eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Кого воспитываем — личность или раба?

Стремление добиться от ребенка безоговорочного послушания может привести к его безынициативности, уверена психолог Ирина Беляева.

18:17, 18.10.2021 // Росбалт, Петербург

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.
Вводная картинка
© Фото из личного архива Ирины Беляевой

Не так давно большой резонанс в Facebook получила история, в которой автор вспоминает о своем детстве. Дача, лето. Дедушка сообщает восьмилетним внукам, в какое время они будут завтракать, обедать и ужинать. Мальчики опаздывают к завтраку и идут голодными на речку. Потом они не успевают на обед и остаются без еды до вечера. Пост получил 110 тысяч лайков и множество восторженных комментариев о том, что именно так и нужно воспитывать детей.

Почему самые частые конфликты между родителями и детьми касаются еды и сна? Чем обернется стремление воспитать послушного ребенка и как далеко раздвигаются границы свободы в воспитании детей? Об этом корреспондент «Росбалта» побеседовал с психологом, педагогом, академическим директором школы ИлИ Ириной Беляевой.

— Ирина, как вам пост про дедушку, который собрал столько репостов и восхищенных отзывов?

— Я надеюсь, лайки и репосты означают не только согласие с текстом, но и просто реакцию — как на что-то провокационное, странное или раздражающее. И надеюсь, что 110 тыс. людей не намереваются всерьез воспитывать детей такими же методами. Важно понимать, подобные действия — это не просто физическое насилие, так как дедушка манипулирует базовыми потребностями в еде, но и эмоциональное. И ни в коем случае не воспитание — сегодня так даже животных уже не дрессируют. В итоге дедушка лишь потеряет любовь внуков, а те получат расстройство пищевого поведения.

Человечество обречено на вымирание? Население европейских стран стареет и меняется: мы еще сможем «пожить среди своих», у потомков такой возможности не будет, считает глава ИДЕМ Михаил Денисенко.

А вообще эта история совсем не про отношения между родными и дорогими людьми — она скорее про травму дедушки, который, возможно, голодал в детстве.

— В комментариях некоторые пишут, что только так и можно воспитать дисциплину — например, научить ребенка не опаздывать на уроки в школе.

— Самодисциплина и пунктуальность — это про управление временем. А чтобы управлять каким-либо ресурсом, нужно, чтобы он у тебя был. То есть должно быть время, негативный опыт последствий, когда ты его растрачиваешь. Если же есть только внешняя жесткая рамка, типа «опоздал — не поел», мы увидим лишь выученную беспомощность. Этот феномен широко изучен в психологии и педагогике, он означает, что сам собой человек управлять не умеет. Жесткая внешняя рамка есть, а внутренняя не отрастает.

— Как вы относитесь к жесткой модели воспитания, которая зачастую применяется в семьях? Если посмотреть комментарии под постом, ясно, что многих именно так и воспитывали — через ремень, через не хочу, давление и принуждение…

— Жесткая модель воспитания действительно популярна, но не потому, что люди сами по себе жестоки. Часто мы автоматически воспроизводим те форматы, которые нам предлагали наши родители. Иногда мы просто не умеем пользоваться другими инструментами, возможно, нет времени и душевных сил на взаимодействие с ребенком.

На мягкие методы, на любовь нужны силы. И зачастую люди прибегают к жесткой модели, чтобы не расписываться в собственной беспомощности — мол, лучше так, чем вообще не воспитывать. Хотя зачем бросаться в крайности, когда можно просто по-другому — разговаривать, работать с эмоциями, страхами.

— Самый частый аргумент: «Мне спуску не давали — и ничего, нормальный вырос!»

— Этот феномен называют ошибкой выжившего. Да, случается, что в жестоких условиях действительно вырастают адекватные люди, но может быть так, что один вырос, а двадцать сломались. Можно оглядеться вокруг — мы что, живем в мире счастливых людей, которые пребывают в гармонии с собой, у которых хорошая самооценка? Разве все настолько идеально, что нужно без конца повторять одни и те же сценарии воспитания?

«У вундеркиндов слишком переоценено знание» Если ребенок на десять лет обгоняет в развитии сверстников, это скорее проблема, чем достижение, полагает профессор МГППУ Виктория Юркевич.

