eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Петербург

В догоняющем режиме: что не так с петербургскими общественными пространствами

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Тем не менее благоустройство территорий «для всех» стало более продуманным, считает урбанист Стив Каддинс.

17:26, 27.07.2022 // Росбалт, Петербург

Вводная картинка
© Фото со страницы Стива Каддинса «ВКонтакте»

Власти Петербурга пообещали горожанам до конца года обустроить до тридцати новых общественных пространств. В список благоустроенных территорий обычно попадают как коммерческие проекты, так и финансируемые за счет бюджета. Пока их количество в Северной столице измеряют несколькими десятками. О том, какими общественными пространствами прирастает Петербург «Росбалту» рассказал эксперт Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО Стив Каддинс, .

Полностью беседу можно послушать в подкасте «Включите звук».

— Общественное пространство понятие уже избитое. Что только им не называют: и лавочку у парадной, и парк с аттракционами. А что подразумевают под ним урбанисты?

— По сути, общественное пространство — это любое место в городе, доступное для всех желающих без ограничения по времени посещения, возрасту, социальному или экономическому положению. Чаще всего под ними подразумевают территории с сопутствующей инфраструктурой (развлечения, общепит, культурные объекты), благоустроенные под ожидания пользователей по современным нормам.

— Далеко ли нам до Европы?

Новое в старом: как преодолеть границы исторического центра Огромная акватория и дефицит площадей в Северной столице влекут за собой проблемы создания общественных пространств.

— Пока что мы в догоняющем режиме. В Европе общественные пространства в современном понимании появлялись на несколько десятилетий раньше. Первой в Петербурге была «Новая Голландия», затем другие громкие частные проекты. Сейчас, когда власти города объявляют об открытии или планировании новых пространств, чаще всего речь идет о программе «Формирование комфортной городской среды». В рамках этого проекта (или даже вне его) просто производится благоустройство рекреационных зон.

— Вы упомянули «Новую Голландию». Относительно нее были самые разные споры и сомнения…

— Я, наверное, ближе к тем, кто неоднозначно реагирует на «Новую Голландию». Меня не покидает ощущение искусственности. Все отделали «с иголочки» — так, что начинаешь задумываться: а оно точно так выглядело, когда только построили несколько веков назад? Ну и, конечно, обустройство —абсолютно синтетическое, образцовое. А регулярно прохаживающиеся (чуть ли не в военной форме) патрули строго следят, чтобы никто не наступил, куда не надо. Это, конечно, создает ощущение аттракциона, а не свободного для всех желающих общественного пространства.

— В идеальном общественном пространстве должна быть полная свобода лежать на газонах и бегать, где вздумается?

— Вообще, да. Но это накладывает серьезные требования к качеству проекта. Если мы хорошо продумали все сценарии использования, то не должно возникнуть проблем с тем, что кто-то залезет не туда.

— У предпринимателя, наверное, прежде всего есть цель заработать на общественных пространствах?

— Если говорить про заработок, то это одно из самых ненадежных и авантюрных вложений. Грубо говоря, продажей хот-догов оно будет отбиваться очень долго! Но это хороший проект для получения вторичного экономического эффекта.

Пример такого подхода — работа с территорией «Севкабель Порта». Завод выделил часть своих площадей у впадения Большой Невы в Финский залив под общественное пространство. И популярность этого места в полузаброшенной депрессивной части Васильевского острова возросла на порядки! Рядом стали открываться другие общественные пространства. Сейчас вся Кожевенная линия преображается, а близлежащую территорию частично будут застраивать жильем. Естественно, это жилье будет стоить дороже, чем пять лет назад —тогда бы его просто построили на месте промышленных цехов.

Мы сейчас говорили про частную инициативу. Но самое большое количество общественных пространств в государственном управлении. Прежде всего — парки. Они далеко не всегда обустроены. Приходишь погулять, а там нет даже туалетов и точек питания!

— Туалеты и точки питания — лишь малая доля обязательной инфраструктуры для каждого крупного парка. Часто ситуация такова, что сами туалеты как объекты стоят, но попросту не работают. И если мы говорим про современное культурное общество, туалет — это место, где можно не только справить нужду, но и помыть руки, перепеленать ребенка.

Наследие Corona: как СOVID-19 изменит города Пандемии всегда диктовали новые требования к урбанистическим пространствам. Готовы ли мегаполисы ответить на современный вызов?

Вообще, это хороший вызов для тех, кто занимается благоустройством за бюджетный счет: как привнести элементы современных общественных пространств со всей сопутствующей инфраструктурой в городские парки и скверы? Мне очень нравится подход, когда не ставят целью на каждый квадратный метр запихнуть какую-нибудь активность. Самая большая ценность парков —деревья и кустарники, тот экологический эффект, который они приносят. Прежде всего, надо уделять внимание сохранению взрослых деревьев и обустройству удобных прогулочных маршрутов, мест для сидения. Ну, а на оставшихся пространствах — грамотному распределению сопутствующих функций.

— К вопросу, где у нас в городе можно присесть во время прогулки. Скамейки, вообще, бывает трудно найти и в лесопарках на окраине, и в самом центре. Например, Малая Конюшенная улица пешеходная зона. Но, по сути, это идеальные «каменные джунгли». Идешь по камню, дома по сторонам каменные, и кажется, что небо тоже каменное! А вот присесть там негде.

— Малая Конюшенная — образцовый пример неудавшегося общественного пространства. Ее сначала сделали пешеходной, а уже потом стали думать, почему это место «не работает».

И причин несколько. Самыми популярными становятся транзитные пешеходные улицы. Далеко не надо за примером ходить — это участок Большой Морской от Невского до Дворцовой площади. Там всегда народу битком, не протолкнуться.
Кроме того, на Малой Конюшенной первые этажи мало приспособлены для сферы услуг — магазинов, кафе, выставочных пространств. Собственно, Малая Конюшенная живет только около Невского. И даже книжные ярмарки, которые там проходят, всегда кучкуются рядом с проспектом, чтобы захватить гигантские пешеходные потоки. Сюда добавляется, и то, что там действительно нет мест для сидения. По сути, это просто гранитное поле, по которому можно погулять и вернуться на проспект. Улица имеет огромный потенциал, но его нужно раскрыть.

— А какими удачными примерами общественных пространств, сделанных городом, можно похвастаться?

— Тот же самый кусочек Большой Морской. Было сложно, долго, но сделали. И теперь мы видим, как это классно работает. Конечно, в центре Петербурга есть немало улиц или участков улиц, которые можно смело переводить в пешеходные зоны, и они будут работать.

Если говорить про парки, то сейчас появляются хорошие проекты благоустройства с нормальной организацией пешеходных сетей и удачным использованием оборудования. Причем, такие пространства делают не только в суперпопулярных местах. Например, несколько лет назад проводилось благоустройство Большого и Малого Ильинских садов. Там все сделано очень деликатно и все уместно.

Беседовал Антон Гарнов

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +21°
Санкт-Петербург: +22°