eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Владимир Демчиков. Все молодцы!

21:04, 13.06.2019 // Росбалт, Реакция

Фото ИА «Росбалт»

Случай с задержанием и «волшебным освобождением» Голунова интересен тем, что показывает механику действий нынешнего государства (в т. ч. репрессивных) в ее наглядной конкретике.

Сначала на сияющий лед питерского экономического форума, на котором Путин и Си важно катали перед мировым сообществом свою обязательную программу, вдруг выбежали два полицейских с каким-то пацаном, заломив ему руки — и побежали через все поле, помешав танцующим (ср. количество упоминаний в сети Путина и Голунова в день пленарного заседания).

Это мало было просто объяснить, с этим надо было что-то делать. Песков тут же доложил Путину, кто малый сей в наручниках, и почему какие-то случайные полицейские путаются тут под информационными ногами.

«Медуза» подняла неразборчивый крик, который глуховатая общественность поняла примерно так: «невинным людям, в том числе принципиальным журналистам, коррумпированные злодеи в погонах подкидывают наркотики!» Позже, правда, выяснилось, что «Медуза» на самом деле кричала «наших бьют!», но кто же вслушивался, все просто сочувствовали.

Тем временем профессиональные посредники между высшей властью и «гражданским обществом» Муратов, Венедиктов и примкнувшая к ним Симоньян, почувствовавшие, что волна идет неслабая (пикеты, количество упоминаний в сети и т. д.) и умеющие «ловить волну», пошли по высоким кабинетам. Об их мотивах мне судить трудно, но, какими бы они ни были, сначала все-таки была именно волна. А поскольку любой «кейс» все всегда стараются использовать в своих интересах (особенно «кейс» с высокой кумулятивной энергией) — оказалось, что пазл может отлично сложиться в сплошной win-win. И можно сделать так, что будет Песков молодец, Путин молодец, Москалькова молодец, Венедиктов-Муратов-Симоньян молодец, мэрия молодец, Ройзман молодец, «Медуза» молодец, судья молодец, Колокольцев молодец, адвокаты молодцы, а Голунов тем более молодец.

Голунова быстро милуют царской волей (даже не делая вид, что это решение суда и следствия).

Оставалась, правда, еще добрая и искренняя дура-общественность, которая, конечно же, что-то там не расслышала, ничего не поняла и вообще зачем-то собирается все-таки выходить на марш «в поддержку Голунова»(так везде и написали) — хотя Голунов уже мало того что свободен и со снятыми обвинениями, но еще и под мощнейшим иммунитетом царско-помилованного.

Жалкая попытка «Медузы» (см. «письмо пяти») призвать не ходить на марш «в поддержку Голунова, который уже давно на свободе, справедливо показалась глупой общественности каким-то позором и каким-то обманом.

Дальше началось интересное. Репрессивная машина, давшая по приказу сверху задний ход и доставшая парня практически из своего пищевода — формально дала слабину. А дура-общественность могла эту слабину понять неправильно — не как разовую отрыжку, а как тенденцию. К тому же налицо было непослушание: им же сказали, что ходить не надо (даже ихняя „Медуза“ сказала, не только мэрия) — а они не слушаются. Значит, надо, во-первых, компенсировать этот ложный „эффект слабины“ адекватным случаю насилием, а во-вторых, заодно примерно наказать за непослушание.

И дальше уже было простое арифметическое насилие: в полиции прикинули, сколько людей вышло 12 июня, прибросили на счетах, сколько надо задержать и скольким вломить для компенсации ложного впечатления „слабины“, — и дали каждому экипажу разнарядку (у Анны Наринской приводится ее разговор с ментом — их экипажу скомандовали »«грузить тридцатку», они и погрузили).

Получается, что полицейские тоже молодцы: сработали на отличненько, целых 500 человек задержали, задание руководства выполнили, снова напугали дуру-общественность, кому-то вломили, в общем, всем дали понять.

Все молодцы!

Одна общественность (вернее, та ее часть, которая «дура») оказалась «не молодец» и стоит теперь со странным чувством: вроде сначала рванулись за Голунова, но того неожиданно выпустили — и стало понятно, что не только за Голунова, а, вообще говоря, за что-то другое. Голунова отпустили, но это «что-то другое» никуда не делось.

В результате этой общественности дали по ребрам дубинкой и вроде как указали ее место. Но тут дело как раз в том, что не будь этой общественности, ни Пескову, ни посредникам-ходокам по кабинетам — совершенно нечем было бы аргументировать необходимость царского вмешательства. Именно общественность создала ту самую волну, которую поймали-оседлали и все бойцы кулуарного фронта, и все начальники. Только они все, использовавшие эту волну, оказались молодцы и в шоколаде, а общественность, ее создавшая — оказалась дура и в автозаке.

Мне, на самом деле, тут интересно только одно (уже много раз про это писал): почему никто никогда не обращается к полицейским и росгвардейцам с теми словами, которые наверняка произносили сотни людей, чьих близких вчера задерживали: «Братцы, вы чего делаете? Зачем задерживаете ни в чем не повинных людей?» Причем именно публично — с таким же письмом, как «письмо пяти» c призывом не ходить на марш. Публичных призывов к ненасилию, исходящих от людей, к которым прислушается даже откомандированный в столицу сержант из провинции — их почему-то нет вообще.

Владимир Демчиков, журналист

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 3°
Санкт-Петербург: 5°