— Вы упомянули, что надо учиться воспитывать по-другому. А как учиться, у кого?

— В интернете множество статей и книг про воспитание детей, эмоции и отношения. Я бы порекомендовала статьи петербургского педагога Димы Зитцера, который говорит об общем подходе к воспитанию. Можно полистать книги про мозг и эмоциональный интеллект. Хорошо пишет про подростков Дэниэл Сигел. «Тайная опора» Людмилы Петрановской, «Понимать детей» Дагмар Нойброннер, «Разговор с родителями» Дональда Винникота. Можно почитать книги Франсуазы Дольто «На стороне ребенка», «На стороне подростка».

Правда, тут есть ловушка — порой родители увлекаются и штудируют книги вместо того, чтобы проводить время с детьми. В итоге пока ты выяснял, что делать с кризисом трех лет, ребенку исполнилось семь.

Кстати, иногда важно принять, что вы уже достаточно хороший родитель — этот термин ввел британский детский психоаналитик Дональд Вудс Винникотт. Он советует в воспитании ориентироваться на свои эмоции. Вы любите ребенка, но считаете, что его надо наказать, хотя вам это неприятно. Так остановитесь — зачем во имя неоднозначных последствий должны страдать и вы, и ребенок? Прислушивайтесь к своим эмоциям в моменте, ориентируйтесь на то, что сейчас, думайте сердцем, а не головой. Ведь с ребенком мы встречаемся на всю жизнь, и будет очень грустно, если в 15 лет он сделает вам ручкой и уйдет из дома.

— Моя бабушка часто повторяла поговорку своей мамы «Люби ребенка как душу, тряси его, как грушу» — она в принципе ровно о той же суровой методике воспитания. Может, дело в нашем менталитете? Ведь в некоторых странах до определенного возраста детям, напротив, разрешают все и не наказывают.

— Наша культура действительно скупа на похвалу и благодарность, мы редко говорим о том, что нам нравится, негатив высказывать привычнее. По отношению к ребенку то же самое — «ну он же знает, что на самом деле я его люблю».

«В прежние времена детям давали гораздо больше самостоятельности» Сегодня во многих случаях глухота — это вовсе не приговор, убеждена общественный деятель Юлия Мирошниченко.

А вообще-то нет, не знает — подросткам, к примеру, нужно очень много говорить об этом и демонстрировать свою любовь. Что касается пословиц — их, конечно, можно воспринимать как инструкции, но надо признать, что последние сорок лет мы не боремся за выживание и можем позволить себе думать о счастье и самореализации. А поговорки появлялись тогда, когда трое из одиннадцати детей в семьях выживало, когда люди умирали от голода и должны были быть сильными. Сегодня мы можем позволить себе быть человечными и добрыми.

— Еда и сон — почему-то крайне триггерные темы во многих семьях. Самая частая проблема — ребенок ковыряется в тарелке, не ест, что ему предлагают. Помню, меня отец как-то на три часа оставил сидеть за столом, пока не доем холодный суп. Спать заставляли… Как, по-вашему, правильно ли выстраивать отношение к еде и ко сну через принуждение?

— Истории про еду и сон — они на самом деле про базовые психологические границы. Первый круг таких границ — это мое тело, поэтому, как минимум, странно, когда родители в тебя пытаются что-то насильно впихнуть. Только потом через десять лет те же самые мама и папа будут удивляться: а почему на ребенка так все влияют, где его собственное мнение? Забывая, что когда-то он ел, что дают.

Дети часто сопротивляются в этом моменте, так как еда и сон — это всегда вторжение в тело, и именно тут ребенок будет стоять до конца, считая, что здесь имеет право сказать «нет», высказать свое «я». Мол, вы переклеили в комнате обои, купили мне штаны, записали на плавание, но решать, что есть, я все же могу.

— Многие скажут — разрешишь выбирать, будет есть одни чипсы с конфетами.

— Ребенок все равно выбирает из того, что в доступе, и на это вы можете влиять. Все пищевые привычки идут из семьи. Если у вас в холодильнике много разной и здоровой еды, ребенок вполне может сам регулировать ее количество и приемы пищи. Так больше шансов, что повзрослев, он будет осознавать свои потребности — в еде и не только. А родителям стоит задуматься: мы кормим ребенка или свой страх, что он умрет от голода?

