eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Андрей Мовчан. При чем тут гордость?

18:35, 07.11.2019 // Росбалт, Реакция

СС0 Public Domain

В последние годы официальный русский язык стал все чаще использовать слово «гордость». «Мы помним, мы гордимся!»; «Гордость за наших спортсменов»; «Наше прошлое — предмет нашей гордости»; «Надо гордиться тем, что мы — русские»; «Гордость за наши достижения» и так далее стали шаблонными фразами в пропаганде. Вслед за пропагандой и наши граждане подхватили этот оборот в применении к самым разным субъектам и объектам: теперь гордятся национальностью, предками, размерами территории страны, согражданами, флагом и гербом, историей (причем каждый знает какую-то свою историю) и так далее. Общая черта всех этих «гордостей» — их предмет находится вне гордящегося индивидуума, и как правило очень далеко от него.

«Я горжусь моими предками, защищавшими Петропавловск-Камчатский, как вы можете такое писать!» — пишет мне одна дама в ФБ в ответ на мой комментарий, что организованные Муравьевым масштабные проекты на Камчатке и Дальнем Востоке были спорными по эффективности, затратными, и в частности приказ о обороне Петропавловска, в котором погибло много отважных русских воинов, был бессмысленным — все равно город оставили через несколько месяцев, а агрессор так его и не занял — незачем было.

Если предки этой дамы действительно защищали город, то они достойны уважения и одновременно сочувствия — по приказу высокопоставленного бюрократа они отдавали жизни без всякого смысла. Но при чем тут гордость?

Значение слова гордость между тем является очень четким: «гордость — положительно окрашенная эмоция, отражающая положительную самооценку; наличие самоуважения, чувства собственного достоинства, собственной ценности. В переносном смысле „гордостью“ может называться причина такой самооценки» (толковый словарь Ефремовой).

Разве может наличие далекого предка-героя увеличивать положительную самооценку? Где он и где ты? Какая связь?

Оказывается — может, если внушить обществу, что достижений прошлого и побед совершенно посторонних людей достаточно, чтобы лично твоя самооценка была очень высокой. Неважно, что именно ты ничего не сделал в жизни, лишен всяких прав, даже права выйти на митинг, что тебя могут ни за что посадить, что скорая помощь с тобой умирающим будет стоять, пропуская машину заштатного чиновника, а в больнице, если тебя успеют довезти, не будет лекарств, что ты давно уже ничего не выбираешь сам, а государство тебе предлагает навязать все решения, даже что читать, что смотреть и с кем и как спать — главное, что у тебя в пятнадцатом колене есть предок, который храбро воевал (впрочем — тоже не имея никаких прав, кроме права умереть за государя-иностранца, в очередной им развязанной «игре в войну»).

Навязав обществу такую терминологию, можно не бояться его требований свободы, возможностей, равенства, открытости, контроля за властью (равно как попыток людей вырваться, стать кем-то, создать что-то) — у людей уже все хорошо, ведь Суворов перешел через Альпы, прадед победил немцев, страна — самая большая в мире, а Аршавин забил много голов: есть же, чем и кем гордиться!

Кстати, гордость даже и в правильном понимании слова вещь не слишком позитивная. Словарь Даля вообще не разделяет слов «гордость», «гордыня», «горделивый». Гордость — наиглавнейшая греховная страсть, выражающаяся, по слову св. Иоанна Лествичника, в отвержении Бога и презрении людей. Так что даже если вам на самом деле есть, чем гордиться, то есть у вас лично есть достоинство, которое выделяет вас среди других, не спешите этого делать — лучше просто порадуйтесь за то, что гены, воспитание и обстоятельства были к вам благосклонны.

Наиболее правильно слово «гордость» употреблено в известном фильме «Москва слезам не верит» — там более старшая героиня говорит более молодой: «Ну а чего ее скрывать-то? Наша грудь — наша гордость!». Наша. Не Мерилин Монро. Если мы приучим при слове «гордость» каждого россиянина смотреть на свою грудь (ну или там у кого чего видно), а не на грудь прабабушки или Анки-пулеметчицы (соответственно не на что-нибудь хана Батыя или Владимира Ленина, а на свое), обществу придется изменить свое отношение к себе — и уже наконец попытаться что-нибудь сделать (да хоть импланты).

А видя грудь Анки-пулеметчицы или голого хана Батыя, можно испытывать совсем другое чувство — «восхищение». И вот тут уже на здоровье — восхищение это «состояние очарованности кем-либо или чем-либо» (тот же словарь).

Так что давайте признаем: нам как российскому обществу и как российским гражданам гордиться, увы, почти нечем (грудь и так далее — почти единственное исключение). Зато — у нас есть много чем восхищаться. И это восхищение должно вдохновлять (посмотрите на значение этого слова в словаре!) на действия, которые в конечном итоге дадут нам причины для гордости (а мы еще подумаем, гордиться, или, следуя христианскому правилу — просто радоваться).

Андрей Мовчан, экономист

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 3°
Санкт-Петербург: 6°