eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Петербург — российская столица комиксов»

Рисованные истории — это больше не дань моде, а признанная часть современной российской культуры, считает издатель Дмитрий Яковлев.

17:54, 15.10.2020 // Росбалт, Петербург

Фото предоставлено пресс-службой IX Санкт-Петербургского международного культурного форума

Рисованные истории не чужды российской культуре, но их долгое время загоняли в категории «детское» и «сатира». Отсюда и вышли предубеждения против комиксов, графических романов. Однако сегодня намечаются перемены в общественном сознании, количество читателей растет.

Какие стереотипы до сих пор сильны? Развивается ли рынок и появляются ли новые авторы? В чем специфика российских комиксов? На эти и другие вопросы ответил директор петербургского издательства комиксов Дмитрий Яковлев, без которого, возможно, культуры комиксов и графических романов в Северной столице просто не существовало бы.

— Дмитрий, несколько лет назад я говорил, что комиксы — это что-то несерьезное, пойду лучше «нормальную» книгу почитаю. Сейчас понимаю, что был не прав. Но, честно, корни такого отношения для меня остаются неясными до сих пор. Причем оно распространено среди россиян, верно? С чем это связано?

— Да, предубеждения есть, никуда от них не деться. Долгое время комиксы в нашей стране были чем-то несерьезным. Они, конечно, существовали всегда, но по большей части с детской направленностью. Другой вектор — сатира во «взрослых» журналах. Кстати, это не сугубо наша особенность, примерно по такому же пути комиксы развивались и в Европе.

— Какие стереотипы среди россиян особенно распространены?

Первое: рисованные истории — это что-то исключительно детское. Во-вторых, комиксы предназначены для дебилов. Именно такую оценку год назад дал экс-министр культуры Мединский. В-третьих, что они якобы заменяют детям «настоящую» литературу.

«Вместо идеологической у нас теперь коммерческая цензура» Для любой фантазии необходимы идеи и воспоминания, взятые из жизни, которые подталкивают к действию, уверен художник Иван Тарасюк.

В этой среде я уже пятнадцать лет, и постоянно слышу о таких стереотипах, особенно сильны они были раньше. Возможно, это связано с тем, что комиксы на русском языке почти не публиковали, разве что только в форме детских журналов.

— Сегодня, получается, что-то меняется?

— Изменить общественное мнение за короткий срок трудно. Но все-таки стереотипы понемногу уходят. Особенно это заметно в профессиональной среде, например, среди библиотекарей. Они заметили, с каким интересом дети и подростки читают комиксы. Но вообще-то они не только для них. Я уже пятнадцать лет отстаиваю идею, что взрослые — тоже аудитория рисованных историй. Хотя, конечно, людям 35+ непросто читать графические романы: картинка и текст рассыпаются. Как и любой навык, его нужно развивать.

В целом же за последние пять лет рынок комиксов вырос на 300-500%. Если вы зайдете в любой книжный магазин, обязательно увидите соответствующий стенд. Все меняется.

— Вижу и возрастающий интерес среди своих друзей, знакомых. А как дела обстоят среди литературных критиков? Добиваются ли рисованные истории признания?

— Да, графический роман впервые в истории получил Пулитцеровскую премию в 1992 году: тогда выиграл «Маус» Арта Шпигельмана. Два года назад в шорт-лист «Букера» вошел комикс «Сабрина» Ника Дрнасо. И в 2020-м в шорт-листе российской премии «НОС» оказался «Собакистан» Виталия Терлецкого. Думаю, эти примеры подтверждают существование некого общемирового культурного тренда на рисованные истории.

Проводятся разные мероприятия. Год назад на «ММКВЯ» организаторы выделили отдельную зону комиксов, которую мы курировали. Ярмарка Non/fiction пошла по тому же пути. Если бы не коронавирус, состоялся бы и Санкт-Петербургский международный культурный форум, где по поводу рисованных историй шли бы отдельные дискуссии. Это все о многом говорит.

— Читателей становится больше, в профессиональном сообществе тоже меняется отношение. Давайте объясним последним скептикам: комикс — это ведь искусство?

— Даже и не знаю, как ответить правильно. Вопрос философский. Давайте просто найдем с вами определение искусства, хотя бы формальные его признаки. Подразумевается некое «выражение действительности сквозь призму художественных образов». Комикс отлично подходит, согласитесь? Здесь и про сторителлинг, искусство рассказывать истории, и про особый визуальный язык, живопись, графику.

«На плохое лучше глядеть издалека, из будущего» Философская красота природы заставляет размышлять о месте человека во Вселенной, считает заслуженный художник РФ Анатолий Рыбкин.

