eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Школа заминирована. Просим учеников оставаться на местах и решать примеры

Пастух, волки и петербургская полиция: сообщение о бомбе в учебном заведении не всегда оказывается поводом для эвакуации.

19:27, 06.12.2019 // Росбалт, Петербург

Пресс-служба Минпросвещения России

Петербург захлестнула новая волна ложных сообщений о бомбах в общественных учреждениях. Злоумышленники с 28 ноября «минируют» суды, больницы и другие объекты. Масштабы впечатляют: только 4 декабря эвакуация должна была пройти в 56 школах города. Однако прервали учебный процесс далеко не везде, хотя образовательные заведения фигурировали в списке «террористов».

Справляется ли полиция с угрозами теракта и что делают школы для безопасности учащихся?

Что случилось?

В Петербурге неизвестные уже неделю«минируют» организации и учреждения города. Ни одна угроза, к счастью, пока не подтвердилась. Сотрудники выезжают, ищут бомбы, рапортуют об их отсутствии и «уходят в туман». И так каждый будний день. Выезжают, впрочем, как выяснил «Росбалт», не всегда.

Зачем злоумышленники это делают?

Письма о «минировании» на этот раз высылают «обманутые криптовкладчики». Ситуация необычная. Отправители требуют, чтобы некий Константин Малофеев вернул 120 биткоинов, якобы украденных с биржи WEX. В ином случае «минирования» так и будут продолжаться.

Об этой истории в своем расследовании писали BBC. Малофеев — бизнесмен, который может быть причастен к покупке криптобиржи, рухнувшей в конце 2018 года. Пользователи потеряли цифровые деньги. Предприниматель не сдается и отрицает причастность к сделке.

Насколько масштабны «минирования»?

Весьма. «Минирования» начались с судов Петербурга. Биткоины так и не вернули, так что список учреждений расширился. На днях неизвестные даже обещали взорвать Кремль

«Вдобавок ко всему в Москве над Кремлем пролетят начиненные взрывчаткой дроны-комикадзе (сохранена орфография автора — прим. „Росбалта“)», — говорилось в письме. Столичных чиновников не эвакуировали, никто не пострадал.

На протяжении всей недели «минировали» также торговые центры, больницы, храмы. Не обошлось и без школ: 4 декабря сообщили о бомбах в 56 средних учебных заведениях.

И что, всех эвакуировали?

Нет. В среду «Росбалт» выборочно позвонил в шесть учебных заведений. Сотрудники именно от корреспондента узнали о возможной бомбе в здании. Список таких «заминированных» учреждений выложила объединенная пресс-служба судов Петербурга.

«Нет, у нас оповещений никаких не было точно. Все спокойно, тихо сегодня. Нас не предупреждали. Работаем в штатном режиме, как обычно», — рассказали в школе № 482. 

Эвакуации также не было в гимназиях № 52 и № 56, лицеях № 369 и № 384, школе-интернате № 576.

«У нас никаких сегодня сигналов не было. Итоговое сочинение писали, вкупе с остальными школьниками по городу. Было бы очень печально, если бы такой сигнал прозвучал», — отметили в гимназии № 56.

В распоряжении «Росбалта» также оказалась переписка ученика одного из перечисленных лицеев с его матерью. Как видно из текста, для школьного руководства приоритетом оказалась контрольная работа. 

скриншот переписки

Женщина увидела письмо «террористов», которое очень быстро разлетелось по соцсетям, и, обнаружив в списке лицей, где учится ее ребенок, отправила сыну смс. По словам мамы, детей не отпустили и после решения задач. В итоге с момента публикации письма со списком «заминированных» школ сын собеседницы агентства провел в учебном заведении полтора часа.

Во всех шести учебных заведениях 4 декабря подтвердили, что их не предупреждали об угрозе теракта и сотрудники полиции к ним не приезжали. 

«Росбалт» обзванивал школы в 15:00—16:00, то есть спустя час-два после того, как стало известно о списке «минеров».

Позднее эвакуации также не было?

