eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

«В будущем российская нефть может оказаться никому не нужна»

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Страны Европы размышляют, как и на елку залезть, и ВВП не обвалить, и с недовольством населения не столкнуться.

00:14, 14.06.2022 // Росбалт, Петербург

Вводная картинка
© Коллаж ИА «Росбалт»

Почти месяц Евросоюз обсуждал шестой пакет санкций против России, и 3 июня, наконец, его ввел. Не обошлось без нефтяного эмбарго — правда, не в том виде, в каком оно могло бы принести максимальный вред — так как против тотального моратория выступили сразу несколько стран с серьезной зависимостью от российских энергоносителей.

Как ЕС решился на нефтяное эмбарго и откуда теперь будет черпать черное золото? Хватит ли у России сил слезть с нефтяной иглы и не уронить экономику? И что ждать от седьмого пакета, который обещает затронуть газовую сферу?

Юлия Вымятнина, экономист:

«В краткосрочной перспективе, до полугода, на большинстве обычных людей нефтяное эмбарго не скажется никак. В перспективе до года ситуация будет определяться тем, удастся ли найти новых потребителей и наладить логистику. Ведь несмотря на хорошие скидки, они будут просчитывать риски санкций в связи с закупкой нефти у России. Что перевесит — сиюминутное желание обеспечить поставки более дешевой нефти или более долгосрочные угрозы вторичных санкций — сказать сложно.

С точки зрения транспортировки, нефть не невозможно перевозить, но сложнее. Перевозки железнодорожным транспортом не смогут полностью покрыть необходимые объемы в силу ограниченной пропускной способности наших железных дорог на восточном направлении.

Шестой пакет зияет дырами Наибольшее внимание привлек список россиян, попавших под персональные санкции, особенно сооснователь «Яндекса» Аркадий Волож.

Так что добыча нефти в России по итогам года сократится. Соответственно, это затронет тех, кто работает в сфере добычи нефти — возможны сокращения, изменение в худшую сторону оплаты труда и т. п. Хуже всего придется небольшим поселениям, замкнутым на нефтедобычу. Однако на экономику в целом больше влияния окажут общие последствия санкций, из-за которых ожидается снижение доходов и двузначная инфляция.

Наращивание добычи и поставок нефти в ближайшие годы маловероятно. Тут скажутся и сложности с перезапуском тех скважин, и отсутствие инвестиций в развитие новых месторождений. В долгосрочном периоде сдерживающим фактором становится отсутствие необходимых технологий для добычи нефти в сложных условиях. Еще одним важным фактором станет снижение спроса на нефть в случае ускоренного энергоперехода к «зеленой» энергетике. Несмотря на временный отход от зеленой повестки, странам Европы стало очевидно, что нужно сделать максимум, чтобы избавиться от зависимости от поставок энергоресурсов извне.

Что касается газа, я не ожидаю газового эмбарго в следующем пакете. Могут быть заявления о снижении закупок газа, но они вряд ли будут существенными. Газ транспортировать значительно сложнее, чем нефть. Для переключения на СПГ от других поставщиков, чтобы удовлетворить потребности Европы в адекватном масштабе, нужно больше терминалов регазификации и больше возможностей для транспортировки газа внутри континента (строительство внутренних трубопроводов).

Учитывая, что цены на все энергоносители растут, а следом — и все остальные цены, объявление газового эмбарго упирается в рост социального недовольства в европейских странах. Проблема энергетической бедности — невозможности потреблять достаточно энергии для комфортного обогрева жилища, приготовления еды и обеспечения прочих базовых потребностей — в Европе уже обострилась. Поэтому в краткосрочной перспективе я не прогнозирую серьезного снижения потребления российского газа. Но в длительной перспективе можно и инфраструктуру построить, хотя это тоже дело небыстрое и затратное, и на другие источники энергии перейти. Но тут мы говорим о промежутке в 10-15 лет».

Андрей Нечаев, доктор экономических наук, профессор, экс-министр экономики РФ:

«В шестом пакете санкций предусмотрены промежуточные варианты — полный запрет распространяется только на поставки нефти и нефтепродуктов морем, причем вступит в силу он только через шесть месяцев, а по нефтепродуктам — через восемь. Тем, кто критически зависит от российских энергоносителей, разрешили пользоваться ими по трубопроводам „Дружба“ и „Южному потоку“ — это, в частности, Венгрия, Чехия, Словакия, Болгария.

Пролонгированное эмбарго дает России время переключить потоки на Азию, хотя мы сильно теряем цене, перенаправляя поставки. По разным оценкам из-за новых ограничений со стороны Европы Россия потеряет 20 до 60 млрд долларов, и поставки в Европу сократятся на 90%.

Европа отберет у России втрое больше Новая санкционная волна будет радикальнее предыдущих и обойдется нашей державе в $100 млрд. Вопрос только — насколько скоро.

Известно, что Индия уже нарастила покупку российской нефти, Китай тоже планирует пополнить стратегические запасы за счет наших энергоносителей. Грустно то, что азиатские страны покупают нефть с очень большим дисконтом — со скидкой до 35 долларов. Однако из-за того, что цены на нефть сейчас высокие, для Кремля на данный момент это комфортно. Пока непонятно, как все это скажется на курсе рубля — скорее всего, ЦБ придется снять какие-то валютные ограничения, чтобы его ослабить, и дать возможность экспортерам и через их налоги бюджету заработать.

