eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

По гамбургскому счету

Лишение депутатского мандата на основе выдуманных обвинений не делает политика уцененным товаром, который срочно нужно продать, слить или выкинуть, считает депутат ЗакСа Ленобласти Владимир Петров.

19:19, 21.02.2020 // Росбалт, Петербург

Фото из личного архива Владимира Петрова

Самый известный региональный парламентарий страны, депутат ЗакСа Ленобласти Владимир Петров, может лишиться мандата. Напомним, именно он предлагал переименовать Северную столицу и запретить неплательщикам алиментов повторно жениться. 

Эксперты отмечают, что решение ЗакСа очевидно, вопрос только в сроках. 

Почему Петров может стать вторым Львом Шлосбергом, как это отразится на парламенте субъекта, и станет ли лишение мандата концом его политической карьеры, в интервью «Росбалту» рассказал сам парламентарий.  

— Владимир, в повестку ближайшего заседания Законодательного собрания по представлению прокуратуры внесен вопрос о досрочном прекращении ваших полномочий. Сегодня этот вопрос обсуждался на соответствующей комиссии. Что Вам инкриминируют?

— Мне инкриминируют возможную аффилированность с иностранными счетами и финансовыми инструментами через третьих лиц в Германии, где я долгое время работал. То есть конкретно — ничего. Такой своеобразный семантический креатив прокуратуры.

— Получается, вы по части наказания за иностранные счета  — второй Грудинин?

 — Нет, я первый Петров. У Грудинина счета действительно были, и именно тогда, когда иметь их уже было нельзя. А у меня их уже не было. И все участие и в деятельности иностранных компаний, и в управлении, и в руководстве, было давно прекращено.

— То есть иностранных счетов и иных финансовых инструментов у Вас нет?

 — С момента вступления в силу закона о запрете иметь зарубежные счета все мои зарубежные счета, в том числе немецкие, о которых идет речь, были закрыты. Когда в закон вносились дополнения в части уточнения перечня запрещенных финансовых инструментов, куда попали ипотечные и кредитные счета, я закрыл и их, а также кредиты в Германии. 

— И какова ситуация сейчас?

 — Я уже на протяжении многих лет не являюсь учредителем и бенефициаром любых иностранных компаний, не имею зарубежных счетов, кредитов, ипотек, вкладов и иных любых финансовых инструментов в банках за рубежом. А человек, аффилированность с которым мне вменяют, также уже значительное время  назад перестал быть учредителем и бенефициаром указанных компаний. Но пока попытка обьяснить эти очевидные вещи похожа на рассказ курицам о гравитации.

- Когда и с чего все началось? Вы утомили кого-то своей активностью?

Проверки прокуратуры идут более двух с половиной лет, с лета 2017 года. Все началось после пресс-конференции по поводу недостаточности потребительской корзины для полноценного питания человека. Я проводил эту пресс-конференцию в Москве на площадке Национальной службы новостей (НСН), с участием экспертов, диетологов и врачей.  

Сотрудники НСН позже рассказывали мне, как депутат Госдумы Евгений Ревенко — тогда он отвечал в партии за СМИ — обзванивал телеканалы, чтобы те эту пресс-конференцию не освещали.  После по линии партии меня долго  воспитывали, указывая на недопустимость подобных высказываний с моей стороны как члена фракции «Единой России» и так далее. 

Буквально сразу после этого одни неустановленные лица по заданию других неустановленных лиц «случайно» переместили мой пакет документов на выдвижение в депутаты в 2016 году с 1 этажа здания на Торжковской 4, где находится избирательная комиссия Ленинградской области, на четвертый этаж здания на Торжковской 4, где находится прокуратура Ленинградской области. Собственно, с тех пор продолжаются проверки. Хочу заметить, что все «неустановленные лица» мне хорошо известны.

— С чем Вы связываете такое рвение прокуратуры в отношении вас лично?

Я бы не сказал, что это какая-то моя личная история с прокуратурой. Рвение неустановленных и установленных лиц я могу отметить, поскольку именно оно послужило основанием для возбуждения проверок. А далее прокуратура работает по своему плану, это запущенная машина, которая должна в конечном итоге дать какой-то результат.