Роботы отнимут наших детей? Может ли общение детей с голосовыми помощниками в будущем привести к их деградации и социопатии, рассказала психолог Катерина Мурашова.

— Еще одна больная тема — уборка в комнате. Особенно третируют девочек — со словами «да кто тебя замуж такую возьмет?»

— Если близкие и дорогие люди говорят тебе, что ты в 10-15 лет уже «не окей» и никому не будешь нужна — без проблем с самооценкой не обойдется. А вообще пространство вокруг ребенка — это второй круг психологических границ. Как и одежда, оно должно быть таким, как хочет ребенок, чтобы ему было комфортно.

Другое дело, что мы живем вместе и тут нужно садиться и договариваться. Ведь если из детской комнаты по квартире летит пыль и все чихают — нарушаются границы уже других членов семьи.

— Сколько лет должно быть ребенку, чтобы родители начинали видеть в нем личность со своими желаниями и интересами? Многие пытаются из последних сил растить удобных и послушных детей.

— Он личность уже с рождения, не такого, что она просыпается в нем ровно в восемнадцать лет. Надо понимать, кого вы в итоге хотите воспитать: покорного обстоятельствам человека или личность.

Часто родители подростков жалуются, что ребенок ничего не хочет, никуда не стремится, ничего ему не надо. А дефицит этой внутренней мотивации может происходить именно из-за того, что ребенок всегда старался делать, что ему скажут, ему не позволяли сказать «нет».

Хотите, чтобы человек в будущем проявлял инициативу — предоставляйте ему возможность быть собой, пересматривайте границы своего влияния. Фиксируйте фазы роста вместе с близкими — ребенок уже сам может дойти до стены, сам может выбрать, какой суп будет есть, какую книгу прочитает. Даже с младенцами такое практикуют — предлагают двое ползунков и надевают те, на которых он дольше задерживает взгляд. Можно регулировать количество контакта — ребенок увел глаза, значит, не хочет общаться. Заплакал — не воспитывай, а возьми на руки.

Как школа убивает критическое мышление Образование, которое строится по формуле «в твои лета не должно сметь свои суждения иметь», заведомо ставит детей в позицию проигравших.

— Во время ссор, особенно с подростками, родители выдают такой аргумент: «Пока живешь в моем доме, будешь подчиняться моим правилам». Что с ним не так?

— В этом аргументе нет равных позиций, а ребенок обычно отвечает «А я просил тебя меня рожать?» Нужно понять, что подростки отчаянно хотят быть самостоятельными, но осознают, что без родителей пока мало что могут. А те бьют в больное место, в зависимость ребенка от них. Это не совсем честно, ведь в доме у каждого есть права, и всем должно быть комфортно.

— Вам возразят: существует иерархия, родителей надо уважать. Во многих культурах безусловное уважение и любовь к родителям — базовый тезис. Ребенок не делает, как я прошу, значит, он недостаточно меня уважает, и нужно проявить власть, показать, кто тут главный.

— На юридическом уровне, конечно, иерархия существует, родители несут ответственность за детей. Но это не значит, что нельзя уважать права личности на свое тело, мысли, мечты, пространство, друзей. Границы личности после рождения с каждым годом раздвигаются, и я всегда говорю родителям: перед тем, как сделать какой-то нелицеприятный комментарий по поводу внешности ребенка, состояния его комнаты, подумайте, а сказали бы вы это знакомому или коллеге? Если нет — почему он вам дороже, чем ребенок? А еще стоит подумать: вам нужно внешнее проявление уважения из страха, традиции или все-таки искренние отношения с ребенком? И кого вы хотите вырастить? Наверняка свободного и уверенного человека, способного принимать решения и нести ответственность за свои поступки.

Кстати, давящие родители, как правило, сами были недолюблены в детстве. И иногда по объективным причинам.

— Потому что жизнь была сложнее?

— Да, и про мир эмоций они узнали намного позже, чем мы. В начале прошлого века ученые активно изучали поведенческие способности, потом когнитивные, затем появился психоанализ и только в конце XX — начале XXI века заговорили про эмоции, чувства, гормоны. Так что наши родители, бабушки и дедушки просто не знали обо всем этом. И не стоит их винить за это.

Беседовала Анжела Новосельцева

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: -13°