eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Мусорная реформа уничтожает раздельный сбор?

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Новые тарифы не мотивируют людей сортировать отходы. Мешает и конфликт интересов, заложенный в методике расчета прибыли регоператора.

15:24, 11.05.2022 // Росбалт, Петербург

Вводная картинка
© Фото ИА «Росбалт»


С начала мусорной реформы в Петербурге минуло пять месяцев, и за это время к единому региональному оператору накопилось много вопросов. Горожане жалуются на непомерные поборы за вывоз ТКО и исчезновение контейнеров для вторсырья, а переработчики, на которых последние несколько лет держалась вся инфраструктура раздельного сбора, — на жесткий передел рынка и полное отсутствие взаимопонимания с «НЭО».

Что сегодня происходит с городской сортировкой отходов, узнала корреспондент «Росбалта».

Взлетевшие до небес тарифы

С 1 января 2022 года региональный оператор Северной столицы «Невский экологический оператор» получил монопольное право на обращение с ТКО. Дебютировал монополист скандально: в первые недели его работы улицы города оказались завалены гниющим мусором, который никуда не вывозился.

Беспомощность городских властей и нового регоператора народ увековечил в песнях и мемах, а депутаты городского Заксобрания даже создали «тепловую карту», чтобы отслеживать особо злачные места. Постепенно ситуация с вывозом выровнялась, но все изменилось до первых квитков, которые получили жители за январь.

Одно из ключевых новшеств, которые принесла с собой мусорная реформа — люди начали платить за вывоз отходов не своей управляющей компании, а региональному оператору по единому тарифу: 6,40 рубля за квадратный метр.

Теория заговора или типичная русская халатность: что принесет Петербургу новая концепция утилизации отходов Документ регоператора Северной столицы — не более чем финансовая схема.

В итоге плата за обращение с отходами для петербуржцев взлетела в среднем в 2-3 раза. Так, для 225 жильцов дома № 16, к.1 на Большеохтинском проспекте в Красногвардейском районе стоимость услуг по вывозу ТКО выросла в 3 раза за аналогичный прошлогоднему объем вывезенного мусора. В 2021 году 114 кубометров мусора по тарифам ответственного перевозчика обходились дому в 74 тыс. рублей. В 2022 году согласно новой методике оборота с ТКО при помощью регоператора вышло 231 кубометров по нормативу на 224 тыс. рублей. При этом по факту перевозчик продолжает вывозить лишь 114 кубов.

«Собственники квартир спрашивают меня: „Почему мы должны платить в три раза больше, чем пару месяцев назад, если ничего не поменялось? И в интересах кого сделана такая реформа? Социальная напряженность растет вместе с тарифами. Третий год наше население нищает, мы видим, что с каждым годом количество неплатежей растет на 5-6%. Рост тарифов ситуацию лишь усугубляет. Сейчас жильцы еще пытаются платить по своим счетам, но финансовая нагрузка возрастает ежедневно, превращаясь в непосильную ношу“, — признается председатель ТСЖ „Большая Охта“ Светлана Тамарова.

На несправедливые поборы жалуются и жильцы дома № 79, к.2 на Ленинском проспекте в Красносельском районе. В месяц 1270 жильцов производят от 49 до 55 кубов мусора — сократить объемы получается за счет раздельного сбора мусора, который появился семь лет назад. Сегодня примерно половина обитателей дома сортируют отходы, отделяя стекло, пластик и картон. За счет такого осознанного подхода в 2021 г. за вывоз ТКО они заплатили всего 473 тыс. рублей.

Все поменялось после начала мусорной реформы. Так как тариф рассчитывается исходя из площади дома (а она составляет больше 25 тыс. метров), регоператор решил, что дом производит 166 кубов мусора в месяц. Иными словами, тариф оказался завышен в 3,5 раза.

«И такое мы видим повсеместно: вывозят три контейнера, а берут с людей за шесть, — подтверждает председатель ассоциации ЖСК, ЖК и ТСЖ Санкт-Петербурга Марина Акимова. — Недавно говорили об этом с комитетом по природопользованию: нам отвечают, мол, закон такой. А мы им: ну нельзя же дурацкий закон исполнять! Мы только людей к сортировке приучили, жильцы уже даже стекло моют, а теперь что?»

