eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Наследие Corona»: сервис без сил и на грани выживания

Третья волна пандемии коронавируса, по мнению экспертов, способна «добить» обрушившуюся в пандемию сферу услуг Петербурга.

14:12, 27.07.2021 // Росбалт, Петербург

Вводная картинка
© Фото ИА «Росбалт»

Резервов на то, чтобы переждать ограничения и отток клиентов, у многих предприятий уже попросту нет — поскольку часто это малые организации и частники-одиночки. А ведь именно этот сектор концентрирует в себе носителей частной инициативы. Будет ли предпринимательский дух сломлен или, наоборот, закалится?

Даже с учетом нежелания властей Петербурга вводить серьезные ограничения и уж тем более — полноценный локдаун, а также нюансов вроде Чемпионата Европы по футболу, рост заболеваемости серьезно сказывается на предприятиях сферы услуг. Горожане, при всех внешних демонстрациях «пофигизма», свою активность ограничивают. Сказывается и летняя специфика. Если решение о введении новых ограничительных мер все же будет принято — а число оснований для этого, как мы видим, растет день ото дня — именно услуги, в большинстве случаев не заменимые «онлайновыми аналогами», первыми попадут под удар.

Почем волна

Сила такого удара известна по опыту прошлого года. По итогам 2020-го объем платных услуг населению в сопоставимых ценах оказался на 18,4% меньше, чем в 2019 году. Даже смольнинские аналитики официально констатировали, что эта динамика оказалась самой критичной за весь период наблюдений с 1995 года. То есть даже 1998-й и 2008-й в сравнение не идет.

Для понимания

Причем падение наблюдалось по всем видам услуг, кроме ветеринарных, почтовой связи и курьерских. Последнее как раз объяснимо — на фоне бурного роста сервисов доставки (только за прошлый год, по данным HeadHunter Северо-Запад, число вакансий курьеров выросло в Петербурга на 89%, а за первое полугодие-2021 — аж на 150% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года).

Интересно, что телекоммуникационные услуги, которые, казалось, должны были выйти на первый план — с учетом всеобщей дистанционки и тотального переключения с казенного на личный трафик — тоже просели (95,8%). Зато их доля в общем объеме оказанных услуг выросла с 19% в 2019-м до 21% в 2020-м. Они уступили пальму первенство только услугам ЖКХ, которые закрепили свое доминирование (30% против 25% «год к году»). Кстати, за первые 4 месяца 2021 года показатель телекоммуникаций все еще не вышел «в позитив» и составил 94%.

Что же год 2021-й? По данным Петростата за январь–апрель, в Петербурге платных услуг населению оказано за этот период на 182 млрд рублей. Это 105,7% к соответствующему периоду прошлого года. Лучше, однако, не радоваться. Ведь именно на апрель–май-2020 выпал, как все мы помним, период «жесткой самоизоляции» и массовой приостановки работ. В апреле прошлого года объем оказанных услуг упал до 59,9% от показателя 2019 года, в мае — до 60,6%, и лишь в июне добрался до 67,8%.

При такой «низкой базе» пятипроцентный рост в 2021-м не выглядит даже компенсацией — не то, что восстановлением. Хотя, надо отдать должное, по сравнению с самым «темным» апрелем-2020 в апреле-2021 рынок услуг формально показал рост в 1,5 раза.

Туристический антирекорд

Хуже всего пришлось туристским услугам — тут в 2020-м по сравнению с 2019-м наблюдалось падение в четыре раза. Причины общеизвестны. В 2021-м туризм продолжает оставаться в крупном проигрыше. Услуги турагентств, операторов и сопутствующие им услуги в январе–апреле добрались лишь до 21,1% от объемов того же периода прошлого года. С учетом имевшего место падения, это — антирекорд. Понятно, что после проведения в городе матчей Чемпионата Европы по футболу здесь будет наблюдаться некоторое оживление. Но, судя по всему, даже его масштабы не станут спасительными.

Наследие Corona: заставит ли пандемия осваивать новые профессии? Образование перестает быть ограничено формальными рамками, и пандемия COVID-19 только усиливает эту тенденцию.

Исследователь Центра предпринимательства и доцент Высшей школы менеджмента (ВШМ) СПбГУ Анастасия Ласковая отмечает, что это не эксклюзивная тенденция: «Данная сфера исторически одна из самых подверженных кризисам. По прогнозам, потеря рабочих мест в сфере туризма из-за пандемии COVID-19 составит до 50 миллионов рабочих мест по всему миру (World Travel and Tourism Council, 2020). Восстановится эта отрасль только за счет новых подходов к организации работы, в том числе к кризисному управлению».

