eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Художник может стать соавтором эпоса»

Традиционная, рукодельная графика никуда не денется, новые технологии ее не заменят в силу своей бездушности, уверен литограф Александр Федоров.

17:41, 17.11.2020 // Росбалт, Петербург

Фото из личного архива Александра Федорова

Александр Федоров родился в 1979 году в городе Чебоксары. В 1994 году он поступил в Чебоксарское художественное училище на живописное отделение, а в 1999 году стал студентом Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина. Одним из его учителей и духовных наставников был народный художник РФ, профессор Владимир Александрович Ветрогонский. С 2005 года Александр Федоров участвует в сезонных выставках «Весна» и «Осень» в Санкт-Петербургском Союзе художников и Союзе художников Чувашии. В его активе также участие в авторских проектах заслуженного художника РФ Олега Яхнина «Надежда», «Международная Биеннале графики в Санкт-Петербурге», «Международная Триеннале графики Санкт-Петербурга «Белые Интер-ночи».

Одна из любимых техник Федорова — литография (плоская печать, при которой эстампы получаются путем давления с плоского камня, а рисунок наносится жирной тушью или мягким жирным карандашом). Свое творчество он посвящает легендам, обрядам и духовным ценностям чувашского народа и выдающимся литературным произведениям, среди которых роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».

О тонкостях создания литографии и офорта и значении наследия предков в жизни художника Александр Федоров рассказал обозревателю «Росбалта».

— Александр, как начался ваш творческий путь в литографии, технике, которую в настоящее время можно назвать эксклюзивной? И с чем связан такой выбор?

— Я познакомился с этой печатной техникой на первом курсе Академии художеств, когда у нас было обязательное задание в каждом семестре — в первом копия с репродукций оригиналов Оноре Домье, Константина Рудакова и других, во втором — натюрморт в технике литографии. Она мне понравилась, и на третьем курсе, уже в мастерской станковой графики профессора Владимира Александровича Ветрогонского, я целенаправленно стал работать именно в литографии.

© Фото из личного архива Александра Федорова

Сейчас ее действительно можно назвать эксклюзивной. Когда она только появилась в 1796 году, это был древний прототип ксерокса: изобретатель Алоиз Зенефельдер создал ее для тиражирования нот. Затем она превратилась в технику для передачи художественного замысла, богатую своим техническим диапазоном, разнообразием фактур, какой и остается по сей день.

— Какие нюансы вы можете отметить по сравнению с другими печатными техниками?

— Помимо литографии, мне очень нравится офорт и все этапы его создания: подготовка доски (как правило это цинковая или медная пластина), полировка, нанесение кислотоупорного лака, копчение, работа тонкой иглой. Именно так я создавал цикл иллюстраций к «Мастеру и Маргарите»

В отличие от офорта, литографские камни в некотором смысле многоразовые, перед работой их нужно постоянно шлифовать, после завершения рисования и печати тиража изображение с камня сошлифовывается для следующего рисунка. С цинковыми и медными пластинами для офорта нет такой проблемы, при желании есть возможность напечатать еще оттиски. Камни есть только в вузах и отдельных мастерских, которых на весь Петербург сохранилось всего пять-шесть. Материал — баварский известняк — добывался давно и в настоящее время мы пользуемся тем, что осталось с тех времен. Сейчас есть какие-то аналоги, на смену камням приходят алюминиевые пластины, но в классической литографии, на мой взгляд, больше чувствуется энергия художника, больше простора для его технического диапазона.

— Почему вы так много обращаетесь в своих работах к старине и фольклору и какое значение в жизни художника имеет народный дух и наследие предков?

— Это состояние души, никто меня к этому не подталкивал. Роль художника в этом смысле как некий первоисточник, он может первым раскрыть какую-то историческую личность или событие, оказаться соавтором эпоса или стихотворения в визуальном воплощении. Так или иначе, художник должен быть искренним в своем творчестве и воплощать то, что ему близко.