В «НЭО» объясняют, что теоретически закон предусматривает только один вариант расчета платы за вывоз мусора — по нормативу. Оплата по фактическому объему образования отходов возможна при условии, что в регионе есть утвержденный порядок раздельного накопления отходов, и только в случаях, когда у дома есть отдельная контейнерная площадка. Поэтому для реализации второго варианта город должен сначала принять соответствующие нормативные акты.

«К концу лета этого года регоператор подведет итоги пилотных проектов в нескольких районах Петербурга по внедрению двухпоточной и многопоточной систем раздельного накопления отходов. На основании полученных данных город должен разработать и принять региональный стандарт и порядок раздельного накопления ТКО — вероятно, они появятся осенью», — рассказал представитель «НЭО» Алексей Травин.

Никакой мотивации разделять

Такой подход к формированию тарифов никак не мотивирует людей продолжать сортировать отходы. Зачем — если регоператор все равно берет с тебя по максимуму?

«Завышенные цены бьют людей по рукам и раздражают, — отмечает Галина Сивкова, председатель ЖСК 1277. — А еще регоператор никак не контактирует с частными переработчиками, полагая, что они отбирают его мусор — его заработок. Нам запрещают заключать с ними прямые договоры на сортировку. А мы считаем, что раз купили продукты в упаковке, то вправе отдать ее тому, кому считаем нужным».

Действительно, после старта мусорной реформы управляющие компании, ЖСК и ТСЖ теперь не могут выбирать поставщиков услуги и договариваться с ними о цене. Помимо того, что речь идет об исчезновении конкуренции, что неминуемо ведет к падению качества услуги, под угрозой — годами налаженные связи жильцов с частными заготовителями. Ситуация выглядит парадоксальной, учитывая, что последние десять лет вся инфраструктура раздельного сбора в Петербурге держалась на инициативе частных компаний и неравнодушных горожан.

«В любой момент можем увидеть вспышку народного гнева»: почему в Петербурге буксует мусорная реформа Новый региональный оператор обвиняет в коллапсе непогоду и предшественников.

«В нашем доме раздельный сбор был организован с 2020 года, — говорит Светлана Тамарова. — Позиция всех городских комитетов всегда была такой: хотите — занимайтесь сами. И за те пять-шесть лет, предшествующих мусорной реформе в Петербурге, с подачи власти никаких изменений в РСО не происходило. Теперь же под транспарантом „За экологию“ нам повышают тарифы по вывозу ТКО, объясняя это тем, что деньги пойдут на какую-то особо экологичную утилизацию. С больших трибун мы постоянно слышим о том, что власть — за экологию, а люди к сортировке не готовы, хотя дело обстоит ровно наоборот».

В некоторых домах продолжают на свой страх и риск работать с частными заготовителями, хотя их баки то и дело грозят убрать, так как в городском законодательстве нет регламента о контейнерных площадках с раздельным сбором мусора. Сознательные горожане, которые хотят продолжать сортировку, сейчас, по сути, платят «в две кассы» — и за вывоз ТКО по завышенным тарифам, и за вывоз вторсырья переработчикам.

«Люди сейчас просто переплачивают за свою экоответственность, потому что хотят, чтобы пластик, стекло и бумага шли на переработку вторсырья. Хотя их наоборот должны за это поощрять», — говорит Анатолий Пынин, руководитель проекта «Точка возврата», который занимается организацией РСО на предприятиях и вывозит вторсырье

Передел рынка переработки

«Невский экологический оператор» не раз заявлял, что будет стараться сохранить имеющуюся инфраструктуру раздельного сбора отходов и развивать многофракционный сбор. «Извлечение из ТКО максимальной доли вторресурсов для переработки заложено в экономическую модель регоператора. Сейчас перед нами стоит задача выстроить единую региональную систему накопления отходов, но нужно время на перенастройку», — заявляют представители регоператора.