Аналитик «ФИНАМ» Наталья Пырьева предлагает обратить внимание на объема турпотока в Петербурге. В 2020-м он составил 2,1 млн человек (причем 0,5 млн среди них — иностранцы) против 8,2 млн в 2019-м (иностранцев — 3,9 млн). Если учитывать общий паралич и фактическое прекращение авиаперевозок, первый год пандемии в нашем городе можно считать не таким уж и провальным.

«Мы полагаем, что туристическая индустрия Петербурга вернется к докризисным значениям, но процесс этот займет много времени. Ранее правительство Петербурга ожидало, что темпы прироста путешественников будут расти на 3-4% ежегодно, и к 2024 году город посетит 12 млн человек. Актуальные прогнозы предполагают, что в 2021 году город примет 3,5 млн человек, в 2022 году — 5,1 млн, в 2023-м — 6,7 млн, в 2024-м — 7,4 млн, а в 2025 году — 8,5 млн человек», — оперирует данными эксперт. Пырьева полагает, что драйвером роста послужит именно внутренний туризм — на фоне сокращения иностранного, круизного и делового.

Доцент кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС Артем Голубев дает такой прогноз: »При возвращении к доковидному режиму свобод граждан и бизнеса с открытым внешним воздушным сообщением, на восстановление туризма уйдет около двух лет. Гостиничный бизнес и общепит, экскурсионные услуги — все это относится в основном к малому и среднему предпринимательству и при складывающихся благоприятных условиях конкуренция на рынке туристских услуг довольно быстро восстановится. Однако возвращение докризисного уровня притока туристов в город будет проходить гораздо медленнее».

Любительский спорт высших достижений

Как следствие сокращения всей отрасли, завязанной на обслуживание приезжих, поздней зимой и ранней весной продолжили пребывать в анабиозе и учреждения культуры (84% от уровня начала прошлого года). Зато на первом месте по уровню «отскока» в январе–апреле оказались физкультура и спорт с показателем аж в 148,4%. Это интересно. Сказывается тенденция к повышению заботы о своем здоровье?

Артем Голубев отмечает, что бурный рост фитнес-услуг объясняетс

я, скорее, глубиной их падения в период локдауна.

«С марта по май 2020-го фитнес-залы были закрыты на карантин, а в этом году они ни на день не закрывались. Рост этих услуг по сравнению с годовалой давностью колоссальный, однако по сравнению с доковидным периодом рынок еще полностью не восстановился. Многие люди боятся посещать общественные места, дабы не заразиться вирусом, у других граждан в условиях сокращения реальных доходов нет лишних средств на новый абонемент в фитнес-зал», — говорит он

Интерес к походам в зал может объясняться еще и превращением любого визита в людное место в «выход в свет» — на фоне дефицита общения. Для многих петербуржцев тренировка — в первую очередь оффлайн мероприятие.

«Если в 2020 году, после постепенного снятия ограничений, жители Петербурга осторожно посещали театры, музеи и спортивные секции, то в 2021-м со снижением обеспокоенности посещаемость значительно выросла», — полагает Анастасия Ласковая.

Многие помнят, что на старте самоизоляции именно представителей фитнес-индустрии приводили в пример как первопроходцев в онлайн-пространстве. Руководство спортивных центров быстрее многих освоило организацию онлайн-занятий; тогда же повысилась популярность и спортивных мобильных приложений. Но умением транслировать тренировки овладели и инструкторы — в частном порядке. Многие стали работать на себя, избегая посредничества официальных работодателей. В индустрии красоты наблюдалась похожая ситуация.

«Мастера в карантин массово ушли в „квартирники“. Я знаю много случаев, когда владельцам салонов в конце локдауна приходилось набирать коллективы заново, так как бывшие сотрудники уже с первых дней локдауна работали в квартире буквально этажом выше. И хочу заметить: без QR кодов, СИЗов и контроля проверяющих органов. В этом плане мы за считанные недели вернулись в 90-е: стрижка в прихожей, мытье головы в ванной в „той самой позе“, маникюр и педикюр на кухне. И выбираться оттуда будет очень сложно», — говорит Ляля Садыкова, член совета Ассоциации предпринимателей индустрии красоты и общественный бьюти-омбудсмен по правам предпринимателей в Петербурге.

Привычка быть в тени

Уход в тень вообще стал общей тенденцией для сферы услуг, которые по смыслу своему предоставляются конкретными специалистами, а не организациями. Вряд ли стоит напоминать, что для многих мастеров это — привычная зона комфорта, покинуть которую пришлось вынужденно (после пары десятилетий спокойной безналоговой работы и только под нажимом фискальных органов). Пандемия вернула многих на нелегальное положение.

Наследие Corona: новая реальность промышленности — перманентный кризис Не стоит ждать вывода производств из города — экономика вступит в противоречие с экологией и победит.

