eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«Экология — проблема настоящего, а не будущего»

Театр помогает заботящимся о природе людям понять, что они не одиноки и у них есть единомышленники, считает режиссер Мария Сапижак.

17:40, 22.11.2021 // Росбалт, Петербург

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.
Вводная картинка
© Фото из личного архива Марии Сапижак

О том, зачем нужны спектакли на экологическую тему, как проходил отбор для фестивальной программы фестиваля «Экотопия» и каково приходится творческим людям в условиях пандемии, в интервью обозревателю «Росбалта» рассказала шеф-режиссер фестиваля Мария Сапижак.

— Как родилась идея фестиваля проектов на актуальную тему экологии. Почему именно театр был выбран в качестве площадки?

— Началось все с желания создать некое общее поле для творческих людей, которые неравнодушны к экоповестке. У меня уже был спектакль об экологии, который родился из личного человеческого интереса к этой теме, и театр для меня является привычным и понятным способом исследования. Я узнала, что существуют схожие проекты, и подумала, что было бы хорошо все это организовать так, чтобы не ограничиваться полуподвалами, как это обычно бывает с независимыми театрами. Хотелось сделать по-настоящему масштабное событие. Мы собрали четыре спектакля, появилась идея основать еще и Лабораторию режиссеров из регионов. В России, на мой взгляд, пока нет инструментария для работы с темой экологии в театре, в отличие от Европы, которая уже далеко шагнула в этом плане. Соответственно, с помощью этого опыта хотелось понять, как можно говорить на эту тему на театральных подмостках.

Почему был выбран именно театр? Мне кажется, что в сфере кино уже было достаточно много кейсов, есть и кинофестиваль ECOCUP, посвященный экологической повестке, а в плане театра мы пока не находили подобных прецедентов. Порой встречались локальные фестивали и события меньшего масштаба, где не было такого фокуса и на экологию, и на современное искусство.

— Что можете рассказать о программе фестиваля, не раскрывая всех секретов?

— Мы хотели сделать ее максимально широкой с точки зрения взглядов на тему и жанров. В ней заявлен один детский спектакль, в жанре кукольного театра, есть также документальный — для взрослой аудитории, семейный и хореографический.

В плане Лаборатории у всех были разные режиссерские подходы, обширные темы — от проблемы мусора до экологии отношений и медиа. Но все эскизы отличались менее типичным подходом к теме экологии, когда слово дается только человеку. Здесь можно услышать голоса животных и вещей, которые становятся полноценными перформерами наравне с людьми. Игра и сочинение принадлежат людям, но тем не менее это попытка зайти на другую территорию, поговорить на другом языке, дать голос другому миру. Мне кажется, это уже шаг к налаживанию дальнейшей коммуникации.

Еще в программе Лаборатории есть два документальных эскиза, один по пьесе, а другой скорее в форме антиутопического комикса. Одна участница взяла за основу пьесу про малый народ России и влияние современных технологий на его жизнь. В этом спектакле тоже будут участвовать не только люди. Другой участник будет проводить тренинги со своей командой и формировать из них контент для собственного онтологического исследования на тему мусора — не только в привычном смысле, но и мыслительного мусора, и цифрового. Вообще же в рамках Лаборатории концепция может меняться постоянно, что делает работу еще более интересной и захватывающей.

— Каковы были критерии отбора заявок на фестиваль?

— За отбор отвечали пять человек, и для упрощения задачи были приняты следующие критерии: соответствие теме Лаборатории, интерес куратора к теме, информация, которую представил о себе автор, а также региональный аспект. Особенно хотелось привлечь участников из разных уголков страны, так как в Петербурге и Москве с экоповесткой в общем все нормально, а в регионах есть отдельные энтузиасты, но явно не хватает инфраструктуры и инструментария для введения этой темы в театр.

Одна из важнейших целей Лаборатории — помочь ее развитию в регионах. Так и получилось — четыре проекта из разных городов. Важна была и реализуемость задачи при небольшом бюджете и скромной информационной мощности, поэтому от некоторых заявок приходилось отказываться ввиду невозможности технически осуществить проект. Есть также параллельная программа — это несколько инсталляций и перфомансов, которые будут проходить в перерывах между показами и выставляться в фойе. А один перфоманс даже выйдет в городское пространство.

— Как ограничения в связи с пандемией повлияли на творческий процесс?

— Это один из самых болезненных для нас вопросов, потому что правила меняются и ужесточаются чуть ли не каждую неделю и участникам приходится как-то подстраиваться. Ведь уже были собраны команды, и к сожалению, вышло и так, что артиста, не получившего своевременно QR-код, пришлось отстранить от участия. Нельзя противоречить правилам, которые существуют для всех, и мы вынуждены действовать внутри всех этих ограничений, с теми ресурсами, которые у нас имеются в наличии. Есть опасения, что правила ужесточатся еще больше и вообще поставят крест на проекте, но сейчас мы держимся.

По моему личному убеждению, экология — это социально-политическая тема, это проблема настоящего, а не будущего, и театр служит в немалой степени для того, чтобы озабоченный такими проблемами человек сознавал, что он не одинок, что у него есть единомышленники.

Беседовала Людмила Семенова

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +1°
Санкт-Петербург: -1°