Однако встроить в новую систему уже имеющуюся инфраструктуру раздельного сбора пока не удается. Причина — конфликт интересов, заложенный в методике расчета прибыли регоператора. Дело в том, что она зависит от количества смешанных отходов, которые они вывозят от населения по единому тарифу, и может уменьшиться, если доля собранных вторресурсов будет расти. Иными словам, регоператор теперь не заинтересован в том, чтобы часть отходов собиралась раздельно и не попадала в смешанные.

«Еще в прошлом году на одной из встреч с заготовителями будущий регоператор дал понять, что РСО ему не нужен, и налаживать его самостоятельно он не хочет. Также он заявил, что ставить на своей площадке частные контейнеры не позволит, — вспомнил Анатолий Пынин. — Разговор был таким: мы никого не знаем. Мол, показывайтесь, кто, есть кто и какие у вас мощности, а дальше мы еще посмотрим. Смысл следующий: если это мелкая рыба, которая забирает небольшой процент общего мусора, и погоды не делает — у таких организаций проблем не будет».

Несмотря на подобные заявления, в 2022 году ситуация для большинства небольших переработчиков кардинально поменялась.

«Уже ощущаю. Предупреждения-угрозы о снятии моих контейнеров мусоровывозящими компаниями. С регоператором отношений никаких — на достучаться», — рассказал индивидуальный предприниматель Константин Будуров, предприятие которого занимается раздельным сбором стекла. Сейчас у переработчика около двух сотен контейнеров, и пока компания пытается работать, как раньше.

Российский мусор дороже заграничного? В разных странах отношение к отходам, как и плата за их вывоз и утилизацию, отличается. Во сколько иностранцам обходится чистота?

«Есть ощущение, что вся реформа предназначена для отмыва денег крупными игроками. Население теперь не заинтересовано в разделении отходов, у ТСЖ, УК и ЖСК стимула уменьшать объемы мусора за счет вывоза раздельно собранных отходов нет, а РСО — дополнительная головная боль. Ситуация стала намного хуже», — высказался Будуров. По его мнению, бизнес по раздельному сбору коммерческими компаниями будет свернут в ближайшее время, так как небольшие переработчики бороться с регоператором не могут, а сотрудничать с ними он не хочет.

В то же время городские власти уверены, что разделение мусора все же происходит, ведь его досортировывают на специальных комплексах. Эксперты же утверждают, что реально на досортировке отделяют 4-5% от общего объема мусора, а остальное идет на производство RDF-топлива. Что также по российскому законодательству сегодня считается переработкой, хотя экологи утверждают, что в атмосферу при этом выбрасывается огромное количество канцерогенов.

«Как бы то ни было, мелким переработчикам в Петербурге сейчас не выжить, так как регоператор буквально подминает всех под себя», — уверен Анатолий Пынин.

Представитель ассоциации «РазДельный Сбор» Анна Смирнова объясняет, что «НЭО» в разговоре с частными переработчиками ссылается на отсутствие локальных нормативных актов, которые бы описывали порядок взаимодействия с компаниями. К примеру, в городе до сих пор не утвержден порядок накопления отходов, в котором были бы зафиксированы условия согласования деятельности частных компаний.

В «НЭО» объясняют, что на данный момент в городе действует переходный период, во время которого регоператор не вмешивается в деятельность частных переработчиков и не убирает их контейнеры, хотя с точки зрения законодательства, они сейчас работают в «серой» зоне и каждый собирает те фракции и в тех районах, что ему удобны и выгодны.

Параллельно «НЭО» собирается разработать регламент, который позволил бы частным переработчикам легально работать со вторсырьем при соблюдении определенных требований. Сроки появления этого документа пока неизвестны.

Позитивный опыт есть — у единиц

В то же время у более крупных переработчиков — например, у завода «Артэко СПб» по переработке ПЭТ, складывается все неплохо. Предприятие организовывает РСО в Петербурге с 2017 года, и сейчас у них около 1,5 тыс. контейнеров под пластик и около 1,8 тыс. — под стекло. Гендиректор Артем Артюшенков рассказывает, что с «НЭО» общий язык найти удалось — возможно потому, что взаимодействовать с организацией начали еще с лета прошлого года. Сейчас компания получила письменное разрешение регоператора о том, что он не против, чтобы «Артэко» занималась РСО.

