eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Не квартира и не загородный дом: как жить на воде в центре Петербурга с видом на Лахту

Жилище на реке — альтернатива «человейникам». Но в Северной столице идея пока непопулярна.

17:57, 18.11.2021 // Росбалт, Петербург

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.
Вводная картинка
© Фото из личного архива семьи Афониных

Белые стены, камин, зеленые растения и порхающая люстра над потолком. За панорамными окнами поблескивает вода, а если развалиться на большом диване, вдалеке разглядишь «Лахту», кончик которой утопает в тумане. Всего это не было еще семь лет назад — неподалеку от станции метро «Чкаловская» на речке Ждановка стоял полузатопленный одинокий дебаркадер. Все изменилось, когда из «трешки» на Ваське сюда въехала большая семья.

Удобно ли жить в доме на воде? Почему в Амстердаме давно развиваются целые плавучие кварталы, а в Петербурге такой формат до сих пор в диковинку? Дорого ли обходится такое хозяйство? Корреспондент «Росбалта» побывала в гостях у хозяйки дома Анны Афониной.

Смена формата

Восемь лет назад в распоряжении Анны и Даниила была просторная трехкомнатная квартира на Васильевском острове, где они растили трех дочерей. Но когда стало ясно, что на подходе четвертый малыш — долгожданный мальчик Серафим, вопрос о жилье встал ребром.

«Мы поняли, что места всем не хватит и начали искать квартиру побольше или загородный дом. Идею дома пришлось отмести почти сразу: у нас работа, у детей — школа, кружки, в общем, активная социальная жизнь. Полдня бы проводили в пробках», — объясняет Анна.

Мы сидим за большим овальным столом на 8 человек. Подсчитываю стулья — как раз на всех членов семьи. Три девочки-подростка — 16, 15 и 13 лет. 6-летний мальчик, который ни одного дня не жил в квартире и первые шаги сделал уже на борту. Родители зовут сына водным жителем и по нему отсчитывают время, что провели на борту дебаркадера. А еще есть Зоя — малышке с короткой стрижкой 2,5 года, она рассекает по дому на маленьком велосипеде и косится на меня. Увы, я — причина, по которой мультик нельзя сделать громче.

© Фото из личного архива семьи Афониных

«Мы с мужем — экспериментаторы и хотели жить в необычном месте. Смена формата не пугала — мы не выбирали между квартирой и… квартирой. Искали помещения с чердаком, даже подумывали найти какой-нибудь заброшенный завод, водонапорную башню или маяк — в Европе такие места активно обживают. Единственное, мы понимали — нам нужно просторное жилье. У нас есть друзья, которые продали квартиру и живут на яхте с двумя детьми, но там пространство все же ограничено. Да и с пятью детьми на яхте путешествовать сложно», — признается Анна.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Дебаркадер, которому предстояло превратиться в уютный дом, чудесным образом нашелся на «Авито». Выглядел он не слишком презентабельно — унылый, ржавый, полузатопленный. Изначально сооружение принадлежало судовой компании, которая обслуживала мосты — для работников планировалось сделать офис и мини-гостиницу. Но воплотить идею в жизнь не удалось.

Как голландцы и финны

В дебаркадер Афонины поверили с первого взгляда. Немалую роль сыграло то, что Даниил жил в Европе, где культура жизни на воде сложилась давно и никого не удивляла.

Альтернативное жилье активно развивается в Финляндии, Швеции, Германии, США и Канаде. И, конечно, уже много десятилетий Голландия прирастает новыми кварталами вдоль каналов. Так, в Нидерландах обживать списанные корабли люди стали еще после Второй мировой войны, когда жилья всем не хватало, а голландский флот переживал модернизацию. Сегодня в стране уже около 10 тыс. водных домов — и до недавних пор это было самым дешевым способом поселиться в центре Амстердама. В стране развита система ипотечных кредитов на покупку плавучих домов — неудивительно, ведь жилье дорожает с каждым годом, и земля там на вес золота.

