eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Обидеть художника может каждый — даже пандемия

Сегодня «карикатурист» звучит как «оппозиционер», считает мастер сатирического изображения Александр Зудин.

19:19, 13.07.2020 // Росбалт, Петербург

Рисунок Александра Зудина

Александр Зудин- известный петербургский карикатурист. В июне он был госпитализирован с диагнозом  COVID-19. Вскоре в его Facebook ежедневно стали появляться рисунки, где он с грустинкой и юморком живописал больничные будни. 

О «маленьком человеке» в лапах Эскулапа и почему карикатура сегодня неугодна государству, художник рассказал в интервью «Росбалту».

— Александр, ваши рисованные «хроники ковидного отделения» разлетелись по соцсетям. Неужели вы создавали их даже в реанимации? 

 — Нет, там ничего делать невозможно. В палате интенсивной терапии лежишь в чем мать родила, и выполняешь распоряжения Реанимамы (так называют главную по отделению). Мне оставили только очки и мысли. Кое-что я смог записать на мой основной носитель — мозг, а в дальнейшем «скачал» в блокнот и смартфон. Но сделал я это уже только после того, как в мой юбилей меня перевели в обычную палату, где продолжали ставить капельницы и уколы.

— Под капельницами тоже особо не порисуешь…

Под ними действительно не очень-то подвигаешься. Но желание рисовать возникло сразу, как оказался на обычной кровати — без многочисленных проводов и трубочек. 

Рисунок Александра Зудина

Кстати, я не первый раз в жизни в реанимации. Правда, сейчас в палатах интенсивной терапии висят иконы. А когда я впервые очнулся в реанимации в 2000 году после тяжелой операции, то увидел свой плакат «Календурь-2000» с карикатурами. Видать, юмор благотворно влиял на приведение в чувства прооперированных больных.

— Черного юмора в ваших рисунках все же было меньше, чем остроумных и добродушных наблюдений. Наверное, такой подход помогал процессу выздоровлению?

 — Я в принципе в своем творчестве стараюсь избегать черного юмора- осознаю свою ответственность. Если какой-нибудь несчастный читатель увидит и в карикатурах чернуху, то какими будут его дальнейшие шаги, предсказать не трудно. Поэтому и девиз моего творчества всегда был «Искусство без жертв». В живописи я люблю грустные сюжеты и темы, а в карикатурах — нет.

— Ваши рисунки вызывали и острое сочувствие, и симпатию к «маленькому человеку», попавшему в лапы Эскулапу. Чего было больше — трагедии или комедии?

 — В реанимации четко видно: треть больных ведут себя буйно, сопротивляются, пытаются вырваться из этих самых лап. В итоге их либо привязывают к кровати, либо, увы, увозят вперед ногами. Я предпочел слушаться опытных врачей и выполнять их советы.

В результате в отделении интенсивной терапии я провел всего четыре дня. А ведь был никакой, когда меня привезли на «Скорой». Внимание ко всем пристальное. В палате уже все по-другому.

— Как врачи и медперсонал относились к вашему творчеству? Карандаш и бумагу не отбирали?

 — В палате я мог рисовать, и никто этого не замечает. Там все увлечены своими гаджетами — телефонами, смартфонами. Кто-то смотрит кино, кто-то играет, кто-то читает новости, а кто-то в фейсбуке постится.

Я, пожалуй, отношусь к последней категории. А что художник может выдать в качестве поста? Конечно же рисунок. Тем более я тридцать лет в СМИ. И сейчас продолжаю освещать своими рисунками события на своем сайте. Что касается медперсонала, то он был настолько занят своими обязанностями, что на отвлеченные разговоры с нами у него ни сил, ни времени не было. Их интересовали наша температура, давление, сатурация, а не то, что мы там рисуем или смотрим.

Как-то дежурная медсестра сказала, что она одна на семьдесят больных. Какое тут внимание к тому, чем мы тут занимаемся… Главное, чтобы из палаты не выходили.

Рисунок Александра Зудина

— Люди сейчас разделились на ковид-дессидентов и на тех, кто даже дома ходит в масках и перчатках. А что бы посоветовали вы, человек, перенесший это заболевание? Что делать, чтобы не подцепить заразу?

 — Наверное, не общаться пока с родными и близкими. Я, например, от жены заразился, а она от подруги. Супруга легче перенесла вирус, но она все-таки моложе.

— Какие методы лечения вам кажутся более эффективными? 

 — Лежание на животе 22 часа в сутки.

Рисунок Александра Зудина

— Вы известный в Петербурге карикатурист. Насколько этот вид творчества сегодня востребован? 

 — Карикатуристы ушли кто в тень, кто в сеть. «Подправительственные» газеты перестали публиковать карикатуры — в слове «карикатурист» уже звучит «оппозиционер».

Сейчас работы этого жанра можно найти в интернете. Очень жаль, что у секции плаката нет своего сайта, где можно быстро реагировать на события в стране и мире. Было бы полезно, чтобы наши художники выставляли свои актуальные плакаты как можно чаще, а не раз в год.

Хотелось бы видеть не безликие запугивающие плакаты в общественных местах, а что-нибудь более человеческое, вызывающее доверие. Я не понимаю, почему власти не обращаются к профессиональному сообществу. Ведь наверняка плакатисты могли бы сказать о карантине что-нибудь более яркое и художественное…

Но их роль взяли на себя рекламные агентства и владельцы носителей наружной рекламы. Для них важно продать городу или компании место на щите, а за художественную часть отвечает свой доморощенный дизайнер, еле освоивший Photoshop. Профессиональные художники остаются не у дел.

Беседовала Ирина Дудина

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 21°
Санкт-Петербург: 19°