eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Слава была для Меркьюри скорее бременем, нежели приятным бонусом»

Музыка Queen похожа на хорошее вино, уверены биограф музыканта Питер Фристоун и пианистка Наталья Поснова.

17:17, 13.11.2019 // Росбалт, Петербург

Фото Вероники Жуковой, из личного архива Натальи Посновой

Музыка группы Queen продолжает пленять миллионы людей даже спустя почти тридцать лет после смерти Фредди Меркьюри. Неудивительно, что во всем мире различные музыканты неизменно обращаются к творческому наследию легендарного коллектива. Однако далеко не все проекты получают одобрение членов Queen — в этом отношении фортепианно-симфоническое шоу «Natalia Posnova QUEEN Rhapsody» является редким исключением. 

Пианистку Наталию Поснову «благословил» гитарист группы Брайана Мэя, назвавший ее интерпретацию песен Queen поразительным сочетанием красоты, таланта, инноваций и бравуры. Поддержал проект и личный ассистент и близкий друг Фредди Меркьюри Питер Фристоун, который прожил рядом с выдающимся музыкантом последние двенадцать лет его жизни и был одним из главных консультантов нашумевшего фильма «Богемская рапсодия».

В преддверии концерта, который состоится в Петербурге 22 ноября, Росбалт встретился с Натальей Посновой и Питером Фристоуном, которые рассказали в интервью о том, почему музыка группы Queen продолжает оставаться популярной на протяжении столиких лет, какое влияние на общество оказала смерть Меркьюри, почему музыкант воспринимал свою славу скорее как бремя и в чем заключается главное наследие группы. 

Р.: Несколько лет назад музыканты Queen заняли первую строчку в рейтинге самых популярных групп и музыкантов, в компании которых жители Великобритании хотели бы провести вечер, обогнав Oasis, Дэвида Боуи и The Beatles. Получается, что шоу продолжается — даже спустя тридцать лет после смерти солиста группы Фредди Меркьюри…

П.Ф.: Дело в том, что Фредди никогда и не думал, что группа перестанет существовать после его смерти. Он оставил после себя музыку, над которой остальные члены группы работали, когда его не стало. Я думаю, что причина, по которой Брайан Мэй и Роджер Тэйлор до сих пор выступают, заключается в том, что они делают то, что любят.  Ну а теперь у них еще и много молодых поклонников. Им нравится быть на  сцене и находить отклик у зрителей.

Ну и наконец — это просто очень хорошая музыка. 

Р.: Я правильно понимаю, что всплеск популярности Quenn за последний год — это заслуга фильма «Богемская рапсодия»?

П.Ф.: Конечно,  фильм здесь сыграл огромную роль. Группа даже вернулась в альбомные чарты. А многие и вовсе через картину открыли для себя Queen. 

Вообще вы были бы удивлены, узнав, насколько большое количество молодых людей знали песни Queen, но были не в курсе, кто их исполняет. Не забывайте, родители слушают любимую музыку — но дети не всегда интересуются, чья она. После выхода фильма все изменилось. Я работаю в школе, и молодые люди часто просят сфотографироваться со мной, говоря при этом: «Мой отец думает, что Queen — это потрясающе».

Р.: Такая популярность картины стала для вас сюрпризом? 

П.Ф.: Несомненно. Я присутствовал на съемках фильма с самого начала. И работу мы начали со сцен, которые показывают выступление группы на фестивале Live Aid. Когда был сделан первый дубль, я был рядом с Грэмом Кингом, продюсером фильма, и он сказал: «Это будет нечто грандиозное». Но никто даже не мог предположить, что все будет настолько потрясающе. Никто и не мечтал о таких наградах как «Оскар» и «Золотой Глобус».

Р.: А как вы оцениваете свою роль в этом успехе? 

П.Ф.: Меня часто спрашивают, не расстроен ли я, что моего героя нет в фильме. На самом деле, я там есть — если вы посмотрите картину до конца титров, то увидите, что мое имя написано более крупным шрифтом, чем другие. 

Фото из личного архива Питера Фристоуна

Кроме того, фильм наполнен цитатами из моих интервью. Например, они использованы в сцене дня рождения отца Фредди, когда Кашмира (сестра музыканта — «Росбалт») говорит, что Меркьюри был рожден в Лондоне в возрасте восемнадцати лет. 