© Фото из личного архива семьи Афониных

Сегодня в мире сформировалась целое направление в строительстве, которое занимается созданием комфортабельных домов на воде. Потихоньку бизнес заходит в Россию — в Подмосковье уже работает завод российской компании, которая создает хаусботы на основе датских разработок. Покупателям предлагают самоходный дом площадью до 300 квадратных метров с автономными системами жизнеобеспечения для круглогодичного проживания.

«В будни он может стоять в городе и быть квартирой, а на выходные стать загородной дачей или речной яхтой с рыбалкой прямо из гостиной. Хаусбот может стоять в маринах, подключается только к электричеству. А может и двигаться со скоростью 10-15 км/ч до 1500 км. Корпус-катамаран рассчитан для вмерзания в лед», — пишут на сайте разработчики.

Некоторые москвичи уже воспользовались предложением — и встали на таких хаусботах прямо на Химкинском водохранилище. Но цены кусаются — стоимость на плавучие дома стартует от 51,5 млн. руб. А обслуживание такого в месяц обойдется до 40 тысяч.

Перестроить и подвести коммуникации

На Яндекс-карте дом Афониных не указан — дебаркадер стоит на реке у моста Бетанкура напротив многоэтажки. Гостям называют именно ее адрес, так как своего нет. От многоквартирного дома их отделяет дорога, парковка и ряд высоких кленов. Здесь же семья недавно посадила 18 голубых елей. В дождливый ноябрь крышу дебаркадера, сияющего синими стеклами, хорошо видно издалека, но уже с мая он утопает в зелени, скрытый от глаз.

© Фото из личного архива семьи Афониных

8 лет назад дебаркадер, построенный еще в 60-х прошлого века, стоил как однокомнатная квартира на окраине города. Это была плавучая платформа с двухэтажной конструкцией — жилой площадью в 350 квадратных метров. Целый год ушел на то, чтобы сделать дебаркадер пригодным для жизни — устроить теплый пол, установить в трюме котел для обогрева, обшить стены, удалить ржавчину и покрасить снаружи корпус. Но перестройкой семья занимается до сих пор. Обустраивать жилье на воде недешево, так как нужны качественные материалы, и это вопрос не роскоши, а безопасности.

Продавать все и переезжать в такой дебаркадер без финансовой подушки Афонины в принципе не советуют — как минимум должно быть еще какое-то жилье, чтобы осталась прописка. Получить ее в плавучем доме невозможно — в российском законодательстве такой формы жилой собственности нет. По факту, они живут в несамоходном судне.

© Фото из личного архива семьи Афониных

«Под нами по периметру — 10 трюмных помещений, мы мечтаем сделать там сауну, спа-зону и мастерскую для детей. А снаружи я хочу его обшить черным деревом и подсветить — в минималистичном скандинавском стиле. Чтобы дом превратился в городскую достопримечательность, — делится Анна. — А еще в планах сделать зимний сад, место для йоги и мини-спортзал, а на палубе оборудовать полноценную зону отдыха».

Содержание дебаркадера обходится недешево — но сопоставимо с содержанием загородного дома такой же площади. Летом коммуналка дешевле, так как не используется котел для отопления, а зимой сумма возрастает в два раза, так как из-за панорамных окон дом теряет больше тепла. В качестве канализации семье достался большой металлический бак-септик, который нужно откачивать раз в месяц. Электричество подведено с берега.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

В дебаркадере нужно быть готовым к самым разным нестандартным ситуациям. Качка не чувствуется, так как он весит порядка 200 тонн, но в шторм можно ощутить толчки. Недавно во время урагана в Петербурге цепь, связывающая дом с берегом, оторвалась, и его отнесло дальше, чем обычно. Пришлось восстанавливать разрушенный трап. А как-то в угол дома врезался проходящий мимо катер — у капитана заклинило штурвал. К счастью, обошлось без серьезного ремонта.

«Все стали творческими»

В углу — иконы. Мебель играет золотым орнаментом, что придает комнате тепла — которое забирают синие фильтрованные стекла. Много зеленых растений и цветов в горшках, игрушки. У каждого из пятерых детей — своя отдельная каюта и санузел.