Глобального энергетического кризиса боятся не стоит — альтернативные поставщики постепенно компенсируют дефицит нефти, либо начнутся махинации с поставками российской нефти через третьи страны, например через Казахстан. Мы знаем, что Саудовская Аравия предложила странам ОПЕК в 1,5 раза увеличить добычу — потенциально это может негативно сказаться на ценах на нефть. Пока же они запредельно высокие, как и цены на нефтепродукты в Европе. В Штатах за последние месяцы бензин подорожал на 60% — это прилично.

Что касается седьмого пакета — не думаю, что кто-то из крупных стран в ближайшее время согласится на новые ограничения по энергоресурсам. От газа отказаться они пока не могут — хотя мы слышим, что крупнейший импортер российского газа Германия подписала большое соглашение с Катаром. Однако зависимость остается высокой».

Андрей Заостровцев, профессор Высшей школы экономики:

«Нефтяное эмбарго мы получили поэтапное — но где-то к Новому году оно заработает на полную катушку. Из особо неприятного — запрет на страхование российских танкеров, что затруднит наши поставки в Индию. Вряд ли какие-то фирмы будут так рисковать, а если и решатся, ставки будут такие высокие, что на доходах российских экспортерах это скажется серьезно.

Проблема-2023 Добавочные беды от европейского нефтяного эмбарго придут не сразу. А российские власти пытаются утешить сами себя.

Конечно, упадет и валютная выручка — хотя этой весной она даже выросла в силу роста цен на нефть и переключения на индийские рынки. Даже дисконт ее не уронил — и по сумме Россия получила больше денег, чем за тот же период в прошлом году, когда нефть была дешевой.

Посмотрим, что будет в седьмом пакете — если ЕС и пойдет на газовое эмбарго, оно растянется не на месяцы, а на годы, потому что зависимость от газа значительно выше, чем от нефти. Нефть не так сильно привязана к трубам, и есть альтернативы в виде танкеров, чего не скажешь о газе. Чтобы везти газ по морю, требуются специальные терминалы, которые в Германии только начали строить, нужны и танкеры для сжиженного газа. Нужно сказать, что Ангела Меркель довольно плотно привязала Германию к потокам из России, и решать эту проблему немцы будут долго».

Вадим Жартун, директор консалтинговой компании NovaTeam:

«Я бы не сказал, что эмбарго мы получили дырявое: есть и ограничение закупки нефти, и запрет на страхование российских танкеров — это явно снизит общие объемы экспорта. Плюс на продажу нефти влияет и банальный запрет на международные взаиморасчеты.

Хуже всего то, что снизившиеся объемы производства приведут к консервации скважин, а они у нас довольно старые и обводненные. Консервация приведет к тому, что через годы в прекрасной России без санкций раскупорить их уже не удастся. По ощущениям, эти долгосрочные последствия гораздо хуже краткосрочных.

«Придется ликвидировать или консервировать скважины» Даже частичное эмбарго на поставки нефти в Европу вынудит Россию сократить ее добычу, полагает аналитик Михаил Крутихин.

Незаменимой нефти же на рынке не существует — это у СПГ сложные терминалы, а с нефтью все прозаичнее. Разведанных запасов нефти в мире более чем достаточно — ведь мы помним, что с 2016 года по соглашению ОПЕК страны договорились о снижении объемах добычи, и они искусственно сдерживались. Венесуэла и Иран были выключены из поставок — а сейчас они потирают руки, как, впрочем, и ОАЭ.

Не забываем и про сланцевую нефть — при хороших ценах производители получают стимул увеличить объемы производства, и они способны делать это довольно быстро. А еще высокие цены на классические энергоносители делают привлекательнее зеленую энергетику. Год-другой околосанкционных игр — и закат нефтяной эры сильно приблизится. Если раньше ожидалось, что это произойдет не раньше 2035 года, то теперь горизонт закат нефтяной эры стал чуть-чуть ближе.

Так что в будущем, российская нефть может оказаться никому не нужна — по крайней мере, в таких огромных количествах. Дрова как основной источник энергии ведь когда-то тоже потеряли актуальность.

На ком нефтяное эмбарго скажется больнее? Вспомним старую советскую пословицу: если ты плюнешь в коллектив, он утрется, а если он в тебя — утонешь. Россия сейчас находится в оппозиции к этому условному коллективу — странам Запада со всеми вытекающими последствиями.

Понятно, что нефтяное эмбарго может негативно сказаться прежде всего на небольших странах, не диверсифицировавших поставки энергоносителей, однако их объемы потребления не так велики, чтобы это стало для Европы проблемой, а для России — спасением.

В целом же страны Европы сейчас размышляют, как и на елку залезть, и ВВП не обвалить, и с недовольством населения не столкнуться, у которого бензин подорожал. Так что их относительная деликатность и нежелание рубить с плеча говорят не о их слабости или невозможности нефтяного эмбарго, а лишь о разумном прагматизме».

Анжела Новосельцева

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +32°
Санкт-Петербург: +30°