eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

Не дожидаясь решений «сверху»: соседские паблики — предтечи гражданского общества?

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Самоорганизация, пусть даже онлайн, часто становится реакцией на некомпетентность властей.

12:08, 23.06.2022 // Росбалт, Петербург

Вводная картинка
© Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Еще лет тридцать-сорок назад соседи считались важнейшими людьми, дружить с которыми было жизненно необходимо. Они поливали цветы и кормили кота во время отпуска, просили соль и занимали очередь в магазине, при случае могли выложить всю подноготную участковому, а вечером выходили во двор сыграть в домино. Сегодня же, особенно в новых районах мегаполисов, мало кто знает соседей по лестничной клетке не то что по имени — даже в лицо.

Что происходит с соседскими взаимоотношениями в XXI веке? Помогают ли преодолеть отчуждение соседские онлайн-паблики? Может ли из них вырасти настоящее гражданское общество?

Меньше знаем, меньше помогаем

Всероссийский центр изучения общественного мнения в 2019 году провел знаковый соцопрос, показавший, что до 36% жителей не знают никого из своих соседей. Среди тех, кто квартиру снимает, доля еще выше — почти 60%. 43% жителей в течение года не принимали участие в решении каких-либо общедомовых проблем, почти 50% — никак не помогали своим соседям даже по мелочам.

Центробанк снизил ставку — пора брать ипотеку? Не бывает на рынке жилья невыгодных периодов для покупки и продажи, скорее, дело в неправильно выбранной и необдуманной стратегии.

Статистика грустная, но объяснимая: на характер соседских взаимоотношений серьезно повлияли не только известные процессы атомизации общества и тотальный распад социальных связей, о чем уже несколько десятков лет твердят социологи и культурологи. Не только гаджеты и интернет, позволяющие свести к минимуму живую коммуникацию лицом к лицу. Сказался также тип застройки и появление «человейников» в больших городах.

«Вообще есть два крайних взгляда: одни говорят, что большие города — про кооперацию, вспоминают старые добрые советские дворы, где все дружили. Вторые — что в городских сообществах мало кто друг с другом по-настоящему общается, это просто не соответствует духу и темпу большого города. К слову, к такому выводу исследователи пришли еще в начале прошлого века. Правда же лежит между двух полюсов», — уверена Любовь Чернышева, социолог, аспирантка Университета Амстердама и Социологического Института РАН в Петербурге, изучающая проблемы коллективной жизни соседей в крупных современных массивах.

Что касается типа застройки — важно понимать, что новые жилые районы, которые начали появляться примерно с 2008 года, сильно отличаются от хрущевок или старых зданий, например, в центре Петербурга. Хотя бы тем, что в них проживает огромное количество жильцов, которых невозможно запомнить по именам. Кроме того, многие арендуют квартиру, и им просто неинтересно заводить близкие отношения с соседями.

Выход из режима «приватизма»

Впрочем, в новых домах также много ипотечников, которые каждый месяц расплачиваются за свою квартиру. А это мощная мотивация включиться в решение общедомовых проблем — будь то отсутствие школы, детского сада, собачьей площадки или наркоманские закладки в подъезде.

«Важно понимать, что в новостройках проживают люди примерно одной экономической группы — это нижний средний класс со стабильной работой, которые могут позволить себе существенные ежемесячные выплаты за квартиру. Люди совершили важный экономический выбор и теперь хотят, чтобы среда вокруг них — в подъезде, во дворе, в районе — соответствовала их ожиданиям», — объясняет Любовь Чернышева.

В то же время среди горожан огромное количество людей с так называемым постоветским типом поведения — социологи называют их «приватистами», которым важен комфорт и благополучие исключительно в рамках своего ближнего круга, а все, что на шаг дальше — уже не имеет большого значения.

«Мы замечаем, что соседство сегодня постепенно выходит из режима приватизма — и это хорошо. Хотя часто бывает и так, что своей район жителей еще волнует, а соседний — уже нет. Это хорошо было видно, например, по протестам жителей Колпинского района Петербурга по поводу возможного строительства поблизости мусоросжигательного завода. Если они били в набат, запускали петиции и вставали в пикеты, то жители других районов говорили, что их это не касается», — обращает внимание Чернышева.

В цифровой плоскости

Формат соседского общения тоже изменился. Если раньше взбешенный сосед не давал закрыть дверь виновнику потопа, выставив ногу, сегодня его можно просто не пустить в «личку» или добавить в «черный список» «ВКонтакте». А сосед по этажу вполне может не быть самым полезным человеком на земле — при этом люди охотно общаются с собачниками из домов поблизости, дружат с маникюрщицей из другого подъезда и активистами, устраивающими субботники в районе. Иными словами, соседство становится более распределенным и широким — в том числе за счет того, что многие жители подписаны на одни и те же онлайн-паблики.

К слову, такие соседские сообщества — неважно, объединяют они жителей парадной, дома или целый район — возникают зачастую именно на фоне общих бытовых проблем.

Как QR-коды воспитали новых оппозиционеров Требования о сертификатах в России, по сути, не выполняются, а государство не знает, как реагировать на массовое неполитическое сопротивление.