«У нас особых проблем не возникло, оператор оказался контактным. Сразу обозначил позицию: не разогнать всех, кто есть, а привести рынок вторичного сырья в порядок. У нас ведь он даже не в „серой“ зоне, а в „черной“ зоне, непонятно, чьи контейнеры, какие машины и куда везут. Такой был посыл, с которым мы в принципе согласились», — вспомнил Артюшенков.

Мусорная реформа в частном секторе Петербурга началась с хаоса Никто не задумался о механизме ее реализации в «одноэтажной» Северной столице, считает муниципальный депутат Юлия Лебедева.

Сейчас «Артэко» с «НЭО» запустили пилотный проект по многофракционному сбору отходов в Калининском и Красногвардейском районах. Во дворах разместили около 200 контейнерных площадок с комплектом баков: в желтый люди бросают пластиковые бутылки, тетрапак, алюминиевые и жестяные банки, в синий — бумагу, в черный — стекло. «Артэко» мониторит морфологию отходов, пытаясь определить, сколько выходит ликвидного сырья и эффективна ли такая система.

В то же время даже крупные компании, которым удалось найти общий язык с «НЭО», не могут покрыть все потребности горожан в инфраструктуре РСО. К примеру, «Артэко» пришлось убрать из Кировского района все контейнеры, так как их рабочее предприятие находится в Кузьмолово, и возить баки с юга города очень дорого. Но смогут ли зайти на освободившуюся территорию переработчики помельче, чтобы жители продолжили сортировать мусор — неясно.

«Вообще мы резкого снижения числа контейнеров по сортировке пока не видим, однако из тех районов, где „НЭО“ проводит пилотные проекты, заготовители неофициально выдавливаются, — говорит Анна Смирнова. — Компании сами сдают свои позиции, не желая ухудшать отношения с регоператором и другими игроками рынка. Мы видим это в Калининском районе, где стартовал проект „ЭкоОтвет“, в Московском районе, где работала „Экоточка“. Там заготовители, собиравшие бутылки, были вынуждены уйти».

По словам Смирновой, многие компании-переработчики сейчас приостановили работу в ожидании каких-то нормативно-правовых актов, которые бы позволили им законно осуществлять свою деятельность и не бояться санкций со стороны Смольного или регоператора. Темпы внедрения РСО в Северной столице заметно снизились.

Проблемы перевозчиков

В то же время в накладе остаются и компании-перевозчики отходов. Так, по результатам конкурсов регоператор заключил договоры с четверкой компаний: «Эко Лэнд», «Автопарк № 1 Спецтранс», «Ресурс АТЭ» и «Эковаст». Те, в свою очередь, могут заключить договоры субподряда с другими исполнителями.Все это привело фактически к полному передела того рынка раздельного сбора, который формировался в Петербурге последние несколько лет.

«Сейчас регоператор требует убрать баки частных переработчиков с площадки, либо разрешает оставить их, но при условии заключения договора с тем перевозчиком, с которым у них заключен договор, — объясняет Анатолий Пынин. — В итоге возникает монополия, в выигрыше остаются несколько крупных известных переработчиков и перевозчиков».

Анатолий Пынин обслуживал контейнеры в двух десятках ТСЖ в городе как посредник. С 1 января его уведомили, что прямые договоры с компаниями теперь запрещены, и вывозить мусор могут только те организации, которые победили по результатам конкурса. Или с ними можно заключать контракты.

«Получается, тебя столько лет в районе знают как добросовестного перевозчика, но эту территорию тебе могут не дать. Я уже потерял несколько точек», — сетует предприниматель.

Подытожим: ситуация в Петербурге с раздельным сбором остается непростой, хотя есть надежда, что такого коллапса, как в регионах, не будет. Все же городская общественность настроена по-боевому, и просто так свернуть РСО в Северной столице позволит вряд ли.

Анжела Новосельцева

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +13°
Санкт-Петербург: +16°