ) в Стамбуле не позднее марта 2016 года. Обвиняемый по материалам дела предстает как человек, который давал советы по изготовлению бомбы, вовлек троих фигурантов дела в террористическую организацию и незаконно хранил оружие и взрывчатку.

По версии следствия, Азимов посредничал между неким Махбубовым и предполагаемым смертником Акбаржоном Джалиловым.

Махбубов — организатор теракта? Почему его нет на скамье подсудимых?

Личность Махбубова — загадка для правоохранительных органов и участников процесса. Аброр Азимов, допросу которого и посвятили заседание 17 октября, якобы переводил деньги смертнику Джалилову от Махбубова. Последний, по версии правоохранительных органов, руководил терактом и сейчас находится в розыске.

Азимов действительно состоял с ним в финансовых отношениях?

И да, и нет. Азимов высылал деньги — в этом сходятся следствие и сам подсудимый. Различие в том, что финансовые переводы подсудимый не связывает с организацией теракта.

На судебном заседании Азимов объяснил, что познакомился с неким Ахмадом в интернете и организовал совместный бизнес по перепродаже авиабилетов. Денежные переводы — рутина, к которой спонсирование теракта не имеет никакого отношения, объяснил Азимов. Подсудимый не знал, что деньги пойдут на оружие и взрывчатку.

Показания обвиняемого таким образом внесли путаницу в процесс. По версии следствия, Азимов сотрудничал именно с Махбубовым. Подсудимый же упомянул Ахмада, с которым у него и были «денежные отношения».

Ранее сотрудники полиции показывали Азимову фотографию Махбубова — в нем подсудимый не признал своего партнера по бизнесу Ахмада, о чем и заявил в суде.

Как Азимова задержали?

Как утверждает следствие, Азимова задержали 17 апреля 2017 года — спустя две недели после теракта. Обвиняемого допрашивали, после чего он дал признательные показания.

На суде Азимов изложил другую версию событий. Действительно, фигуранта дела задержали 17 апреля — правда, официально. На самом деле формальному аресту якобы предшествовали неформальные пытки в секретной тюрьме ФСБ. 

На следующий день после теракта, 4 апреля, Азимов нашел в интернете попутчиков и вместе с ними направился на машине в сторону Украины. Вскоре автомобиль остановил сотрудник ГАИ, Азимова вывели из машины и посадили в другую. Дальнейшее направление подсудимый не помнит — мешал надетый на голову мешок. 

«Я думал, что вот просто проверяют как гражданина Киргизии. Но когда надели мешок, я был в шоке», — рассказал подсудимый на заседании. Азимова, по его словам, ждали «пытки в секретной тюрьме» ФСБ.

Секретная тюрьма? Пытки?

Да, о пытках говорит не только Азимов, но еще два участника процесса — брат Акрам и Мухаммадюсуп Эрматов. Как рассказал обвиняемый, его якобы увезли в неизвестном направлении, а по прибытии привязали наручниками к трубе. Спрашивали о религии, теракте и связи с другими участниками. Азимов заявил о невиновности, после чего сотрудники ФСБ якобы начали избиение. 

«Пытки продолжались. Я подумал, что если все расскажу, как они хотят, то они перестанут меня мучить», — рассказал в зале суда подсудимый, которого, по его словам, продержали в ФСБ две недели. В последние дни Азимов услышал и крики брата, которого также пытали.

«Я себя убеждал до последнего, что это не мой брат. Он не может, он в Киргизии», — добавил подсудимый.

Зачем это было нужно?

Обвиняемый объяснил, что цель допроса в ФСБ — запугать и выбить признательные показания на стадии официального следствия.

Впоследствии Азимова якобы увезли из «секретной тюрьмы» тем же способом — на машине и с мешком на голове, а официально задержание,рассказывает обвиняемый, прошло 17 октября: высадили из автомобиля, направили по отдельной дороге, после чего встретили другие сотрудники в форме. 

Видеосъемку задержания якобы периодически прерывали — нужно было, чтобы Азимов на камеру говорил по сценарию, объявил подсудимый на заседании.

«Мне подложили пистолет», — объяснил находку подсудимый.

Из «секретной тюрьмы» его все-таки отпустили. Так зачем он потом во всем признался? 

По словам Азимова, угрозы продолжались и на официальных допросах.

«Они заставили меня говорить, чтобы я выглядел тем человеком, которого они хотят показать. Они все исказили так, чтобы на глазах народа показать меня террористом», — рассказал подсудимый. При этом назначенный государством адвокат присутствовал на допросах, но сотрудники не разрешали разговаривать наедине с задержанным.

Азимов продолжал, как он выразился, «топить себя» по нескольким причинам. Так, сотрудники, по словам подсудимого, якобы обещали подкинуть отцу взрывчатку и также обвинить в преступлении.

Признательные показания Азимов давал вплоть до назначения частного адвоката по договору, после чего воспользовался правом хранить молчание.

Синяки же и ссадины на теле сотрудники объяснили просто: Азимов упал. Во всяком случае, так следует из материалов дела.

Звучит сомнительно. Но разве в материалах дела нет фактов, которые указывают на виновность Азимова?

Вызывает сомнения отъезд обвиняемого в Украину на следующий день после теракта. Трудно перепроверить рассказ о перепродаже авиабилетов вместе с Ахмадом, который не фигурирует в материалах дела. Не вносит ясности ситуация с другой подсудимой Шохистой Каримовой, которая отдала телефон и сим-карту Азимову без выяснения причин. 

Подсудимый вдобавок продал дом — по его словам, на свадьбу сестре, а не для финансовой помощи смертнику Джалилова. Кроме того, у Азимова изъяли карту памяти, на которой впоследствии обнаружили чертежи для организации теракта. Правда, по словам подсудимого, сотрудникам не составляет труда добавить «нужные» файлы на флешку.

«Меня обвиняют во всех смертных грехах! Я даже никогда в руках оружие не держал», — заявил подсудимый. Азимов дополнил, что исповедует традиционный ислам и ни к каким радикальным группировкам отношения не имеет.

Обвинитель зачитала протоколы допросов, из которых и следует официальная позиция следствия. Так, прозвучали признания Азимова в организации теракта, связи с Махбубовым, вовлечении в преступление других участников процесса. Взрыв в метро, в частности, подготовили, поскольку Россия вмешалась во внутренние дела в Сирии.

Суд в итоге заслушал протоколы ранних допросов Азимова. По закону, это делают для устранения противоречий. Однако после речи обвинителя путаницы стало еще больше.

Разве оглашение предыдущих показаний не вносит ясности в дело?

Вносит. И все же прокурор при зачитывании дала повод усомниться в процедуре допросов Азимова, что адвокаты сразу и заметили.

Так, вызвал вопросы статус переводчика, который, по словам Азимова, никаким образом не помогал обвиняемому. Тут, впрочем, стоит оговориться — русский язык у подсудимого отличный.

Заметили адвокаты и другие нарушения. В частности, допрашивали сотрудники в ночное время, тогда как необходимого согласия от Азимова на это не получили. Да и подписи не везде стоят, на что сразу указали защитники.

Примечательно, что правоохранительные органы расследовали незаконные избиения при задержании. Однако проверку в ведомстве провели в отношении человека с другой фамилией — кто это, Азимов не знает.

Что дальше?

Пока неизвестно, как суд оценит действия Азимова и других участников процесса: спорные моменты есть как в официальной версии, так и в словах подсудимых.

Следующее заседание в Первом западном окружном военном суде — 21 октября. Оно не будет последним, но судебное следствие постепенно близится к завершению.

Никита Строгов

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -7°
Санкт-Петербург: 0°