eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Почему человеку с инвалидностью так непросто устроиться на работу

Рассказываем три истории людей с особенностью развития, которым удалось найти нужную вакансию на рынке труда.

18:17, 16.11.2021 // Росбалт, Петербург

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.
Вводная картинка
© Фото ИА «Росбалт»

Найти работу на открытом рынке труда — многим людям с инвалидностью это кажется невозможным. Отчасти здесь дело в неготовности работодателей разрушать сложившиеся у них стереотипы, касающиеся таких кандидатов, отчасти — в социальной дезориентации самих кандидатов. В Петербурге существует несколько некоммерческих организаций, помогающих людям с инвалидностью трудоустроиться, одна из самых известных — центр по трудоустройству «Работа i». Татьяна Иванова руководит в центре направлением «Открытый рынок труда», и у нее большой опыт подготовки кандидатов к выходу в «свободное плавание».

«К нам периодически приходят ребята, у которых проблемы с мотивацией, — объясняют Татьяна, — Причины отсутствия мотивации: ощущение „мне кто-то должен“, родительская гиперопека. А ребята, воспитывавшиеся в детских домах, выросли в системе, где все было решено за них — и вот такому человеку в какой-то момент говорят: „Все, теперь иди сам“. При этом человек часто оказывается один — не у каждого есть значимый взрослый, который может быть ориентиром, помощником, советчиком. Плюс они не всегда адекватно оценивают собственные силы — либо недооценивают, либо переоценивают. И разобраться в этом самостоятельно, без наставника, достаточно сложно».

У благотворительного фонда «Рауль», на базе которого существует центр «Работа i», есть социальная программа, в рамках которой с обратившимися в центр за помощью работают психологи. А в центре есть наставники, так называемые джобкоучи, которые пришли в эту сферу из бизнеса. Их задача — встроить кандидата в существующие бизнес-процессы, чтобы в итоге он принимал самостоятельные решения.

«Росбалт» рассказывает три истории людей, нашедших работу при помощи центра «Работа i». В двух случаях мотивация была очень сильной, в одном — слабой. Но все ситуации изначально были сложными, и человеку не из этой сферы могли бы показаться неразрешимыми. Трое наших героев — не только люди с инвалидностью, но и выпускники коррекционных детских домов. Имена и некоторые подробности, касающиеся личных параметров, изменены.

Леонид

Леониду 30 лет. Лет семь назад в государственном районном центре помощи семье и детям он узнал про «Работу i» и обратился в организацию за помощью в трудоустройстве. У Леонида возникают коммуникативные проблемы из-за нарушенной речи и не только. «На тот момент я работала в центре рекрутером, проводила первые собеседования со всеми кандидатами и была первым человеком, с которым Леонид встретился у нас, — рассказывает Татьяна Иванова, — Тогда он не знал очень многих слов. Есть ребята, у которых отставание в развитии с рождения. Но мне кажется, что у Леонида это приобретенное из-за сильной педагогической запущенности. Казалось, что он не понимает многое из того, что ему говорят. Но у меня сложилось впечатление, что это из-за ограниченности его словарного запаса».

Почему у нас ирландцам и неграм вход запрещен Социальная сегрегация в России — норма, однако большинство даже не отдает себе отчет, что способствует каждодневной дискриминации.

Леонид сам хотел устроиться на работу. До того, как прийти в центр «Работа i», он рассматривал вакансии работника склада, сборщика мебели, рабочего на стройке, грузчика.

«У Леонида такая особенность: если ему показать руками, как что-то делать, он это практически сразу запоминает. Но на собеседовании это понять нельзя. И вот в этом была реальная проблема. Как я понимаю, Леонида часто не брали на работу именно по этой причине, — поясняет Татьяна, — Если бы это была вакансия нашего сопровождаемого трудоустройства, мы бы сами рассказали работодателю об особенностях Леонида. Но до того, как попасть к нам, он сам ходил на собеседования. И по телефону его понять было очень трудно. К тому же, он нервничал, когда ему звонили».

Когда Леонид обратился в «Работу i», в центре не было подходящих вакансий по его запросу. Но сотрудники центра вместе с ним стали искать ему работу на открытом рынке. У «Работы i» есть есть тренинговая программа — и помощь в составление резюме, и советы по самопрезентации, и тренировочные собеседования. Леонид прошел все эти этапы. По словам Татьяны, в этом плане он был очень дисциплинированным, охотно слушал все рекомендации. Ему было сложно сделать резюме из-за его проблем с чтением и письмом, но он не отступал. В итоге через два года он устроился на должность подсобного рабочего в отеле.

На эту вакансию Леонид откликнулся сам — благодаря проведенным тренингам он даже прошел собеседование без сопровождения сотрудников «Работы i». Теперь он работает на складе в связке с двумя кладовщиками. Работа сменная, в своей смене Леонид — единственный грузчик. Важно, что ему были даны понятные инструкции, наглядный алгоритм действий. У Леонида прекрасные отношения с коллективом. И его даже поощряли за хорошую работу.

Анна

33-летняя Анна тоже оказалась в центре семь лет назад. До двадцати с лишним лет у нее была инвалидность по зрению, которая потом была снята. При этом один глаз у Анны полностью не видит, то есть она не имеет официальной инвалидности из-за каких-то бюрократических проблем. Женщина оказалась в очень непростой ситуации — с жильем были проблемы, денег не было, при этом не было и никаких льгот.