К тому же, если бы мой персонаж был фильме, вряд ли бы это добавило что-то к развитию сюжета. 

Р.: В любом биографическом фильме есть какие-то отступления от того, как все было на самом деле. На ваш взгляд, в чем самые большие неточности картины?

П.Ф.: Я бы выделил два таких момента. Один из них — исполнение группой песни Fat Bottomed Girls в США в начале 1970-х. Это противоречит фактам: композиция была написана только в 1978 году. 

Еще одна довольно серьезная неточность — в фильме Фредди рассказал участникам коллектива о том, что болен СПИДом еще до выступления на Live Aid в 1985 году, тогда как на самом деле это произошло в 1987 году. 

Р.: На ваш взгляд как повлияла смерть Меркьюри от СПИДа на восприятие этой болезни в обществе? 

П.Ф.: Одна из причин, по которой Фредди сделал заявление о том, что он болен СПИДом, чтобы показать миру, что вирус не выбирает своих жертв. Он не атакует только малоимущих, проституток или наркоманов. Неважно, сколько у тебя денег и насколько ты популярен — для вируса это не имеет значения. 

Я думаю, что после этого восприятие болезни действительно стало меняться. После смерти Фредди люди поняли, что болезнь может поразить и знаменитостей и абсолютно любого человека. 

Именно поэтому мы сегодня в школе много рассказываем об этой проблеме молодым людям в возрасте 13-18 лет. Их очень важно предупредить. Я веду беседы о СПИДе с теми, у кого впереди вся жизнь. Они наследуют нашу землю и наше будущее — но только в том случае, если у них эта жизнь будет. 

Р.: Фредди Меркьюри был восточным человеком по происхождению. Откуда у него такое европейское понимание жизни и любви?

П.Ф.: Хотя он и родился в Занзибаре, а затем жил в Индии, его родители, как и он сам, всегда были подданными Великобритании. Фредди учился в британском интернате для мальчиков, английская культура окружала его с детства. 

И вообще он был горд тем, что являлся монархистом. Фредди не поддерживал какое-то одно правительство, но королева — это было для него было нечто святое. Так что я бы не стал называть его восточным человеком.

Р.: Высказывания Фредди Меркьюри о самом себе довольно противоречивы. Так, в одном из интервью он говорил, что ему нравится быть сволочью, в другом — что он всего лишь ребенок, который просто очень хорошо это скрывает. Наверное, лучше всего его характеризует песня The Great Pretender, кавер которой Меркьюри сделал в 1987 году (впервые композицию исполнил коллектив The Platters — «Росбалт»). Но можете ли вы сказать, каким был Фредди на самом деле?

П.Ф.: Фредди был хозяином своей собственной судьбы. Например, мы могли много раз говорить о том или ином человеке, что он ему не подходит, но в ответ Меркьюри говорил: «Я знаю, но пока я контролирую ситуацию, все нормально».

Мне даже жаль, что песня  The Great Pretender не была написана им самим — она действительно наиболее точно показывает, каким разнообразным человеком он был. У него было так много «костюмов Фредди Меркьюри». Но контроль над своей жизнью он сохранил до самого конца. 

Не поймите меня неправильно — он не был зациклен на контроле. Но ему всегда хотелось, чтобы его жизнь развивалась в нужном для него русле. 

Р.: Слава для Меркьюри была скорее бременем или приятным бонусом к возможности исполнять музыку?

П.Ф.: Скорее бременем. Он хотел, чтобы все друзья воспринимали его как нормального человека, а не как звезду. Например, когда Меркьюри приходил в клуб с друзьями, большинство ожидало, что он появится в клубе отдельно, а его товарищи будут час стоять на улице в очереди. Но Фредди предпочитал оставаться вместе с друзьями, сколько бы ему не приходилось ждать.

Фото Вероники Жуковой, из личного архива Натальи Посновой

Да, он мог воспользоваться своей известностью, чтобы, например, получить хорошее место в самолете. Но Меркьюри не хотел, чтобы она влияла на его повседневную жизнь.

