eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Здесь уже кушать нечего». Как пандемия ударила по мигрантам

От 30 до 40% иностранцев остались без работы в России. В итоге приезжие бастуют и пытаются вернуться на родину, но безуспешно.

18:26, 28.07.2020 // Росбалт, Петербург

Фото с сайта МВД.рф

Пока в России сокращается население, Кремль делает ставку на рабочую силу из Средней Азии. На фоне пандемии приезжие остались без работы и средств к существованию. Вернуться на родину получается не у всех.

Корреспондент «Росбалта» изучил ситуацию на рынке труда и поговорил с экспертами, чтобы выяснить, как мигранты пережили коронавирусную эпоху, почему они бастуют и чего ожидать в будущем.

Выживаемость в цифрах

По разным данным, в России от 30 до 40% мигрантов остались без работы. Всему виной пандемия, которая разорила предпринимателей и выбросила на улицу сотрудников. При этом иностранцы — легкая мишень для недобросовестных работодателей, прибегающих к найму через подставные фирмы либо сомнительные трудовые договоры.

В апреле и мае исследователи РАНХиГС провели опрос мигрантов, чтобы выяснить их положение на рынке труда. Выводы экспертов не слишком утешительны.

«Если взять данные по России и проанализировать только совокупность наемных работников, мигранты потеряли работу в 40% случаев, в то время как местные — только в 23% случаев. Если же суммировать эту цифру с долей тех, кто ушел в неоплачиваемый отпуск, доля тех, кто не работал и не получал заработную плату, составила 75% среди мигрантов против 48% среди местных», — заявили исследователи.

Пандемия оставит кадры за бортом Эксперты уверены: во время затяжного кризиса выживут только лучшие и изворотливые, и снятие ограничений не повлияет на ситуацию.

Из публикации следует, что только каждый пятый опрошенный сохранил доходы на уровне до пандемии либо ушел в плюс. При этом больше половины иностранцев указали на полную утрату средств. Какое-то время приезжим удавалось жить на сбережения либо за счет родственников, но кризис затянулся.

«Как минимум для некоторых мигрантов, по всей вероятности, встал вопрос о физическом выживании», — отметили эксперты.

Все это происходит на фоне естественной убыли населения. За первые пять месяцев численность россиян сократилась на 221 тыс. человек. Снизился и миграционный прирост. Иностранцы, напротив, хотят уехать домой, но не могут из-за закрытых границ.

Точка кипения

Утро 17 июля в Петербурге началось с протестов: на забастовку вышли рабочие «Лахта центра». Акция собрала сотни человек, по большей части — представителей Средней Азии. На место прибыл консул Узбекистана. Протестующие требовали повышения зарплат.

Связан ли всплеск с сокращениями гонораров, неизвестно. Официальную позицию озвучил работодатель: задолженностей за предприятием формально нет.

«Требования, которые выдвигали рабочие, были за пределами трудового договора, касались дополнительных выплат», — рассказали в компании «Ренессанс Констракшн», ответственной за «Лахту».

Забастовка в Петербурге — не единичный случай, когда приезжие заявляли о нарушении условий труда. Протестную акцию в начале июля устроили и курьеры Delivery Club, среди которых мигранты не редкость. Погромы на амурском заводе «Газпрома» и вовсе закончились уголовным делом с задержаниями.

Принципы Мишустина Глава правительства во время выступления перед депутатами говорил очень правильные вещи — которые имеют крайне мало общего с нынешней российской действительностью.

«Фактов несвоевременной выплаты заработной платы работникам не установлено, причиной беспорядков между гражданами Республики Узбекистан — работниками подрядной организации и ее руководством стал конфликт, возникший на почве разногласий в части источника возмещения расходов по оплате патентов на трудовую деятельность», — рассказали в Следственном комитете.

Корреспондент «Росбалта» пообщался с представителем узбекской диаспоры в Петербурге Валишером Хайдаровым. Тот заявил, что не стоит удивляться протестным настроениям соотечественников.

«Если, будучи мигрантами, они бастуют, значит, доведены до точки кипения», — отметил президент Санкт-Петербургского узбекского землячества «Туран».

Под крылом Кремля

По данным ООН за 2019 год, Россия занимает четвертое место в мире по числу мигрантов. На страну приходится 12 млн иностранцев, что составляет более 8,2% населения. По-видимому, в Кремле это ценят.

В пандемию правительство ввело льготный режим для приезжих. Начальство больше не вправе требовать разрешительных документов на работу. Самим мигрантам продлевать бумаги не придется, равно как и тратиться на это. Упростило правительство и процедуру получения гражданства.

«Совершенно очевидно, что с развитием экономики в России нам уже не хватает, а скоро это будет очень заметно, рабочих рук. Это становится реальным объективным ограничителем экономического роста в стране. Это одна из серьезных проблем», — заявил Путин в начале июля.

