eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Как российская «королева спорта» оказалась в глубоком пике

Допинговые передряги и недопуск к стартам планомерно убивают легкую атлетику. Когда закончится черная полоса, непонятно.

16:48, 06.08.2021 // Росбалт, Петербург

Вводная картинка
© Коллаж ИА «Росбалт»

На Олимпиаду в Токио допустили всего десять российских легкоатлетов, и на данный момент только одному из них удалось взять медаль. До допингового скандала, который начался именно с легкой атлетики, состав сборной России на Олимпийских играх по этому виду спорта превышал сто человек, и он был самым медалоемким для нашей страны.

Как история с допингом повлияла на развитие легкой атлетики в России? Когда период упадка подойдет к концу? Разбирался корреспондент «Росбалта».

Итоги Токио

«Мы много спорили на Совете относительного того, могут ли вообще нейтральные спортсмены выступать на Олимпиаде. И сошлись на том, что десять человек, допущенных до соревнований, — нормальное количество. Вы должны быть благодарны с учетом той истории отстранения, которая длится уже шесть лет», — заявил глава мировой легкой атлетики Себастьян Коэ.

По мнению экспертов, критерии определения того, кто попадет на Олимпиаду, были непрозрачны и не проговорены с самого начала. Спортивный агент, исполнительный директор Федерации легкой атлетики Московской области Андрей Митьков уверен, что решение о допуске только десяти спортсменов можно было оспорить в суде, так как оно было не мотивировано.

10 моментов на Олимпиаде в Токио, уже ставшие вирусными во всем мире Может, и не во всем, но в первых пяти странах в медальном зачете — точно.

В итоге серебряную олимпийскую медаль в прыжках с шестом на Играх в Токио пока взяла только Анжелика Сидорова, прыгнув на высоту 4,85 метра. Мужчинам в прыжках в высоту победить не удалось, Михаил Акименко и Илья Иванюк были в числе фаворитов, но заняли лишь 6-е и 9-е места.

У Дарьи Клишиной не вышло пробиться в финал по прыжкам в длину, она допустила два заступа в квалификации. На третью попытку спортсменка не смогла выйти из-за травмы и покинула арену на инвалидном кресле. Во вторник с Олимпийских игр снялся Сергей Шубенков, не приняв участия в квалификационном забеге на 110 м с барьерами. Виновата оказалась травма ахилла — спортсмен ощутил боль во время разминки. Ходок Василий Мизинов даже за медаль боролся, но его дисквалифицировали во время выступления после трех желтых карточек за нарушение техники.

Валерий Пронкин бросил молот на 76,72 м и стал восьмым в группе. То же место досталось десятиборцу Илье Шкуреневу. Эльвира Хасанова заняла 16-е место в соревнованиях по спортивной ходьбе на 20 км. Следить остается только за трехкратной чемпионкой мира Марией Ласицкене, которая пробилась в финал Олимпийских игр в Токио в прыжках в высоту, но впервые за долгие годы не фаворит — квалификационный норматив она преодолела только в последней попытке. Все решится 7 августа.

Уровень падает?

Многие российские спортсмены во время Олимпиады жаловались на хейт — как от иностранных журналистов, так и от соотечественников. Серьезно досталось Клишиной, Шубенкову и Пронкину — последний заявил, что удалился из всех соцсетей из-за негатива. Но так ли уж виноваты олимпийцы в своих неудачах в Токио?

«Спортсменам нужны серьезные старты, сильные соперники, чужие стадионы, болельщики — это очень важно. Ничего этого в России сейчас нет. А главное — им не хватает конкуренции. К примеру, Сидорова уже шесть лет находится в изоляции, и у нее нет конкуренции на национальном уровне. То же самое с Ласицкене, которая, по факту у нас такая одна. Отсутствие высококонкурентных соревнований неминуемо приводит к падению результатов», — уверен Андрей Митьков.

«Отсутствие международных соревнований разрушает систему подготовки спортсменов. А еще была ведь долгая муторная история с определением финального списка российских спортсменов, их количества, что нанесло огромный ущерб подготовке. Ну не может человек в полную силу готовиться, если не знает, поедет он или нет», — высказал свое мнение спортивный журналист Евгений Зуенко.

Историческая победа российских гимнасток на Олимпиаде взорвала соцсети (и не только в России) Такого не было никогда в истории российского спорта.

На этот фон накладываются и индивидуальные истории спортсменов, например, у Шубенкова незадолго до Олимпиады в крови обнаружили следы запрещенного вещества. Позже оказалось, что микродоза попала в организм не запрещенным путем, но три месяца разбирательств вместо полноценной подготовки показали, что в таких условиях выигрывать невозможно.

