eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Почему женщины убивают: что происходит с матерью в XXI веке

Нарастающая скорость жизни и завышенные требования приводят к кризису семейных ценностей, считает психотерапевт Мария Блох.

14:50, 11.08.2021 // Росбалт, Петербург

Вводная картинка
© Фото из личного архива Марии Блох

В последнее время в стране участились случаи женских разборок в публичных местах, причем конфликты происходят на глазах маленьких детей. В Ленобласти две женщины подрались из-за коляски на газоне, а до этого жительница Петербурга пыталась выгнать детей-инвалидов с игровой площадки. Регулярно новостные заголовки пестрят и сообщениями о гибели детей от рук собственных матерей.

Что может быть причиной нервозности молодых мам? Насколько тяжким кажется материнство современным женщинам? Как погасить в себе агрессию? На эти и другие вопросы корреспонденту «Росбалта» ответила кандидат медицинских наук, врач-психотерапевт НИИ акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д. О. Отта Мария Блох.

— Мария Евгеньевна, вы согласны с тем, что уровень агрессии среди женщин с детьми повысился? Или он у нас в целом высокий, независимо от социальной группы?

— Да, он в общем растет. Так, по данным исследований института социологии РАН рост агрессивного поведения фиксируют практически во всех регионах страны во всех возрастных и социальных группах. Насколько я помню, еще десять лет назад, в 2011-12 годах о желании причинить вред кому-то, кто виновен в плохой жизни в стране, подтвердили 34% респондентов. А в 2008-м таких было всего 16%.

Мужчин испортило женское воспитание? Способны ли мама с бабушкой воспитать защитника, а не деточку, ждущую, что ее возьмут на ручки, рассуждает психосексолог Виктор Каган.

Но вообще нужно понимать, что агрессивность присуща любому человеку и более того — необходима, так как напрямую связана с активностью и целеустремленностью. Вопрос в том превращается ли она в агрессию как поведение. В процессе развития в сообществе личность обретает и другие важные для себя качества, в том числе моральные, и учится трансформировать природную агрессивность в социально приемлемые действия.

— Что может быть причиной агрессии?

— Невозможно назвать какую-то одну причину, проблема агрессии сложна и интересует специалистов очень давно. Еще в начале прошлого века на одном из конгрессов психоаналитик Альфред Адлер выступил с докладом об агрессивности, в котором связал агрессию с отвоеванием удовлетворения у враждебного внешнего мира, выделив страх как одну из фаз развития агрессии.

При этом, человек, проявляющий агрессию по отношению к людям, ориентирован преимущественно на свои собственные цели, чему способствует чрезмерное себялюбие, недостаточность или отсутствие привязанности. Можно сказать, что он теряет контакт с окружающим миром и собой. Кроме того, агрессия может проявиться в роли примитивной бессознательной защиты перед другим агрессором, когда есть страх за себя, свое будущее. Идея такая: если я не буду агрессором, то кто-то применит силу ко мне.

— Какие страхи могут мучить молодых матерей и приводить их к агрессии? Может, это следствие того, что роль женщины в обществе меняется, а требования к ней повышаются? Она сегодня и карьеру должна сделать, и чуткой матерью и любящей женой быть, и на себя время находить…

— Стоит начать с того, что в современном обществе материнство в целом переживает кризис вместе с кризисом семейных ценностей. Этому множество причин — не только изменившееся положение женщин, к которым действительно много требований, но и нарастающая скорость жизни. Скорость и плотность информации, стремление людей к быстрому самоудовлетворению, гедонизм и смещение ценностей в сторону себялюбия. Сейчас для многих успех равно финансовое благополучие, способность получить удовольствие здесь и сейчас, не вкладывая в это больших усилий.

А родительство само по себе предполагает не получение, а отдачу. И для того, чтобы мы могли получать удовольствие от родительства, мы должны уметь наслаждаться отдаванием. Это то качество, которое формируется в обществе с высокими моральными устоями, но, увы, как мы знаем, социологи во всем мире также фиксируют кризис морали.

