eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

А-ля итальяно или улицы разбитых фонарей: каким будет Почтовый квартал в Петербурге?

Идея будущего креативного пространства в самом центре Северной столицы вызывает у специалистов вопросы.

17:40, 13.08.2020 // Росбалт, Петербург

Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

На днях петербургские СМИ запестрели заголовками о том, что «Почта России» со Смольным взялись за создание нового креативного пространства в городе. Речь идет о Почтовом квартале между Новой Голландией и Исаакиевской площадью, который должен стать еще одной точкой притяжения туристов и местных жителей.

Что уже известно о концепции проекта? Впишутся ли современные решения в историческую застройку конца XVIII и середины XIX века? Какие проблемы этой локации нужно решать в первую очередь? По будущему Почтовому кварталу прогулялся корреспондент «Росбалта».

Запаркованные задворки Петербурга

Пересекаю Исаакиевскую площадь, иду мимо закрытого на реставрацию памятника Николаю I и выхожу на набережную Мойки. Почтовый квартал начинается здесь — ограниченный Ново-Адмиралтейским каналом, набережной реки Мойки, Большой Морской улицей, Исаакиевской площадью и Галерной улицей. Именно так всоглашении обозначена территория в 25 гектаров, на благоустройство которой в ближайшие пять лет потратят до 8 млрд рублей.

Судя по тому, что набережная Мойки попадает в периметр Почтового квартала, ее тоже ждет реконструкция. И она ей явно не помешает. Не успела я перейти дорогу, как появилось ощущение, что я уже не в центре города, а где-то на задворках. Друг дружку теснят плотные ряды припаркованных машин, редкие грустные пешеходы нерешительно топчутся на узеньких тротуарах. На набережной мы еле расходимся с девушкой и ее золотистым ретривером — мне приходится ступить на полоску зеленого газона, чтобы пропустить их. Мне кажется, или пешеходам здесь не очень-то рады?..

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Справа — дом-усадьба Ломоносова, один из объектов, которые будет реконструировать «Почта России». Его собираются определить под Политехнический музей, а конструктивистское здание Дворца культуры работников связи — под музей современного искусства.

Перехожу дорогу от набережной к домам — увы, исторические здания в стиле классицизма и неоренесанса радуют глаз только издали. Стоит приглядеться — ржавые водостоки, перемотанные скотчем, сбитая слоями штукатурка и цветные лоскуты коммунальщиков поверх вольного творчества горожан.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Остается лишь надеяться, что эти фасады окажутся в поле зрения Смольного — чиновники заявляли, что город займется реставрацией жилых домов в этой зоне. А еще — инженерными коммуникациями, освещением и созданием широкой пешеходной зоны, которой здесь так не хватает. В городской казне на эти цели заложат до 2 млрд рублей.

Итальянские улочки или достоевщина?

Сворачиваю на Конногвардейский переулок и осознаю, что на набережной все было не так плохо. Здесь — до черноты закопченные фасады зданий середины XIX века, на ладан дышат маленькие балкончики, а вдоль переулка тянется высокий черно-серый забор. Огромное количество зловонных мусорных баков, над головой — паутина коммуникаций, за которыми теряется небо. Именно здесь, судя по всему, расположится парковка туристических автобусов, которые сейчас теснятся у Исаакиевского собора. Но помимо этого не мешало бы привести в приличный вид примерно… все вокруг.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Решаю заглянуть во двор жилого дома и ныряю в арку. Типичный петербургский двор-колодец — сырой, грязно-желтый, с зеленым от плесени асфальтом и кучами строительного мусора по углам. Из подъезда выходит бабушка, толкая вперед коляску с маленьким внуком. Останавливаю ее — мне интересно, знает ли она, что скоро будет жить в Почтовом квартале.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

«Ой, правда? — удивленно смотрит на меня пожилая женщина. — Ну слава тебе, господи, может, и до нас у них руки доберутся, не только до Почтамта. Хотя наверняка фасады подмалюют, а внутри так же страшно останется, как есть. Тут ведь даже погулять рядом по-хорошему негде — одни машины. Разве что по Конногвардейскому бульвару…».

Конногвардейский бульвар, по которому из Новой Голландии идут к «Адмиралтейской», действительно выглядит настоящей цивилизацией: в тени деревьев прогуливаются прохожие и кормят голубей. А вот Замятин переулок снова отбрасывает нас в 90-е — замызганные грязные тротуары и дешевые столовые, за дверьми которых грохочут тарелками. К слову, модных баров здесь крайне мало — молодежь в эту часть города пока не заманить.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Наконец, попадаю на Почтамтскую улицу, проходные дворы которой хотят превратить в гастрономическое пространство. Во дворах тут, по замыслу, появятся антикварные магазинчики, мастерские, шоу-румы современного искусства, коворкинги, офисы, хостел и даже некий «секретный сад». Как заявляли чиновники, все это должно напоминать уютные итальянские улочки.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Эту идею раскритиковал Владимир Шухов, председатель российского отделения международной организации DOCOMOMO, которая занимается изучением и защитой архитектурного наследия модернизма — тот самый Шухов, что в прошлом году заявил о необходимости снести часть исторического центра Северной столицы.

