eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Зайти можно, выйти — нет»: закон об иноагентах нужно менять или отменять

Это полная катастрофа для медийного поля и нашей общественной жизни в целом — попасть в список может кто угодно.

18:06, 19.10.2021 // Росбалт, Петербург

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.
Вводная картинка
© Коллаж ИА «Росбалт»

Вечер минувшей пятницы для журналистов ИА «Росбалт» и Republic (их учредители АО «РС-Балт» и ООО «Москоу диджитал медиа» признаны Минюстом РФ иноагентами) стал не долгожданным завершением рабочей недели, а началом новой и тревожной реальности. Теперь в списке СМИ-иноагентов целых 88 наименований, и как жить с этим новым статусом, неясно никому. Очевидно одно — бесконечно разрастаться этот перечень не может, а непрозрачность процедуры и отсутствие убедительных доводов от регулятора лишь подрывает легитимность закона.

18 октября состоялось первое заседание комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, в конце которого глава Союза журналистов России Владимир Соловьев передал председателю пакет поправок в закон о СМИ-иноагентах.

Какие изменения нужно вносить немедленно? Есть ли шансы на то, что их примут, а «заклейменных» реабилитируют? «Росбалт» узнал у депутатов, журналистов и правозащитников.

Владимир Соловьев, глава Союза журналистов России:

«Вчера прошло первое заседание комитета, но в повестке дня моего выступления не было, и поправки в закон о СМИ-иноагентах обсудить не удалось. Однако я передал председателю Александру Хинштейну целую пачку предложений — надеюсь, вскоре их рассмотрят.

Главное наше предложение в том, чтобы решение о статусе иноагента принимал суд, а не Роскомнадзор с Росфинмониторингом, которые спускают его в Минюст. Кроме того, у каждого СМИ должно быть право на ошибку. Если какие-то ведомства заметили нарушение законов, они должны предупредить руководство издания, дать время. Сегодня же журналисты узнают о случившемся от коллег.

Удивляет и то, что от физических лиц требуют указывать маркировку иноагента даже в соцсетях — пусть даже они постят, извините, котиков. Непонятна и ситуация с премиями, конгрессами, оплатой билетов во время заграничных командировок — из-за любого перевода из-за рубежа можно попасть в иноагенты».

Кругом иноагенты: дошла очередь и до «Росбалта» Складывается ощущение, что скоро все независимые СМИ России попадут в минюстовский реестр «врагов народа».

Николай Сванидзе, журналист, общественный деятель:

«Ситуация просто зверская. Скоро среди журналистов иноагентов у нас будет больше, чем неиноагентов. Это полная катастрофа для медийного поля и нашей общественной жизни в целом. Закон абсолютно сырой и сформулирован так, что попасть в список может кто угодно. Причем зайти можно, а выйти — нет, одностороннее движение. Даже физические лица теперь живут под угрозой уголовного наказания.

Странно, что наш закон об иноагентах постоянно сравнивают с американским — ведь они совсем не похожи, и в США он практически не применяется».

Александр Ющенко, депутат ГосДумы от КПРФ, член комиссии по информационной политике:

«Пока поправки в закон об иноагентах мы не обсуждали, но будем — и внимательно рассмотрим все предложения. Когда именно — пока сказать не могу, я не знаю. Но это актуально, учитывая, что «Росбалт» недавно признали иноагентом и даже не объяснили, почему.

Понятно, что в законе важно прописать четкие критерии, по которым СМИ присваивают статус иноагента, они должны быть прозрачны и доказуемы. Претензии нужно предъявлять СМИ заблаговременно, чтобы была этапность присвоения статуса. Сегодня это больше похоже на ушат холодной воды. А вдруг изданию сделали пожертвование из-за рубежа, и руководство еще не знает об этом? Должно быть время на устранение ошибки. Процедуру нужно сделать открытой, карающего меча быть не должно.

Что касается остальных деталей — какова может быть доля иностранных вливаний, 15% или 30% — это все вторично, нужно сформулировать принципиальные критерии».

Нобелевка Дмитрию Муратову — это громкий сигнал Кремлю Присуждение Премии мира главреду «Новой газеты» само по себе должно стать ударом по практике объявлять неугодных журналистов «иноагентами».

