eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Илья Гращенков. Путин против идеи «осажденной крепости»?

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

16:48, 30.11.2021 // Росбалт, Реакция

Вводная картинка
© Фото с сайта www.kremlin.ru

Сегодня на экономическом форуме «Россия зовет» президент Владимир Путин заявил, что: «мы не стремимся жить „за крепостными стенами“, мы повышаем уровень своего суверенитета, в том числе экономического». Собственно, уровень этого суверенитета вырос настолько, что страна вышла из многих европейских советов, расторгла ряд договоренностей и даже поправки в Конституцию закрепили главенство внутреннего права над международным. Многие восприняли эту тенденцию как идеологическую победу блока «охранителей» над «западниками», схватка между которыми сегодня в самом разгаре. Но президент Путин по-прежнему предлагает выдерживать баланс и окончательно не закрываться от внешнего мира.

О том, что «идет война ментальная», которую против России развязал коллективный Запад во главе с США, ранее говорили представители армии. Тогда же были предложены первоочередные меры противодействия: суверенизация интернета, подготовка кадров по информационному противодействию для силовой и гражданской сфер, перезагрузка молодежной политики, возобновление активного и широкого диалога с консервативным большинством — опорным электоратом действующей власти. Ранее о противодействии попыткам внедрения западных идеалов, угрожающих общественному согласию и политической стабильности, высказывался член Совбеза Николай Патрушев. Для внешнего мира, как и для внутренней политики, эта концепция имеет однозначный сценарий: максимальное закручивание гаек внутри страны и переход к т. н. «политике маккартизма», т. е. не только выявления «агентов запада», но и их устранение из общественной жизни.

Сторонники «закрепощения» понимают, что для простоты управления страной нужно изолироваться от внешних источников информации и законсервировать политическую систему, но зато они не очень понимают, как в таких условиях зарабатывать деньги и поддерживать экономику. Вопрос, конечно, еще и в том, каким образом может быть применена эта идеология. От мягкого варианта «театрального изоляционизма» до вполне жесткого реального, по типу советского «железного занавеса». К тому же расклад сил сильно изменила пандемия и идея введения QR-кодов, за которые с «крепостными» теперь бьются гражданские сторонники «цифрового концлагеря». Похоже, что эта равновесная модель теперь доминирует, т. е. вместо включения в глобальную модель цифровизации, Россия создаст свой суверенный цифровой аналог. Как раз эта концепция максимально точно соответствует тому, о чем сегодня говорил Владимир Путин на форуме.

И тут вспоминается один из последних романов Пелевина «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами», где генерал Капустин емко озвучил главную российскую идею: «Мы вовсе не противопоставляем себя Западу. Мы хотим найти свое место. Мы понимаем ваш бизнес и уважаем его, слов нет… Любуемся просто. Величие, что тут скажешь… Но мы хотели бы иметь рядышком свой. Пусть и поменьше… От избытка чувств он приложил руку к груди. — Вот от чистого сердца говорю, мы правда хотим быть партнерами!».

Илья Гращенков, политолог

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -4°
Санкт-Петербург: -9°