«В итоге Шубенков травмировался и не стал бежать квалификацию — быть может, если бы он нормально готовился, его организм был бы больше готов к сверхнагрузкам», — подчеркнул Зуенко.

Дмитрий Сафронов российский марафонец и бегун на длинные дистанции, бронзовый призер чемпионата Европы 2010 года, подтверждает, что без зарубежных соревнований воля к победе не появится.

«Ни один наш марафонец сейчас не поехал на Олимпиаду — и по сути, у российских бегунов остался только национальный уровень. Помню, мне было 20 лет, когда я впервые поехал за границу в Голландию на полумарафон 21 км. Я впервые увидел африканских атлетов вживую! Помню, как меня затрясло от страха и боевого настроя, я мысленно себя успокаивал перед стартом. Тогда я пробежал за час четыре минуты — потом я не мог приблизиться к этому результату два года! У нас, к сожалению, невозможно испытать подобных ощущений. Не тот уровень. Чтобы развиваться, нужно соревноваться с людьми, которые на голову сильнее тебя — тянуться за ними, терпеть. А когда долго не соревнуешься на международном уровне, то теряешь хватку, становишься более добрым. А там ты зверь и загрызешь любого. Ты выходишь драться».

Когда закончится черная полоса?

Легкая атлетика, пожалуй, пережила самые тяжелые передряги из-за допинга. Всероссийская федерация легкой атлетики была обвинена в массовом допинге на уровне чиновников и с 2015 года находится под санкциями. За этот период было заведено 117 дел о возможном нарушении антидопинговых правил, совершенных российскими легкоатлетами, 60 спортсменов и два тренера были дисквалифицированы. Российские олимпийцы лишились множества медалей. Все это привело к системному кризису в разных измерениях. Евгений Зуенко перечисляет три основных.

Первое: кризис доверия к федерации, к самой системе управления российской легкой атлетикой. После скандалов в структуре сменилось уже четыре президента, а руководство вместо отмены международных санкций умудрилось навлечь на себя новые

Забег на дистанцию «подальше от Лукашенко» Рабочий конфликт в олимпийской команде Белоруссии год назад могли просто не заметить, но теперь он стал еще одним доказательством «безжалостности режима».

Второе: кризис доверия к системе подготовке спортсменов в нашей стране. И усугубляет ситуацию то, что пожизненно дисквалифицированные тренеры продолжают свою работу. Среди ярких примеров — тренер спортивных ходоков Виктор Чегин, который неофициально продолжает работать и готовить спортсменов. А отстраненная за допинг олимпийская чемпионка Ольга Каниськина в Мордовии выдвигается в депутаты. Все это отнюдь не убеждает WADA в том, что Россия борется с допингом.

Третье: неизвестно, кто еще из тренеров использует некорректные приемы при подготовке легкоатлетов — иными словами, непонятно, есть ли у российских тренеров методики, способные подготовить элитного спортсмена без допинга.

«Все методические рекомендации были сформированы во времена, которые сегодня считают „нечистыми“, а методики, по которым работают зарубежные тренеры, неизвестны, — отмечает спортивный журналист. — Очевидно, что руководству Всероссийской федерации легкой атлетики необходимо навести порядок в Мордовии. Это сложно: школа Чегина существует за счет правительства Мордовии, и в регионе больше нет других спортивных учреждений, которые готовили бы элитных спортсменов. И если школу закроют, сотни детей будут никому не нужны. Тут необходим некий компромисс, чтобы очистить школу и при этом сохранить ее. И это явно не чисто мордовская проблема, она существует в разных регионах страны».

И, разумеется, нужна политическая воля, которой сейчас ждут от и. о. президента Всероссийской федерации легкой атлетики олимпийской чемпионки Ирины Приваловой.

Будет ли молодая смена?

В России за годы допингового скандала подросло новое поколение легкоатлетов, которые никогда в своей карьере на взрослом уроне не выступали под российским флагом и не участвовали в международных соревнованиях. Дмитрий Сафронов отмечает, что количество молодых стайеров в стране уже сокращается, а уровень снижается.

«Я не следил за последним первенством страны по молодым. Но слышал, что 10 тыс. метров выиграли чуть ли не за 32 минуты. Или 31. И то и то является очень слабым результатом», — подчеркнул спортсмен.

Почему Сталин сказал бы спасибо WADA Вместо гонки за спортивными рекордами надо побеждать там, где это действительно важно: в экономике, здравоохранении, образовании, науке.

Бронзовый призер напоминает, что марафон — это в первую очередь зарабатывание денег, и хорошо подготовиться к нему можно лишь тогда, когда твой менеджер сделал хороший пригласительный контракт, и ты его подписал.

