eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Когда боль не отпускает: откуда ждать помощи неизлечимым пациентам

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

История с блокадницей, которая сделала себе операцию, чтобы избавиться от страданий, может случиться в любом городе.

18:26, 02.12.2021 // Росбалт, Петербург

Вводная картинка
© СС0 Public Domain

К концу жизни неизлечимые пациенты, в том числе онкобольные, страдают от боли, тошноты, накопления жидкости в организме и других симптомов. Паллиативная помощь призвана облегчить страдания, однако порядок ее оказания остается произвольным без детализированных региональных правовых актов и необходимых ресурсов у врачей. Заложником ситуации, например, оказалась 90-летняя блокадница, которая сама себе попыталась сделать операцию, чтобы справиться с мучениями. Этот случай произошел в Ленобласти, однако подобное может случиться в любом другом городе, в том числе в Петербурге, уверены эксперты.

Дефицитная помощь

Каждый день многим неизлечимым пациентам приходится сталкиваться с болью, порой невыносимой. Под конец жизни они нуждаются в медицинской и немедицинской помощи, в частности, социальной, психологической и духовной. По данным Всемирной организации здравоохранению (ВОЗ), паллиативные меры необходимы в среднем 40 млн человек ежегодно. Треть из них — онкобольные.

«Боль обычно связана с вынужденным лежачим положением, когда возможен перелом костных структур, необходимо обрабатывать раневые поверхности, пролежни. Известны другие симптомы онкопациентов, находящихся в терминальной стадии. Например, системная интоксикация. Нередко снижение массы тела», — рассказал о некоторых последствиях болезни заведующий отделением химиотерапии Петербургского онкоцентра Федор Моисеенко.

«В детском хосписе, как нигде, ощущается ценность жизни» Когда ребенок окружен заботой, в его организме пробуждаются силы, которые помогают ему жить дольше, уверен протоиерей Александр Ткаченко.

Паллиативная помощь нацелена на повышение качества жизни людей, которых поразило опасное заболевание. За счет многочисленных процедур получается облегчить страдания. Однако в ВОЗ уверены, что такую поддержку фактически получают лишь 14% нуждающихся.

«Она включает, например, прием обезболивающих, соматическую терапию, а в некоторых случаях — лекарственную. Паллиативная помощь не излечивает, но продлевает жизнь, борется с симптомами. Формально такая поддержка должна начинаться вместе со специфическим лечением. Чем раньше, тем лучше. В реальности так и происходит, но не в том объеме, в котором нужно, и не с теми необходимыми ресурсами», — отметил онколог.

Реальная жизнь знает множество примеров, когда пациенты не справлялись с невыносимыми страданиями и заканчивали жизнь самоубийством. К такому исходу прибегали, например, и офицеры. В 2014 году покончили с собой отставной генерал-майор спецслужб Виктор Гудков, испытывавший сильнейшие боли из-за тромбов в ногах, а также онкобольной, контр-адмирал Вячеслав Апанасенко, оказавшийся без анальгетиков из-за бюрократической волокиты. Шокирующие истории происходят и сегодня, несмотря на заметный прогресс в организации паллиативной помощи.

Дефицитное право

Екатерина Овсянникова — петербургский координатор фонда помощи хосписам «Вера». В ноябре 2021 года она опубликовала в соцсетях пост с историей, изложенной сотрудницей скорой помощи Викторией Шутовой. Публикацию тут же подхватили региональные и федеральные СМИ. История 90-летней пенсионерки из Ленобласти поразила общественность, хотя, как призналась Овсянникова, подобные инциденты — не редкость.

Онкобольная, жительница Выборга разрезала себе живот, чтобы выпустить скопившуюся из-за асцита жидкость. Помощь врачей задыхающаяся лежачая женщина получить не могла из-за коронавируса, запрещенного в «чистых» стационарах, и проблем с работой выездных служб. Блокадница оставила предсмертную записку. Но ситуация разрешилась благополучно. Женщину отправили на лечение.