Вклад мигрантов в ВВП оценивают по-разному. Исследователи приводят цифры от 8 до 13%, что в любом случае наводит на мысль о зависимости страны от притока рабочей силы. Впрочем, как отмечают некоторые эксперты, на рынок труда миграция влияет не всегда позитивно.

Мы сильно обеднели, как бы власть ни уверяла в обратном Подсчеты, согласно которым большинство людей в России живут на 25 тысяч рублей в месяц, ожидаемо вызвали недовольство на самом верху.

«Посмотрите, как складывается ситуация с неквалифицированным рабочим трудом. Он востребован работодателями, но наши граждане не хотят идти на подобные специальности из-за плохих предлагаемых условий. В итоге места занимают гастарбайтеры, для которых цель не приехать и жить, а зарабатывать. Для них даже такие мизерные зарплаты — большие деньги», — отметила директор кадрового агентства «Алмаз-персонал» Ирина Дарджания.

По ее мнению, работодатели не стремятся улучшить условия труда, пока в страну тянутся мигранты, которые хватаются за любую соломинку. Эффектом домино это влияет и на другие смежные отрасли, например низовые позиции в детских садах или на пищевых комбинатах, добавила эксперт.

«Россияне же не идут на неквалифицированные позиции не потому, что не хотят, а потому, что не могут себе позволить. Уровень жизни в стране упал, нужно выплачивать кредиты, ипотеку. Коронавирус с его ограничениями это только подхлестнул. Работодателей тоже нельзя обвинить в экономии на зарплатах, потому что налоги и другие расходы никто не отменял. Результат налицо: верхи не могут, низы не хотят», — добавила собеседница.

По ее словам, ситуация на рынке труда безобразная, а после пандемии только усугубится. Надеяться на снижение безработицы не стоит, отмечают эксперты.

Эшелон на родину

Говорить о заоблачных условиях для самих мигрантов также не приходится. Глава узбекской диаспоры в Петербурге рассказал о некоторых нарушениях при трудоустройстве соотечественников.

«Нам поступает очень много жалоб. Человек, например, нанимается, ему месяц или два платят, а потом задержка, кормят обещаниями. Так продолжается еще какое-то время, потом работники разбегаются, идут в другое место. Жить ведь как-то надо. Но там история повторяется. А когда возвращаются обратно, уже и менеджер поменялся, и оказалось, что никакое заявление о задолженности не подавалось, и вообще мигранты здесь живут неофициально», — рассказал о самой частой жалобе Хайдаров.

По его словам, обращение в правоохранительные органы помогает единицам: доказать нарушения со стороны работодателей почти невозможно. К тому же виноваты и сами приезжие, которые не знают, как защищать права.

Собеседник рассказал о некоторых сомнительных схемах, к которым прибегают бизнесмены. Речь идет, например, о трудоустройстве без договора либо через подставные кадровые агентства, которые внезапно «исчезают». О восьмичасовом дне и пятидневке и вовсе стоит забыть.

Трехслойный план спасения путиномики: народ снова за бортом Мероприятия властей разделились на долгосрочно-утопические, среднесрочно-риторические и краткосрочно-практические.

«Спросите у грузчика или уборщицы ближайшего магазина у дома. Вам ответят, что напрямую они там не работают, что их другая фирма наняла. А когда там кидают, они идут к заведующему магазина, и тот делает вид, что не знает их. Как это возможно?» — возмутился Хайдаров.

По его наблюдениям, эти нарушения не новинка, но в пандемию мигрантам стало еще труднее. Многие лишились работы и пытаются вернуться на родину.

«Поверьте, целый эшелон наберется. Будь у них возможность, уехали бы. На один чартерный рейс записывается 150 человек, но забирают около двадцати или тридцати, в первую очередь стариков и женщин с детьми. У консульства столпотворение», — отметил глава диаспоры в Петербурге.

Он добавил, что многим приходится добираться на попутке до границы, однако пересечь ее не получается. Власти Казахстана не пропускают.

«Каждый хочет улететь не потому, что соскучился по родине. Здесь уже кушать нечего, не на что еду брать», — заключил Хайдаров.

Как отмечают в РАНХиГС, иностранцам все-таки удалось пережить пандемию с меньшими потерями, чем ожидалось. Благополучие приезжих зависит от того, как быстро экономика выйдет из кризиса.

«Вместе с тем есть основания ожидать второй волны эпидемии в России, и если это произойдет, вполне возможно, что ресурсы, позволившие мигрантам продержаться в ходе первой волны, окончательно истощатся», — подытожили эксперты.

Никита Строгов

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 7°
Санкт-Петербург: 7°