«Не понимаю, при чем здесь итальянская история? Питер есть Питер, и изюм у него свой, это нужно обыгрывать, — заявил архитектор. — Пусть это будет улица разбитых фонарей, добавили бы достоевщины, чахоточной, но красивой под этим свинцовым небом».

Из главпочтамта — в концертный зал?

Рядом с Главпочтамтом — Октябрьский районный суд. Напротив него — старое заброшенное здание с зияющими окнами, из которых кое-где торчит картон. Сам Главпочтамт, построенный в стиле классицизма в 1782—1789 гг. по заказу фаворита Екатерины II, нынче выглядит не менее уныло — желтоватое, требующее срочного ремонта здание. Слегка оживляют атмосферу изображения почтальона и городового на облупившихся стенах — они глядят друг на друга поверх запаркованной улицы.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Свой вклад в преображение Главпочтамта обещает внести худрук Мариинского театра Валерий Гергиев — он поможет в создании здесь концертного зала, который, по замыслу, должен напоминать лондонский «Альберт-Холл». Я останавливаю на улице мужчину средних лет и спрашиваю, слышал ли он что-нибудь о Почтовом квартале. Прохожий оказывается сотрудником почтового отделения и строго смотрит на меня поверх очков.

«Да вроде хорошее дело, и окупится, скорее всего. И имидж „Почты России“ исправит, если не накосячат, — он задумчиво окидывает взглядом Почтамтскую улицу. — Но нам-то, сотрудникам, сейчас с этого что?..»

От многих горожан я слышала, что больше всего их беспокоит судьба Главпочтамта. Так, градозащитник и депутат Борис Вишневский уверен, что он обязательно должен продолжать функционировать как почта. Его поддерживает архитектурный критик Владимир Фролов, убежденный в том, что реконструкция исторических здания должна быть аккуратной.

«Очень хочется, чтоб зданиям почты дали вторую жизнь, но работать с этими важными городскими объектами нужно осторожно. У Главпочтамта, например, уникальная по своей тонкости инженерная конструкция атриума, который образует стеклянный купол-двор. Но я бы поработал над внутренней инфраструктурой почтового отделения — зал нужно отреставрировать, добавить современных элементов для удобной навигации», — говорит архитектурный критик.

Садизм и фасадизм в Северной столице ЮНЕСКО бьет тревогу: из-за строительной мафии от уникального исторического центра Петербурга скоро ничего не останется.

По его мнению, Почтовый квартал вполне может стать точкой притяжения туристов и местных, учитывая, что здесь уже находятся ЦВЗ Манеж, музей истории религии, музей Набокова и другие интересные объекты. А Владимир Шухов уверен, что при создании нового городского пространства ориентироваться стоит не на возрастную аудиторию, а на тех, кому 13-25 лет.

«Нужно действовать на опережение, иначе пока достроят пространство, оно потеряет актуальность. Вот, например — зачем из усадьбы Ломоносова делать филиал Политехнического музея? Звучит уныло, молодежь сюда не пойдет. Нужно что-то интерактивное, в духе времени. Антикварные магазинчики тоже молодежи будут не очень интересны. Я знаю, что петербуржцы в целом очень ревностно относятся к историческому наследию города, но ретроградство здесь ни к чему хорошему не приведет».

Большие сомнения у Владимира Шухова вызывает и инфраструктура Почтового квартала — людям неудобно добираться до него, равно как и до Новой Голландии. По его словам, расчет почему-то делается только на пешеходов, в то время как в унылые месяцы года перспектива идти два-три километра до креативных пространств и обратно мало кого прельщает.

«Нужно будет решить проблемы с парковками, с общественным транспортом, иначе в ноябре и декабре это будет мертвая зона. И затачивать Почтовый квартал нужно не только под туристов, но и под местных, которые обычно приезжают на машинах», — уверен Шухов.

В целом же весь проект эксперту кажется сыроватым, так как пока неясно, почему туристы должны предпочесть Почтовый квартал, например, улице Рубинштейна. Непонятно и то, как он будет вписываться в туристический маршрут по центру города. «Закольцевать» его можно было бы с помощью велодорожек и развития речного транспорта, но об этом чиновники пока не говорят.

«В общем, пока видно, что Петербург развивается точечно — как и Москва. Те проекты, которые уже есть, Севкабель порт, набережная Карповки, Новая Голландия, функционируют отдельно, хотя лучше разрабатывать общий план по реконструкции, чтобы не было эклектики. Пока же выхватываются отдельные участки, а серьезного, комплексного, аналитического подхода мы не видим», — резюмировал архитектор.

Так или иначе, всем нам остается лишь ждать внятной картинки будущего Почтового квартала от чиновников, чтобы решить, что в нем должно быть, а чего — нет. К реконструкции улиц обещали не приступать, не обсудив концепцию с горожанами.

Анжела Новосельцева

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -1°
Санкт-Петербург: 3°