Чиновники и силовики закономерно стали искать виноватых: врачей за недосмотр, родственников пациентки — за отказ от госпитализации.

Зачем такая жизнь нужна Спасти человека от смерти после инсульта в России могут. А вот обеспечить ему потом нормальное существование — нет.

«На мой взгляд, эта история о перекладывании ответственности. Доктора, которые принимали пенсионерку, зараженную коронавирусом, в стационаре, действовали абсолютно разумно. Они не могли подвергать себя и пациентов опасности передачи ковида. Тогда родственникам предложили перевезти женщину в больницу в другом городе. Но перекладывать ответственность на них тоже неправильно. Когда речь идет о конце жизни, расстояние между родными и больным имеет большое значение, будь то двести или даже двадцать километров. От этого зависит, могут ли родственники находиться рядом. Для пожилого человека госпитализация — сам по себе стресс, а если далеко от дома — тем более», — рассказала Екатерина Овсянникова.

Она уверена: корень проблем — в отсутствии регламентов на уровне регионов. Пока документы не указывают ответственных, не приводят правила оказания паллиативной помощи, назначения и выписки сильнодействующих опиоидных анальгетиков, а также деталей продуманной маршрутизации, особенно в условиях пандемии, все вокруг оказываются безответственными и происходят подобные случаи, объяснила представитель фонда.

«Если мы реально рассчитаем все, что необходимо пациентам, окажется, что одного кабинета и одного врача недостаточно. В этом случае невозможно постоянно сопровождать больного на дому. Невозможно выписывать рецепты у постели. Невозможно следить за тягостными симптомами и в режиме реального времени их купировать. Невозможно создать эмоциональный контакт, чтобы быть уверенным, что семья тебе доверяет и позвонит в случае чего. Невозможно обеспечить все необходимые расходные материалы, специальные кровати, а ведь в конце жизни это играет важнейшую роль», — отметила Екатерина Овсянникова, добавив, что хорошо организованная выездная служба все же могла бы решить проблемы.

Дефицитные мощности

По расчетам ВОЗ и Минздрава выходит, что в Выборге нуждаются в паллиативной помощи более 2 тыс. человек ежегодно. В целом на регион приходится почти 16 тыс. пациентов. В соседнем Петербурге показатель достигает 40 тыс. жителей.

«В хосписах жизни больше, чем где-либо еще» Тема смерти в России долго была табуированной, люди боятся даже говорить об этом. О проблемах паллиативной помощи рассказала глава фонда «Вера» Юлия Матвеева.

Оба субъекта РФ оказались без соответствующего нормативного регулирования. В итоге ситуация, подобная выборгской, может повториться, тем более в условиях пандемии, уверена Екатерина Овсянникова. Специализированные выездные службы — в дефиците. Терапевты же на местах, при поликлиниках, не справляются с объемом работы.

«Медики по месту жительства должны сами определять порядок паллиативной помощи: помогать бороться с симптомами, направлять на процедуры, консультировать… В создавшихся условиях у врачей просто нет такой возможности. Не хватает ни времени, ни ресурсов. Поэтому подходы паллиативной помощи реализуются врачами, которые находятся вместе с больными в специализированных стационарах», — привел пример из сферы борьбы с опухолями один из петербургских онкологов.

В любом случае Северная столица — не в аутсайдерах. Город сравнительно лучше оснащен и паллиативными отделениями, и хосписами, и выездными службами, уверена Овсянникова. Основная нагрузка, впрочем, остается на поликлиниках, где врачи не всегда знают, как обходиться с умирающими пациентами. Правовой вакуум заполнять пока не спешат.

«Медицина часто заточена на то, что сейчас будет плохо, чтобы потом стало хорошо. Для пациентов в конце их жизни такой принцип недопустим, — объяснила сотрудница фонда. — Хорошо должно быть только сейчас, поскольку неизвестно, есть ли то самое „потом“».

Никита Строгов

«Росбалт» представляет проект «Не бойся!». Помни, что рак не приговор, а диагноз. Главное — вовремя обратиться к врачу.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -8°
Санкт-Петербург: -2°