© Фото из личного архива Александра Федорова

Есть жанры, в которых я себя не вижу, и хотя могу в них работать благодаря школе, это все равно не мое. Мне близки сюжетные композиции, пейзажи, состояние природы в конкретный момент, в более глубоком смысле, чем просто красивое соотношение цветов.

— Что вы можете рассказать о своем образовании и в частности о мастерской профессора Ветрогонского?

— На факультете графики в Академии художеств у нас было две мастерские: одна направлена только на книжную графику, а вторая еще и на станковую, где руководил профессор Ветрогонский. И я выбрал ее, хотя впоследствии изучал искусство книги. Примечательно, что все мои педагоги в Академии были фронтовиками: и Владимир Георгиевич Старов, и Игорь Александрович Раздрогин, и Владимир Александрович Ветрогонский, — они по-настоящему прошли войну, не были ни в тылу, ни в эвакуации, и у таких людей стоило учиться и воспитываться.

— Допустимо ли делить художников на живописцев и графиков или у настоящего мастера душа лежит ко всему?

— Делить точно не стоит, разве что в чисто образовательном смысле. После обучения художник занимается всем, я и сам до Академии учился живописи в Чебоксарском художественном училище и достиг определенного уровня. Сейчас я занимаюсь и графикой, и живописью маслом, и темперой. Для каждого замысла необходимо использовать подходящие художественные материалы. Специальность, полученная в вузе, не должна сковывать.

© Фото из личного архива Александра Федорова

— Есть ли у вас любимые художники, те, кто вдохновил своими примерами в искусстве и жизни?

— Конечно, это мастера эпохи Возрождения: Микеланджело, Леонардо Да Винчи, Альбрехт Дюрер. Из приближенных к нашему времени стоит отметить Евсея Евсеевича Моисеенко, Андрея Андреевича Мыльникова, которые тоже были символами своей эпохи. У каждого можно научиться чему-то, понимая их видение через творчество.

— Что вы можете рассказать о процессе работы над литературными произведениями?

— Самой интересной была работа над «Мастером и Маргаритой». Я прочел роман Михаила Булгакова за двадцать лет до этого, много раз к нему возвращался, перечитывал, а затем создал собственные образы, исходя из личного понимания, и разделил на фрагменты. Сложности представляло то, что офорт — небыстрая техника, а сюжеты были с разными масштабами. На создание всего цикла у меня ушло два с половиной года, и это был сложный, но интересный опыт: проиллюстрировать так, как ты чувствуешь, не соревнуясь с другими многочисленными мастерами, кто работал прежде над этим произведением, а просто донося до зрителя свои мысли и впечатления.

— Какое место печатная графика в настоящее время занимает в зарубежной культуре и удается ли традиционным инструментам конкурировать с новыми технологиями?

— Традиционная, рукодельная графика никуда не денется, новые технологии никогда ее не заменят в силу своей бездушности. И на Западе, и в Азии она развивается семимильными шагами, чего мы, к сожалению, не можем себе позволить, так как, к примеру, офорт метр на восемьдесят может производиться только в специализированных печатных центрах, для этого нужны особые станки и пластины больших размеров.

© Фото из личного архива Александра Федорова

За границей это производство лучше налажено, насколько я могу судить, пересекаясь с другими графиками на зарубежных конгрессах. Видно, что там люди не скованы техническими проблемами и отрасль непрерывно развивается. А конкурировать ей ни с чем не нужно: печатный станок Краузе и новые технологии находятся в совершенно разных плоскостях.

— О каких планах и проектах вы давно мечтаете?

— Мечта только одна, и она же составляет главный план и проект: работать как можно больше и искренне. Говорить лучше по готовности конкретного продукта. Но в ближайшее время состоится открытие сезонной выставки в Союзе художников, она продлится с 19 ноября по 12 декабря. В свою очередь то же самое хочу пожелать творческим людям и художникам — работайте много и искренне, и ваше творчество не останется незамеченным, появятся сопереживающие зрители и благодарные поклонники.

Беседовала Людмила Семенова

«Росбалт» представляет проект «Новые передвижники», знакомящий петербуржцев с ключевыми событиями и именами в художественной жизни культурной столицы.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -1°
Санкт-Петербург: 3°