Точно нет — в гимназиях № 52 и № 56, а также школе № 576. Об этом «Росбалту» сообщили спустя два дня в самих учебных заведениях. На момент публикации материала агентство ожидает ответа от лицеев № 369 и № 384: в учебных заведениях отказались разговаривать с корреспондентом.

Любопытен и разговор с сотрудниками школы № 482. Сперва агентству подтвердили, что эвакуация не проходила, однако спустя некоторое время директор школы в агрессивной форме попросила направить письменный запрос. Пока от учебного заведения письма также не поступило.

Сотрудники не объяснили внезапные перемены в настроении. Нет оснований обвинять руководство учебных заведений в халатности. Во всяком случае, если полиция действительно не предупреждала школы о «минировании». 

Но ведь очевидно, что никакой бомбы там не было. Разве это плохо, что их не предупредили?

Да. Иначе закончится так же, как в сказке про мальчика и волков. Пастушок несколько раз в шутку кричал о нападении стаи — и дровосеки прибегали на помощь. Когда же звери все-таки объявились, на зов никто не пришел.

Телефонный терроризм снижает бдительность, но это не повод не подстраховаться. Типичное русское «авось» — не лучшее решение проблемы, когда идет речь о человеческой жизни.

А эвакуации должны проводиться в любом случае?

Нет. МВД по Петербургу и Ленобласти подготовило документ, в котором рассказало о действиях при угрозе теракта. Так, дежурная часть района обязательно информирует учреждения и организации о возможном минировании. Руководители таких объектов усиливают пропускной режим и ждут сотрудников. Полиция, в свою очередь, осматривает здание и решает, проводить эвакуацию или нет.

Таким образом, правоохранители обязаны сообщать о возможном теракте и выезжать на место. Даже если в списке фигурирует 56 школ, а сотрудников на всех не хватает.

Порядок действий при угрозе теракта подтвердила директор школы № 277 Ольга Тарасова. 

«Я не знаю, есть на объекте какой-то предмет или нет. Мое дело — обеспечить безопасность. Поэтому я сразу после получения сообщения из полиции эвакуирую детей», — рассказала она «Росбалту».

Учебное заведение фигурировало в списке «террориста». Эвакуация прошла, впрочем, далеко не сразу.

Это как?

«Росбалту» точно неизвестно, во сколько 4 декабря злоумышленник сообщил о бомбах в школах. Объединенная пресс-служба судов Петербурга рассказала об этом в 14:05 в Telegram-канале. На тот момент в городе точно было известно о возможном минировании школ.

Школу № 277 оповестили с опозданием, которое могло стать роковым в подобных условиях. 

«Это было вечером, когда уже основная масса детей была дома, в 18:30», — сообщила о времени эвакуации директор школы. Полиция же о бомбе предупредила на полчаса раньше, добавила собеседница.

Итак, хронология следующая:

14:05 — стало известно об угрозе теракта в школе;

18:00 — полиция предупредила школу о «минировании»;

18:30 — началась эвакуация.

Таким образом, по меньшей мере четыре с половиной часа понадобилось сотрудникам, чтобы предупредить учебное заведение о «минировании». В дневное время в школе проводились занятия.

Есть ли шанс отыскать телефонного террориста?

Это было бы проще сделать, если бы он звонил с мобильного телефона. Однако неизвестный рассылает электронные письма, причем использует почтовый сайт с дополнительным шифрованием. В таком случае анонимность обеспечена.

Предположим, сотрудники полиции его все-таки задержат. Что ждет злоумышленника?

В таких случаях действует статья 207 уголовного кодекса — заведомо ложное сообщение об акте терроризма. «Злоумышленника ожидают штраф до 700 тыс. рублей либо реальный срок до 5 лет. Такое наказание он получит, поскольку оповещал о ложном теракте в объектах социальной инфраструктуры», — объяснила юрист ЮК «Право групп» Мария Омарова. По ее словам, к подобным объектам как раз относятся школы и больницы, которые «заминировал» неизвестный.

Никита Строгов

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 15°
Санкт-Петербург: 14°