Михаил Федотов, секретарь Союза журналистов РФ:

«Я не считаю, что нужно все законы об иноагентах отменять, просто их нужно переписать. Бессмысленно заменять мелкие детали, например, систему выхода из списка иноагентов. Эти законы написаны безграмотно. В грамотно составленном документе изначально будет прописан и порядок выхода из списка иностранных агентов. Если попытаться указать в нынешнем законе порядок выхода из этого реестра, это все равно что на одну глупость написать другую. Он от этого умнее не станет.

Основа для нормального закона об иностранных агентах существует — это Гражданский кодекс Российской Федерации. Там все написано. И что такое агент, и кто является его принципалом, и каковы отношения между агентом и принципалом. Надо указать, что принципалом по отношению к иностранным агентам является иностранное государство. Тогда все станет на свое место».

Наталия Евдокимова, член Совета по правам человека и развитию гражданского общества при президенте РФ:

«В прошлом году у нас была встреча с президентом, и я говорила с одним из представителей его администрации. Тогда мне показалось, что глава государства озаботился проблемой с законом об иноагентах, и что-то будет меняться. Мне сказали, мол, ну да, перегнули палку, есть над чем работать. Однако от оптимизма, который в меня вдохнули эти слова, уже ничего не осталось — новое законодательство полностью раскрыло ящик Пандоры.

Его сперва лишь приоткрыли с НКО, потом со СМИ, затем с физическими лицами, выполняющими функцию «СМИ-иноагента», просто физическими лицами и, наконец, с незарегистрированными движениями. Из-за этого закона уже не смогли работать члены движения «Солдатские матери Санкт-Петербурга». Но как Росфинмониторинг собирается считать иностранные деньги у незарегистрированных движений, до сих пор непонятно.

«Нет ни одного иноагента»: в соцсетях комментируют российскую часть «досье Пандоры» В расследовании упоминаются более 30 бывших и действующих лидеров стран мира и более 300 высокопоставленных госчиновников, причастных к офшорным финансовым операциям.

Впрочем, я вообще не понимаю, как подобные законы можно применять. Зато это понимает Минюст. Благодаря ему как из рога изобилия на нас посыпались СМИ-иноагенты и физлица, которые, видимо, сами себе СМИ. Любое издание может пострадать от этого закона — кто не успел сегодня, попадется завтра.

15 октября у нас состоялось заседание СПЧ, и эта тема обсуждалась. Больше всех возмущались журналисты, ведь у нас работает комиссия по свободе информации, которую возглавляет Павел Гусев. Они подготовили пакет изменений в закон, которые необходимо внести. Но по моему мнению, закон надо просто отменять. Он наносит колоссальный вред гражданскому обществу, разрушает его и противопоставляет людей друг другу, вносит раздор. Петицию за отмену законов об «иноагентах» подписали уже почти 185 тысяч человек. Мы будем бороться за его полную отмену».

Андрей Радин, глава Союза журналистов в Петербурге:

«Медиасообщество требует радикальной отмены закона о СМИ-иноагентах или, по крайней мере, его доработки. Сейчас он сырой. Понятно, что принимали его, видимо, с благими намерениями, во имя госбезопасности и предотвращения вмешательства других государств во внутренние дела страны. Но мы видим, что страдает, в первую очередь, медиасообщество. Вчера ты был полон сил, бодр духом, а сегодня — иноагент, и твоя жизнь идет под откос.

Мы должны апеллировать к новому составу Госдумы, чтобы депутаты пересмотрели закон. А когда речь идет о петербургских СМИ, например, о «Росбалте», стоит обращаться к местным депутатам, чтобы они пытались через своих делегатов в Совете Федерации продвигать поправки в закон. Ведь речь идет не только об отдельных журналистах и редакциях, закон оказывает серьезное влияние на рекламный рынок, нарушает взаимосвязь между СМИ и рекламодателями, что приводит к тому, что в медийном поле остаются только прогосударственные СМИ. Что в корне меняет медийный и политический ландшафт — и это недопустимо. Мы лишаем граждан страны права на получение полной и объективной информации, речь идет о конституционных нарушениях.

Трудно предсказать, будут ли внесены поправки в закон, хотя я оптимист. Мы будем вместе этого добиваться. Ведь иначе такие уважаемые СМИ, как «Росбалт», «Дождь» (признано в РФ СМИ, выполняющим функции иноагента) и другие могут исчезнуть».

Анжела Новосельцева, Александр Желенин

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -2°
Санкт-Петербург: -13°