Так, паблик «Инфраструктура западного Мурино» «Вконтакте», на который подписаны больше 21 тыс. человек, появился как инициатива неравнодушных жителей для решения инфраструктурных проблем — когда в новом районе в Ленобласти на границе с Петербургом не было ничего, кроме первых домов и одиноких ларьков.

«Необустроенность была жуткая, нужно было что-то делать, поэтому стали самоорганизовываться с соседями, чтобы менять окружающую действительность к лучшему, — рассказывает модератор группы Алиса Шавыкина. — Одно из первых достижений при помощи огласки — удалось убрать ларьки из-под линий электропередач и привести в порядок дорогу от метро. Свежий пример — конфликт вокруг участка бульвара Менделеева, нашей центральной улицы, которая оказалась в частной собственности и где собирались строить торговые павильоны вместо зоны зеленых насаждений. К счастью, удалось прийти к компромиссу».

Активистка отмечает, что паблики образуются стихийно, превращаясь в удобный инструмент для обмена новостями района и решения инфраструктурных проблем. Многие из них без общественной огласки решать не удается — это пока самый действенный инструмент привлечения внимания властей всех уровней. Хотя и огласка порой — вовсе не панацея.

Появляются соседские паблики часто еще на этапе котлована — когда будущие соседи находят друг друга в сети, чтобы познакомиться заранее. Так, к примеру, появилось сообщество «Парнас сити/Форум» «Вконтакте», где почти 50 тыс. подписчиков — оно объединило новые ЖК на севере Петербурга.

«Сначала был формат группы с обсуждениями, без активной стены. Будущие соседи знакомились, обсуждали насущную жизнь в новом районе, шутили, помогали друг другу делом и советом или выплескивали негатив, — рассказывает модератор группы Иван. — Затем в группе собирали подписи для открытия школ и садов, организовывали субботники, проводили автоелки, катались на коньках, собирались на настольные игры и пристраивали бездомных животных. Думаю, без таких пабликов было бы сложно. Во-первых, по постам очень видны актуальные проблемы района, во-вторых, всегда можно получить актуальную информацию здесь и сейчас, в-третьих — это живое общение, знакомства и возможности».

Активность в соседских пабликах часто становится закономерной реакцией на некомпетентность управляющих организаций, муниципальных депутатов и исполнительных органов власти в каких-то локальных вопросах — типа уборки мусора, снега. Так, к примеру, в ЖК «Северная долина» у метро «Парнас» застройщик внезапно изменил проект планировки района и вместо МФЦ решил возвести храм. Вспыхнул серьезный конфликт — люди посчитали, что в районе не хватает более важной социальной инфраструктуры, написали о своей проблеме не только в группе, но и в СМИ, запустили петиции — и в итоге от идеи храма отказались. Кстати, местные активисты позже даже избрались в муниципальные депутаты.

Гражданское общество не за горами?

«Коллеги не так давно делали исследование, которое показало, что чем чаще люди общаются с соседями, тем больше вовлекаются в формальное самоуправление: начинают ходить на общедомовые собрания, голосовать, объединяться в какие-то группы, — говорит Любовь Чернышева. — В то же время многие вроде и хотят что-то делать, но сложная система самоуправления буквально выталкивает из себя людей. Ведь речь бывает не только про что-то простое, типа субботника, но и долгие согласования какой-то застройки в районе или организацию раздельного мусора. Люди же элементарно не знают, за что отвечает УК, застройщик, мундепы».

Однако чем больше информации о районе распространяется через соседские паблики, тем лучше жители понимают, как устроена система взаимоотношений с управляющей компанией, застройщиком и городом, что работает, а что нет. В таких сообществах накапливаются полезные знания, помогающие решать проблемы.

«Власть и застройщики пытаются выдать людей за маргиналов» Целое поколение на Васильевском острове обречено на жизнь в стройке, уверена муниципальный депутат Нэлли Вавилина.

Многие уверены, что соседские чаты — это предтеча гражданского общества, в котором люди проявляют инициативу, не дожидаясь решений «сверху». Смысл в том, что создавая маленькие сообщества, пусть даже онлайн, люди обучаются жить вместе, договариваться и обмениваться опытом.

«Интересы людей постепенно выходят за пределы их квартир — в перспективе они могут выйти и за пределы района, и города, — говорит Чернышева. — Конечно, ни в одном обществе или сообществе, кроме тоталитарного, не бывает, чтобы все были мобилизованы — всегда кто-то вовлечен больше, кто-то меньше, а кому-то все равно».

Увы, на фоне последних политических событий в России гражданский активизм даже в таком формате может постепенно сойти на нет, так как он все больше воспринимается как что-то протестное — а значит, незаконное. Так, к примеру, застройщик «Группа ЛСР», который сейчас ведет работы по северному намыву на Васильевском острове в Петербурге, безапелляционно называет несогласных с его действиями жителей оппозиционерами и маргиналами.

«С другой стороны, учитывая сложную экономическую ситуацию в стране, государство, город явно будут меньше уделять внимания и денег городской социальной инфраструктуре, — подчеркнула социолог. — А значит, крайними все равно окажутся собственники. И им в любом случае придется брать ситуацию в свои руки».

Анжела Новосельцева

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +21°
Санкт-Петербург: +29°