eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Алексей Макаркин. Поощрений за вакцинацию должно быть не меньше, чем санкций

16:33, 21.10.2021 // Росбалт, Реакция

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.
Вводная картинка
© CC0 Public Domain

Стало уже банальностью говорить о том, что вопрос о вакцинации упирается в доверие. Высокий уровень коррупции и отчужденности населения от элит в Румынии и Болгарии прямо влияют на результаты вакцинации. Есть и разрывы между различными категориями граждан одной и той же страны. Трампист из Луизианы негативно относится к прогрессу, который вносит дискомфорт в его жизнь — и он склонен слушать не доктора Фаучи, а своего пастора. Демократ из Нью-Йорка, живущий в глобальном мире, уже давно вакцинировался и сейчас готовится ревакцинироваться. Недоверие русскоязычного населения Латвии, партия которого не представлена в сменяющих друг друга правительственных коалициях, а значительная его часть остается в статусе неграждан, не голосующих даже на местных выборах, ведет к тому, что его активность при вакцинировании меньше, чем у латышей.

В России охотно вакцинируются две противоположные категории населения. Твердые лоялисты доверяют власти, оппозиционеры из мегаполисов верят науке. Остальные в той или иной степени колеблются. Недоверие к начальству не компенсируется доверием к экспертам, которых радикальные антиваксеры — подобно условному трамписту из Луизианы — также относят к элитам, действующим в интересах «биг фармы» или Давосского клуба. Что касается менее идеологизированных людей (умеренных антиваксеров), то в условиях плюрализма экспертных мнений, существующего в Интернете, многие из них выбирают не мейнстримное, а наиболее удобное. Эксперт в данном случае нужен не как авторитет, определяющий выбор, а как источник аргументов, подкрепляющих уже принятое внутреннее решение. А если такой эксперт еще и выглядит гонимым (например, уволенный за антиваксерскую агитацию медик), то солидарность с ним растет. По аналогии с избирательными технологиями, когда в условиях роста турбулентности увеличивается популярность «обиженных» кандидатов, которые выглядят уже не «неудачниками», а «пострадавшими за правду».

Недоверие в вопросе вакцинации преодолевать уже поздно — времени нет. Остается сочетание санкций и поощрений, что связано в том числе с введением QR-кодов. Здесь есть три важных момента. Первый — поощрений должно быть не меньше (а, желательно, больше), чем санкций. Второй — правила должны разъясняться обществу просто и понятно, потому что любая неопределенность и размытость ведут к росту скептицизма — и без того высокого. И третье — эффективность контроля за соблюдением правил, в том числе за попытками их обойти все из-за той же коррупции, в том числе и при покупке справок о вакцинации.

Алексей Макаркин, политолог

Читайте Росбалт в Google Новости

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: -13°