Р.: Queen в первую очередь ассоциируется с именем Меркьюри. Но та  же «Богемская рапсодия» показывает, насколько равнозначными были все четверо участника коллектива. Queen можно было назвать семьей? 

П.Ф.: В некотором смысле. Но все же, чтобы так долго оставаться вместе, в первую очередь необходимо было быть друзьями. Их можно было бы сравнить либо с четырьмя управляющими директорами компании, либо с людьми, состоящими в браке. 

Хотя для Фредди друзья были более близкими людьми, чем члены семьи. Семья — это люди, которые окружают тебя с рождения, друзья — это те, кого выбираешь именно ты. Так что Queen скорее можно назвать друзьями. 

Р.: В чем для вас заключается главное наследие Фредди Меркьюри? 

-П.Ф.: Конечно, это музыка. Она живет гораздо дольше композиторов. В живых уже нет ни Рахманинова, ни Чайковского, но их творчество до сих пор с нами. С Queen то же самое — сложно представить, что песни группы перестанут слушать, несмотря на то, что Меркьюри уже нет в живых.

Р.: Вы считаете, что эти песни останутся популярными и через 20 лет? 

П.Ф.: Вряд ли Фредди думал, что его творчество будет настолько популярно спустя тридцать лет после его смерти. Но сейчас у него больше поклонников, чем когда-либо. Так что я не вижу причин, почему люди перестанут слушать «Богемскую рапсодию» или «We are the champions».

Н.П.: Как хорошее вино, прекрасная музыка становится только более выдержанной. Популярность Queen c каждым годом все больше. И чтобы их творчество не забывали, мы и создаем такие проекты как Queen Rhapsody. 

Р: Наталья, а как вам пришла в голову идея такой интерпретации музыки Queen? 

Н.П.: Я классическая пианистка, но в этих рамках мне стало тесно. Мне захотелось их расширить — но классический репертуар «отсебятины» не приемлет. В то же время наверное, сказывается влияние моего папы: в молодые годы он играл на бас-гитаре в рок-группе. Поэтому мой интерес к творчеству Queen также понятен. 

Так что у меня большой «багаж», но мне хотелось расширить для публики восприятие музыки. 

Р.: Какие сюрпризы преподнесла Вам работа над музыкой Queen?

Н.П.: Я раскрыла для себя очень многие нюансы. Их музыка настолько разнообразна: у них есть и опера, и кабаре, и треш-метал, и панк. Queen дает такие потрясающие возможности — я не понимаю, почему другой пианист до сих пор не занялся их творчеством. Но я очень рада, что я первая. 

Р.: Есть отклик со стороны других участников группы?

Н.П.: Да, и это потрясающе. Сначала я сделала несколько композиций, после чего Брайан Мэй опубликовал на своем сайте видео и написал, что никогда в жизни не видел ничего подобного. Это дало мне огромную мотивацию для создания целого шоу, и я остановилась именно на музыке Queen. Я могла бы обратиться к творчеству и других групп — но благодаря работе с Питером и Брайаном пазл сложился. 

Фото из личного архива Натальи Посновой

К тому же «союз с классикой» в биографии Фредди Меркьюри был — можно сказать, что композиция «Барселона», которую он исполнил вместе с Монсеррат Кабалье, стала первым кроссовер-проектом в истории. 

П.Ф: Нужно добавить, что Фредди очень верил в этот проект. Поначалу ни одна из звукозаписывающих компаний не была готова инвестировать в «Барселону». Поэтому он полностью вложил все деньги сам. Потом многие пытались исправить свою ошибку, но было поздно.

Р.: Питер, а что вас привлекло в этом проекте?

П.Ф.: Я очень быстро согласился, потому что для меня этот проект соединяет два мира, которые я очень люблю — классику и рок. Когда вы слушаете аранжировки Queen, сделанные Натальей, вы понимаете строение композиций, чувствуете, что в них вложили Брайан, Роджер, Джон и Фредди. Наталья очень хорошо понимает, о чем они думали и что хотели получить в результате. 

Ну и наконец именно такие проекты дают мне энергию и помогают жить дальше.

Беседовала Татьяна Хрулева

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 3°
Санкт-Петербург: 1°