Анастасия Ласковая подчеркивает: «Если говорить о сфере платных услуг населению, то объемы „ухода в тень“ можно приравнять к количеству специалистов, потерявших работу в период пандемии. Многие малые бизнесы вынуждены были сокращать таким образом издержки, несмотря на помощь со стороны государства, которой многим было недостаточно».

Хотя, надо отдать должное, многие зарегистрировались как самозанятые: аналитик отмечает, что рост числа специалистов в таком статусе только за сентябрь–декабрь 2020 года составил 500 тысяч человек по стране.

Артем Голубев говорит, что оценить масштабы проблемы можно, пожалуй, лишь по косвенным признакам. Однако очевидно, что в период кризисов доля бизнеса (и прежде всего сферы услуг), переходящего в теневой сектор, значительно увеличивается — поскольку часто это один из немногих способов выживания для малого предпринимательства.

Отметим, что по официальным данным, лишь 3,5% всех платных услуг в городе оказываются физическими лицами.

Удар под дых

Вопрос перспектив предпринимательства как феномена во время пандемии — далеко не праздный. В контексте третьей ковидной волны очевидно: Петербург, оглядываясь на другие регионы, постоянно балансирует на грани введения нового пакета оградительных мер. И они, вероятно, были бы оправданы. При этом эксперты не берутся прогнозировать, кто пострадает от них более других.

Например, аналитики «ФИНАМ» Артемий Шамшуков считает: «Предполагается, что сферы, которые пострадают больше остальных, окажутся теми же, что и при предыдущем локдауне. Несмотря на то, что многие „выжившие“ компании уже знают, как быстро перестроиться на онлайн-режим, сложно представить, как переживут новые ограничения туристическая отрасль, бары, спортивные клубы, а также индустрии, тесно связанные с мигрантами».

Артем Голубев уверен, что влияние будет тотальным: «Косвенно новый карантин затронет почти все сферы экономической и социальной жизни граждан, что негативно отразится на экономике города, региона и страны в целом».

Однозначно: частному сектору придется худо. При этом довольно существенная доля предпринимателей, тех самых носителей частной инициативы — и в Петербурге, и в других крупных мегаполисах — сосредоточены именно в секторе платных услуг.

К СВЕДЕНИЮ
По данным Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства Федеральной налоговой службы РФ, на 10 июля 2021 года в Петербурге работало 176 975 юридических лиц в категориях микро-, малых и средних предприятий, где заняты в общей сложности 935 902 работника. В городе официально работает 158 978 индивидуальных предпринимателей (наемных работников — 74 417 человек). В общей сложности эти категории работодателей предоставляют рабочие места более чем миллиону петербуржцев.

В этой связи обращает на себя внимание прогноз, который высказал в беседе с корреспондентом «Росбалт» генеральный директор аналитического агентства INFOLine Иван Федяков. Эксперт говорит о том, что у многих потребителей и предпринимателей бытует ошибочное, с его точки зрения, мнение, будто жизнь после пандемии вернется на докризисный уровень. Мол, тогда и заживем — стоит только переждать.

Наследие Corona: дистанционка — наше будущее? Школьной удаленке — год. Главный вопрос: пригодится полученный опыт, или же его предпочтут поскорее забыть и вернуться в прежнее состояние?

«Однако трансформация так глубока, так сильно меняются доходы, потребительское поведение, бизнес-модели, что ни жизнь, ни рынок прежними не будут уже никогда», — подчеркивает эксперт.

«Боюсь, если нас ждет новый локдаун, то третья волна способна стать фатальной для многих бизнесов. Думаю, можно ожидать от предпринимателей закрытия предприятий. Первая волна была шоком, который, тем не менее, заставил включить внутренние силы и выдержать этот серьезный удар. Сейчас многие продолжают бизнесы исключительно в надежде на восстановление — потеряв маржинальность, не досчитавшись прибыли, вообще затянув пояса. Но третью волну многие встречают уже без средств, ресурсов и, главное, без моральных и физических сил», — подчеркивает он.

В этом смысле потери рынка платных услуг могут иметь серьезные идеологические последствия, поскольку «выбивают» многих людей из зоны проявления частной инициативы.

«Надо отдать должное властям — выбирая между плохим, но относительно мягким для бизнеса решением, и совсем плохим, они выбирают первый вариант. Как с теми же всеми осмеянными QR-кодами. А могли бы ведь и совсем закрыть весь общепит. Однако оказывая бизнесу помощь, надо умудриться не перегнуть палку и не ввалиться в госкапитализм. Степень участия государства в экономике вырастет неизбежно. Но мы знаем, чем это может закончиться, когда предпринимательский дух сломлен», — резюмирует Иван Федяков.

Наталья Гладышева

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +7°
Санкт-Петербург: +9°