— Вы упомянули, что рынок вырос в несколько раз…

— Колоссально! Особо показателен рост числа выпускаемых наименований. Увеличилось и количество площадок, где продаются рисованные истории: и специализированные магазины комиксов, и традиционный книжный рынок — от сетевых магазинов до независимых. К последним, конечно, вряд ли попадет «Человек-паук» или «Бэтмен», но, например, «Персеполис» обязательно.

Появились специализированные библиотечные проекты, которые работают только с рисованными историями. В Петербурге на базе Лермонтовки с 2012 года действует целая библиотека комиксов. Есть у нас и Центр манги, японских рисованных историй.

— Есть ли какие-то сугубо национальные особенности рынка?

— К нам поступают в основном переводные книги, около 70-80%, и это почти всегда сливки мирового комикса. Хотя, конечно, в последнее время появляются и средненькие работы: гигантские издатели нередко не понимают эту форму искусства, делают ставку на коммерческие проекты, отсюда и итог.

Российский книжный рынок вообще очень кривой, если сравнивать с Германией, Францией. Никакой организации с точки зрения дистрибуции, логистики, часто издатели работают напрямую с магазинами. Последних — маленьких и независимых — появилось, кстати, очень много: это уже прошли за рубежом, а у нас только расцветает.

— Переводная продукция — это здорово. Но российских авторов становится-таки больше?

— Да, за последние пять лет их число выросло существенно.

— Может, они предпочитают какие-то конкретные истории, которых за границей не встретить?

— Тут самые разные направления. Так, у нас есть крупное издательство, которое работает с супергеройской тематикой. Там отличные художники, по мастерству не уступающие западным. Создаются и авторские комиксы со своими темами: все, что нас окружает, наша история как предмет для вдохновения. Хороший пример — «Сурвило», который Ольга Лаврентьева посвятила своей бабушке, пережившей репрессии и блокаду Ленинграда. По сути, это биография обычного человека, на фоне ее истории можно проследить историю поколения. Это, пожалуй, самый громкий комикс в России, права на него купили уже в пяти странах.

Обидеть художника может каждый — даже пандемия Сегодня «карикатурист» звучит как «оппозиционер», считает мастер сатирического изображения Александр Зудин.

— Я слышал, вы курируете фестиваль комиксов «Бумфест». Как в России развиваются такие ивенты?

— Всего два типа мероприятий есть. Часто мы слышим о таком, знаете, формате косплей-шоу: фестивали заточены, скорее, на гик-культуру, мерчендайз, мультфильмы, игры, но комиксы тоже составная часть. Туда нередко приходят, чтобы просто посмотреть на какого-нибудь приглашенного актера. Проводят подобные ивенты в Москве, Иркутске, Красноярске, других городах. Всего около десяти разновидностей, наверное.

Есть другой формат — выставочный, лекционный, авторы делятся наработками и опытом. Он более камерный, что ли. Упомянуть можно, например, наш петербургский «Бумфест», который проводим с 2007 года, он посвящен авторскому комиксу.

— Вы не первый раз упомянули Северную столицу. Мне кажется, в нашем городе как будто особое отношение к комикс-культуре…

— Вы правы. Можно смело сказать, что Петербург — российская столица комиксов. Не меньше шести издательств, восьми магазинов, собственные фестивали, ярмарки комиксов. В Северной столице работают замечательные художники: Ольга Лаврентьева, Алексей Никитин, Варвара Помидор, Дарья Агапова. Такого количества активностей в Москве не встретить. Здесь же располагается оптовая компания, поставляющая продукцию во все специализированные магазины комиксов.

— У вас есть объяснение, почему именно Петербург?

— Философский вопрос. Просто так получилось. Люди заинтересовались и стали активнее заниматься комиксами, чем в других городах. Другого объяснения не вижу.

Вы примете участие в специальном проекте Международного культурного форума «Культуре 2.0» и расскажете о трендах рисованных историй. Поделитесь с нами хотя бы одним прогнозом?

— Да, теперь наши дискуссии перенесутся в онлайн. Нужно понимать, что российский комикс будет развиваться, причем по самым разным темам и направлениям. Я уверен, что наших авторов станет больше. И в целом этот пласт культуры останется навсегда.

Проводятся разные мероприятия. Год назад на «ММКВЯ» организаторы выделили отдельную зону комиксов, которую мы курировали. Ярмарка Non/fiction пошла по тому же пути. Санкт-Петербургский международный культурный форум, выделяет дискуссии о комиксах в отдельный блок программы. Это все о многом говорит.

— Думаете, речь не просто о временном явлении, которое вскоре сойдет на нет?

— Нет, модными комиксы были два или три года назад. Сейчас они окончательно закрепляются на книжном рынке и как искусство в сознании людей.

Беседовал Никита Строгов

«Росбалт» представляет проект «Новые передвижники», знакомящий петербуржцев с ключевыми событиями и именами в художественной жизни культурной столицы.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.


Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 5°
Санкт-Петербург: 12°