«Обрыв спереди»: как не сойти с ума, узнав, что у ребенка рак История о трех молодых матерях, которые, несмотря на страшный диагноз, преодолели чувство страха и сделали все, чтобы спасти своих детей.

Общество сегодня будто разделилось на две части — с одной стороны, есть идеализированное представление о матери, которая должна все уметь, знать и любить ребенка априори. Люди отрицают все ограничения материнства и переживания женщины по их поводу. А молодые мамы, ориентируясь на этот образ и не достигая его, испытывают растерянность, неуверенность и страх несоответствия. И материнство перегружается чувством вины.

Вторая часть общества обесценивает материнство — вспомним чайлд-фри, которые ставят его в антитезу самореализации и воспринимают стремление отдавать как подчинение другому в ущерб себе. Обе эти крайности приводят к страданиям и, конечно, разумнее было бы придерживаться золотой середины.

— То есть быть матерью в XXI веке сложнее, чем 100-150 лет назад?

— Материнство — личностная часть женщины, которая, во-первых, формируется в течение всей жизни, во-вторых, напрямую связана с ранним опытом взаимодействия с собственной матерью. И когда женщина становится матерью, она бессознательно начинает повторять опыт своей мамы, а он бывает разный. И если она очень боится повторить негативный опыт, это становится причиной напряжения и страха.

Вообще 100-150 лет назад материнство куда сильнее характеризовалось преемственностью: поколения женщин передавали этот опыт как некую естественную реализацию женщин. В наш век контрацепции и развития вспомогательных репродуктивных технологий, женщина воспринимает все, что связано с ребенком, как нечто подконтрольное ей. А потом пытается отрегулировать и самого ребенка, не понимая, что он — другая личность, и его желания и потребности могут не совпадать с материнскими.

И тогда женщина может попытаться утвердить свою власть. А когда не выходит, получает букет последствий в виде страха, разочарования, чувства неполноценности из-за потери контроля… и агрессии.

— Крики, рукоприкладство — это демонстрация власти?

— В том числе, и для многих людей проще отреагировать здесь и сейчас бурной реакцией, получив быстрое удовлетворение от своей власти. И чаще всего жертвами агрессии становятся те, кто не может ответить — дети.

— На ваш взгляд, инфантицид (детоубийство — ред.)в Росссии — актуальная проблема? В последнее время мы постоянно слышим о последствиях материнских срывов. В Хабаровском крае мать убила двухлетнего сына, «пытаясь его успокоить», в Самаре трехлетняя девочка погибла после того, как мать вывесила ее из окна за одежду. В Сибири молодая мама заморозила новорожденную. Откуда столько ненависти?

На смену браку приходит дружба с «привилегиями»? Почему вместо семьи люди выбирают секс без обязательств и хотят иметь несколько партнеров параллельно, рассуждает доктор психологических наук Александр Асмолов.

— К сожалению, инфантицид существовал всегда, это не новое, но очень трагичное явление. Единственное новшество в том, что каждая трагедия сейчас активно репрезентуется в СМИ. А муссирование негатива — один из признаков агрессивного общества. Еще Эрих Фромм писал, что только человек обладает фантазией и может агрессией ответить на воображаемую опасность. И чем больше мы видим на экране проявлений изощренной жестокости, тем естественней она для нас становится, тем скорее перестает осуждаться и становится вариантом нормы. И это страшно.

Восхищение возможностью проявлять агрессию приводит к тому, что она воспринимается как нормальное качество. Сегодня напротив считается, что низкий уровень социальной агрессии означает недостаток амбиций, стремления к успеху. И это по-настоящему серьезная проблема, нарастающая десятилетиями. Специалисты в области психического здоровья говорят, что XX век был веком неврозов, а XXI — век психозов.

— Звучит пугающе. Но вернемся к материнской агрессии. Психика матери менее устойчива, если сравнивать ее с психикой женщины без детей? Или это миф?