«В каюты заходить не будем — вы знаете, это подростки, их границы лучше не нарушать», — улыбается Анна.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Мы поднимаемся наверх по лестнице и попадаем в просторную комнату. На полу — кресла-мешки. Кукольный домик, машинки. Мольберт. Большие музыкальные колонки. Маленький велосипед. Пианино — все играют понемногу. Тут спят младшие дети, но периодически все меняются комнатами. А летом, бывает, даже спят в гамаках на верхней палубе.

«Мы ни разу не пожалели о переезде, — вспоминает Анна. — Дети как будто стали более креативными, ко всему подходят творчески. Думаю, это из-за близости к воде, природе, из-за обилия дневного света. Вода, наверное, энергетически как-то работает, забирает что-то плохое. Да и воздух с залива чище. Ощущение свободы не покидает».

© Фото из личного архива семьи Афониных

На открытой палубе — батут, где можно попрыгать, а по периметру дебаркадера легко устроить догонялки. У дебаркадера есть деревянный понтон, к которому на лодках могут пришвартоваться гости — летом их бывает немало. Свои лодки с мотором есть и у детей: одно из любимых развлечений — устроить пикник на маленьких островах у Крестовского, если повезло с погодой. Да и в супермаркет, порой, удобнее добраться именно по воде, не выстаивая в жутких пробках. А зимой, когда вода замерзает, Даниил замеряет толщину льда, расчищает его, и дети торопятся встать на коньки или лыжи.

Экология — «лучше, чем ожидали»

Каждый год семья продлевает договор на аренду водного участка воды в комитете по природопользованию. Бумажная волокита не радует, но Афонины уже приноровились к условиям. А еще раз в квартал к ним наведываются с проверкой — убедиться в законности их нахождения тут.

Иногда приходит специалист из комитета по природопользованию и делает замеры воды. Ко всеобщему удивлению выяснилось, что она довольно чистая. Это подтвердили не только исследования, но и водолаз, которого пришлось нанять, чтобы добыть упавший ключ от мопеда. По его словам, песок на дне — чистый и желтый. Правда, недавно семья забила тревогу, заметив, что гладь воды заиграла бензиновыми отблесками. По всей видимости, выше по течению случился нефтеразлив.

«Мы считаем, что ответственны за этот кусочек реки и берега. Никто, кроме нас, по весне не убирает берег — мы с детьми выходим на субботник», — рассказывает Анна.

Мечтая о водном Петербурге

Анна с Даниилом мечтают о том, чтобы водных жителей в Петербурге стало больше. Мол, не зря же Петр I возводил город с оглядкой на Амстердам. И разве это — не отличная альтернатива многоэтажкам-человейникам? Разве не отличная визитная карточка Северной столицы, которая привлечет туристов? Увы, пока в Петербурге обитателей домов на воде можно пересчитать по пальцам двух рук.

А вокруг дебаркадера Афониных тем временем вырастают многоэтажки — сначала на правом берегу, а теперь и на левом, — чернеют пни срубленных по береговой линии кленов, желтеют краны и уже готова коробка на 8 этажей.

© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

«Один наш знакомый построил дом на воде и сдает теперь его туристам. Аренда такого дома выходит намного дороже, чем квартира — чем не идея для инвестора? Но предприниматели боятся вкладываться в такие проекты, ведь законодательной почвы для создания водных кварталов нет», — отмечает Анна.

© Фото из личного архива семьи Афониных

Но пока подвижек «сверху» не предвидится, супруги пытаются продвигать культуру жизни на воде «снизу» — через сообщество «Водный Петербург», где делятся своим опытом. По соседству, например, стоит небольшой дебаркадер — его обитатель вместе с Даниилом нарисовали проект с нуля. Еще один знакомый пришвартовался неподалеку от яхт-клуба.

«Люди приходят к нам в гости, и у них загораются глаза, — улыбается Анна. — Мне нравится, что мы меняем сознание. Мол, а что — так можно было? Да, конечно — почему бы и нет?»

Анжела Новосельцева

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +1°
Санкт-Петербург: -2°