Татьяна Иванова вспоминает: «Когда Аня к нам пришла, у нее был очень негативный опыт в поиске работы. Первоначально у нее не получалось строить беседу — при том, что она девушка очень контактная. Она раскрывалась при правильно построенной беседе. Но, как Вы понимаете, в формате быстрых собеседований при приеме на работу не каждый работодатель может так выстраивать разговор».

«Социальный контракт»: новый подход к помощи В столице малоимущим семьям с детьми не просто платят пособия, им помогают получить новую профессию, написать правильное резюме и найти достойную работу.

Несмотря на проблемы со зрением, Анна имела опыт работы кассиром. Именно на эту вакансию она и хотела устроиться, обращалась в разные магазины, но ей отказывали, когда понимали, что у нее проблемы с глазами. Причем, как она говорит, порой отказывали в очень жесткой, хамской форме.

«Мы предложили Ане сопровождаемую вакансию помощника кладовщика в магазине одежды, — говорит Татьяна. — Помощник кладовщика работает в подсобном помещении — достает одежду из коробок, отпаривает, развешивает. Но наши вакансии в магазинах этой сети рассчитаны на неполную рабочую неделю. Эти вакансии стартовые — чтобы ребята входили в рабочий ритм, как правило, рассчитанные на неполный рабочий день. В какой-то момент Аня сказала, что хотела бы работать больше, так как хочет получать большую зарплату. Но компания не могла ей предоставить такую возможность, так как на наших ребят у нее выделано определенное количество рабочих часов и определенный бюджет, и в эти часы работали другие люди».

Анна начала самостоятельно искать работу. Сотрудники «Работы i» также помогали ей с составлением резюме, ходила она и на тренинги. Однажды Анна нашла вакансию, которой очень заинтересовалась: рабочий зеленого хозяйства. Около тех лет она трудилась на этой должности. Но в осенне-зимний период ей становилось все сложнее и сложнее работать. И она снова сама нашла новую вакансию — на этот раз по своему изначальному профилю: теперь Анна работает кассиром в гипермаркете. Кстати после успешного трудоустройства она накопила денег, и ей сделали операцию на глаз — зрение к ней не вернулось, но внешне больше не заметно, что она не видит. Также она выплатила долги по ЖКХ.

Олег

Олег пришел в «Работу i» в 2014 году, тогда ему был 21 год. Его инвалидность связана с психоневрологией. Он говорит и вообще человек он общительный, веселый, душа компании. У центра тогда была своя строительная бригада. По сути это был учебный проект, в который приходили люди без опыта, и наставник учил их всему, что требуется в такой работе. Но за участие в этом проекте центр все-таки платил людям деньги. Нынешний офис центра отремонтирован как раз этой бригадой, хотя она и работала намного медленнее, чем обычная.

«Изначально Олег попал в эту бригаду, но в какой-то момент был переведен на клининг, так как ремонтник из него получался не очень хороший — говорит Татьяна Иванова — К тому же, Олег ленился. То есть когда наставник не смотрел, он переставал работать, при этом любил покомандовать другими участниками процесса. Но клининг — это не „штрафные работы“, просто Олегу предложили попробовать себя в другом деле, он согласился и неплохо там себя проявил. Но даже там заинтересованности в работе, мотивации у него не было».

«Наследие Corona»: удаленка сойдет на нет, работодатели не подобреют, молодежь исчезнет Рынок труда имеет шанс массово состариться — сменить пожилых работников будет некому.

В центре «Работа i» кандидату дают возможность сделать много попыток трудоустроиться. Олег несколько раз уходил, потом возвращался. Иногда он планировал искать работу самостоятельно, сотрудники центра предлагали ему тренинги, но во время этих тренингов выяснялось, что на работу устраиваться он не так уж и хочет.

«То есть он говорил, что хочет, но эмоциями и действиями выражал нежелание заниматься поиском работы. Он мог ожидать звонка с предложением работе и не отозваться на него, сказать: „Мне не хочется общаться с незнакомыми людьми“. Или вот мы сделали ему резюме, но он его не дополнял, почту не проверял и так далее», — рассказывает Татьяна, казалось бы, о патовой ситуации.

На внутреннюю перемену у Олега ушло около четырех лет, он проделал огромный путь преодоления своих психологических проблем. В результате теперь Олег занимается уборкой в одном из ресторанов, ему очень нравится его работа, компания, коллектив.

Медленно, но верно

Сам процесс трудоустройства человека с инвалидностью часто оказывается более растянут во времени, чем аналогичный процесс у обычного человека. В приведенных нами историях отдельная сложность, что все трое героев — сироты.

«У кого-то в 24 года уже карьера. А у тех ребят, с которыми мы работаем, путь в трудовой деятельности начинается намного позже, чем у многих, — поясняет Татьяна Иванова, — Часто они и школы заканчивают часто позже — если речь идет о коррекционных учебных заведениях. И с образованием у них бывают проблемы, так как выпускники таких школ у нас имеют возможность учиться только по ограниченному кругу специальностей — вполне возможно, что человеку это не нужно, этого не хочется, а на другое он не имеет права».

Однако при правильно выстроенной поддержке научиться жить полностью самостоятельно смогут многие из тех, кого у нас в обществе принято считать исключительно получателями социальных услуг.

Игорь Лунев

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -1°
Санкт-Петербург: -13°