«Тогда у тебя не возникает вопросов к самому себе, и ты идешь к своей цели, отметая все остальное. Ничто не может тебе помешать подготовиться, если у тебя на почте есть пригласительный контракт. Это твоя профессия и вся жизнь. Такие условия были возможны, к сожалению, только до 2015 года, потому что тогда у нас был шанс выступать на самых крупнейших международных марафонах. А потом началось отстранение», — отметил Сафронов.

Евгений Зуенко соглашается, что в легкую атлетику явно придет меньше юных спортсменов. И самая очевидная причина — атлеты не выступают, не появляются на экранах, не получают мерседесы от президента, и популярность и привлекательность этого вида спорта снижается.

«Это все понятно, потому что спорт — это социальный лифт для представителей большой доли жителей нашей страны. И во многих регионах гораздо легче стать бегуном, чем получить высшее образование, которое позволит зарабатывать большие деньги. И чем больше вид спорта демонстрирует успех, тем он привлекательнее для людей», — отметил журналист.

Что делать?

Андрей Митьков уверен: если бы шесть лет назад Всероссийская федерация легкой атлетики поставила приоритетом развитие внутреннего календаря соревнований, уровень спортсменов остался бы тем же.

«Если бы у нас были свои престижные соревнования, у легкоатлетов был бы стимул тренироваться и рубиться друг с другом. А тут даже легкоатлетический мемориал братьев Знаменских в подмосковном Жуковском перенесли на неопределенный срок, потому что у ВФЛА нет денег. Вместо этого чиновники стучались в международные организации с просьбами пустить обратно. Усугубило ситуацию и отсутствие единой линии тактики и стратегии. А еще спортсмены боялись судиться, хотя нужно было отстаивать свои права», — подчеркнул Митьков.

По мнению эксперта, чтобы не потерять молодое поколение легкоатлетов, необходимо запускать программы точечной поддержки спортсменов и тренеров по всей России. К примеру, в Подмосковье сейчас запускается проект поддержки талантливых детей, скоро будут проводиться сборы. В России много регионов с сильными тренерскими школами — судя по результатам юниорских соревнований легкоатлетов, это Москва, Петербург, Краснодарский край, Челябинская область. Однако, уверен аналитик, везде нужны деньги на поддержку спортсменов.

Как призраки снова унизили Россию Новый скандал с РУСАДА демонстрирует, что провальная установка чиновников на победы в большом спорте любой ценой не изменилась.

Как бы то ни было, чтобы выйти из порочного круга международных санкций, России необходимо демонстрировать борьбу с допингом и нетерпимость к нему, а не ограничиваться заявлениями. Пока этого не произойдет, у международных организаций всегда будет возможность продлевать дисквалификацию.

В то же время, по данным отчета, который подготовили члены Антидопинговой и медицинской комиссии ВФЛА, ситуация с допингом в российской легкой атлетике выглядит не такой уж плохой. За период с 2017 по 2020 года эксперты РУСАДА взяли у легкоатлетов не менее 8000 проб.

«На настоящий момент процент нарушений всех антидопинговых правил в пересчете на общее количество проб составляет 0,7%, если считать только нарушения, по которым вынесены наказания, и 1%, если считать все возможные нарушения, и те, по которым еще нет решений. При этом, согласно данным WADA, средний процент позитивных проб во всех олимпийских видах спорта колеблется в диапазоне 0,67-1,03%– то есть, в российской легкой атлетике данные абсолютно сопоставимы с мировыми», — отмечается в документе. Авторы исследования призывают не демонизировать этот вид спорта в стране.

Андрей Митьков также полагает, что российские легкоатлеты вполне способны выступать чистыми, однако маховик санкций так просто не остановить. Ежеквартально пораженная в правах ВФЛА в виде штрафов перечисляет во Всемирную федерацию легкой атлетики порядка 400 тыс. долларов. Всего же за нарушение антидопинговых правил ВФЛА получила штраф в 10 миллионов долларов. И это лишь одно из многих условий в списке санкций — если будет нарушено хоть одно, их продлят.

Спортивный комментатор Кирилл Набутов настроен более оптимистично, хотя вскрытые старые пробы атлетов действительно еще могут всплыть, и часть медалей еще могут отобрать.

«В то же время присутствие российских легкоатлетов в Токио воодушевляет, а значит, дипломатическая торговля между российскими чиновниками и WADA продолжится. Надо понимать, что ангелов нет ни с той, ни с другой стороны», — отметил Набутов.

Так это или нет, покажут итоги совета Международной ассоциации легкоатлетических федераций, который теперь собирается в марте 2022 года — именно там могут глобально пересмотреть отношение к российской легкой атлетике. А до тех пор дамоклов меч над российской легкой атлетикой будет занесен.

Анжела Новосельцева

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +32°
Санкт-Петербург: +30°