— Некоторая неустойчивость действительно есть, и на нее влияют как биологические факторы, связанные с изменение гормонального фона, так и социально-психологические. Женщина в состоянии беременности и послеродовом периоде вынуждена адаптироваться — под новые условия меняется не только организм, но и психика. Трансформируются ее положение в обществе, ее отношения с партнером, появляются новые взаимодействия с ребенком, формируется идентичность, которой не было раньше — «Я-мать». На это тратится большое количество психических ресурсов. Понятно, что в этом состоянии свои эмоции контролировать сложно, однако важно понимать, что контроль — он не про сдерживание, а про понимание и адекватное реагирование. А сдерживание и накапливание эмоций в себе — прямой путь к вспышке.

Строго говоря, именно поэтому женщине еще до появления ребенка нужно готовиться к материнству, а мужчине — к отцовству. Именно к родительству, которое, кстати, формируется всю жизнь человека. У нас мало кто готовится к этому, хотя перинатальные психологи и психотерапевты предлагают курсы, которые помогают развивать качества, необходимые родителям, в том числе подготовиться к определенным ограничениям материнства и детско-родительской коммуникации.

Не каприз, а вопль о помощи Почему нельзя «брать себя в руки», когда рождение ребенка вместо ожидаемой радости приносит только хроническую усталость, тревогу и чувство вины.

— Сохранять спокойствие и адекватность в конфликтных ситуациях женщине с маленьким ребенком это крайне сложно. Все свободное время и энергию у нее отнимает малыш, некогда перезаряжаться, спускать пар… Как ей помочь?

— Искать помощи и поддержки, ведь «я сама» всегда приводит к выгоранию. Тут простых советов нет, на самом деле. Но мать должна уметь заботиться о себе — а для этого она должна быть зрелой личностью, которая понимает, когда ей нужна помощь. Я часто работаю с молодыми мамами в послеродовой депрессии. И они иногда признаются, что не понимают, когда надо позаботиться о себе. Например, только к вечеру вспоминают, что не ели. А это, в первую очередь, утрата контакта с самим собой.

И, видимо, этого контакта не было и до рождения ребенка. Появление младенца — всегда кризисная ситуация для женщины и семьи, переход в другую фазу жизни. Но этот кризис не создает, а лишь усугубляет проблемы, которые были изначально. И если изначально не сформирована способность признавать свои эмоции и адекватно их регулировать, сложно раздавать советы в духе «иди выспись, побалуй себя, делегируй обязанности». Таблетки для счастья нет. Я бы посоветовала женщинам, которые столкнулись с проблемами эмоциональной нестабильности, обратиться за помощью к специалистам. Признавать своих демонов и свои слабости непросто, но это необходимо.

— То есть советов в духе «помоги себе сам» не будет? Ведь можно же как-то смягчить бремя материнства без обращения к психологу?

— В ситуации стресса человек регрессирует до детского состояния — скажешь ли ты ребенку «помоги себе сам?» Ведь, по сути, это отказ от помощи. Только в контакте с другим человеком можно себя понять. Партнерам я бы рекомендовала обращать внимание на такие тревожные звоночки у супруги, как апатия, усталость, утрата интереса, неконтролируемые вспышки раздражительности. Проявляются они и в избегании контакта как с ребенком, так и с другими людьми. Нарушение сна, аппетита, навязчивые страхи, не соответствующие реальности — это все признаки возможной послеродовой депрессии.

Хотя есть и хорошие новости: она бывает не у всех. Иногда человек действительно просто устал и ему нужно выспаться. Правда, осознать это надо вовремя, не доводя себя до психического и физического истощения. Если женщина чувствует себя и свои эмоции, она в контакте с супругом, они разговаривают о том, что происходит, она может попросить его о помощи — все становится проще. Это и есть совместное родительство, и налаживать контакт друг с другом надо еще до кризиса. Тогда, быть может, он и не случится.

Беседовала Анжела Новосельцева

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +1°
Санкт-Петербург: -2°