— А почему, при всей неоднозначности и недоказанности обвинений, прокуратура не может закрыть дело, так сказать, за отсутствием состава?

 — Потому что в этом случае придется расписаться в том, что проверки два с половиной года шли зря.

— А Вы видели материалы дела и тексты запросов?

 — Я видел материалы первой проверки. В обращении к Интерполу указывалось, что запрашиваемые обо мне данные просят предоставить в рамках 20-й конвенции ООН «О международном противодействии коррупции». При этом я указан как лицо, подозреваемое в совершении коррупционного преступления. 

И это, в общем, прямое нарушение, поскольку я никогда не имел процессуального статуса «подозреваемый». Таким образом, законность полученных данных находится под большим вопросом. Я тогда обратил на это внимание. Естественно, с материалами следующих запросов меня уже никто не знакомил.

— Что происходило сегодня на профильной комиссии и какое решение будет вынесено на голосование на ближайшее заседание ЗакСа?

 — Если бы у комиссии была возможность лишить меня мандата прямо сегодня, на самой комиссии, не дожидаясь даже заседания ЗакСа, члены комиссии с радостью бы это сделали. Но по целому ряду причин мне дали 60 дней на сбор доказательств своей заграничной финансовой девственности.

— Что за причины?

— Во-первых, я уже третий депутат фракции «Единая Россия», по которому у органов правопорядка возникают вопросы. Напомню, Сергей Караваев находится под стражей, Елена Маханек — под домашним арестом. 

Во-вторых, в отношении этих двух парламентариев ЗакС не принимал никаких решений, что абсолютно справедливо, поскольку нет решений суда. Но в таком случае, почему какое-либо решение должно приниматься в отношении меня, с учетом того, что я в принципе не являюсь фигурантом никакого дела? 

В-третьих, несмотря на противоречивое отношение депутатов, у нас есть солидарность. Кроме того, законом предусмотрена возможность доказывать отсутствие своей вины.

— Скажите честно, вас в региональном парламенте за Вашу активность не любят?

— Не любят. Но это нормально. Я не могу всем нравиться, не у всех хороший вкус. Для разнообразия надо кого-то раздражать.

— Как думаете, Вы сможете сохранить мандат?

— Думаю, нет. Я уверен, что это просто вопрос  времени.

— Сдадите сами?

 — Нет, сам не сдам. С решением не соглашусь, буду судиться, вплоть до Конституционного суда. 

— Политическую карьеру будете заканчивать? Или «можем повторить»?

 — Политическую карьеру буду начинать. Она была в стагнации последние пару лет, в том числе по причине присутствия в системе. Если меня при отсутствии оснований (а их действительно нет) лишат мандата, конечно, я буду заниматься своей политической карьерой. 

Лишившись таким странным образом мандата, я не становлюсь уцененным товаром, который срочно нужно продать, слить или выкинуть. Более того, я думаю, моя капитализация как публичного политика вырастет. Сейчас время широкомасштабных изменений, а действительно ярких и узнаваемых политиков мало. 

Новые или обновленные политические проекты уже есть и еще будут появляться. И соответствующие предложения у меня уже имеются, я их рассматриваю. Я не исключаю для себя возможности участия в выборах всех уровней — и губернаторских, и в ЗакС Ленобласти в 2021 году, и в Госдуму, особенно, если они будут досрочными, что вполне возможно. В любом случае, я с политикой заканчивать не планирую. Буду дальше дрессировать рыб.

— За что будете ратовать?

— За объединение Петербурга и Ленобласти, как минимум, в какой-то части, возможно, по аналогии с Новой Москвой. За возвращение предыдущего пенсионного возраста, за поднятие которого я, кстати, не голосовал. И за внесение  поправок в Конституцию в части мер соцподдержки граждан. 

Сейчас меры соцподдержки зависят от того, насколько финансово состоятелен субъект — чем он богаче, тем лучше меры социальной поддержки, чем беднее — тем хуже. А это неравенство граждан перед законом и прямое нарушение их конституционных прав.

— Как у Вас настроение в контексте происходящих событий?

 — Приподнятое. У меня всегда улучшается настроение и появляются силы и энергия, когда возникают сложности. Мне нравится их преодолевать.

Беседовала Анна Хмелева

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 4°
Санкт-Петербург: 5°