eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Андрей Нечаев. Грозит ли России «голландская болезнь», и что будет с рублем

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

18:39, 25.05.2022 // Росбалт, Реакция

Вводная картинка
© Коллаж ИА «Росбалт»

Экономический термин «голландская болезнь» возник в 1977 году. Тогда укрепление национальной валюты Нидерландов в результате быстрого роста экспорта газа привело к резкому увеличению импорта. В итоге, не выдерживая конкуренции с импортом, упала голландская промышленность, выросли инфляция и безработица. С тех пор «голландской болезнью» называют негативный эффект, который оказывает укрепление национальной валюты в результате экспортного бума в одном из секторов экономики, как правило сырьевом.

За последние несколько недель российский рубль резко укрепился — со 121 руб. за доллар в пике падения после начала спецоперации до 56,7 руб. Потенциально это создает для российской экономики угрозу «голландской болезни». Однако известно, что импорт в Россию сжался из-за санкций и разрыва логистических цепочек. Налаживаемый сейчас «параллельный импорт» подсанкционных товаров неизбежно будет дороже, что отчасти компенсируется крепким рублем.

В прошлые годы слабый рубль поддерживался оттоком капитала, который компенсировал положительное сальдо торгового баланса (превышение экспорта над импортом). В условиях введенных валютных ограничений отток капитала почти прекратился. Дополнительно практически перестало действовать бюджетное правило, в соответствии с которым Центробанк на избыточные нефтегазовые доходы покупал для Минфина (ФНБ) валюту с последующим ее размещением в западные ценные бумаги. Валютные интервенции ЦБ в виде покупки валюты также затруднены санкциями.

С моей точки зрения, риски «голландской болезни» сейчас значительно слабее, чем в прежние годы нефтегазового экспортного бума. Разрыв внешнеэкономических связей из-за санкций и проблем с логистикой и расчетами, а также вследствие ухода западных компаний из России не позволяет наращивать импорт несмотря на благоприятный курс рубля. Более того, сокращение импортных поставок материалов, комплектующих, оборудования, запчастей создает проблемы для внутреннего производства.

При этом дорожающий рубль негативно сказывается на экспорте, особенно несырьевом. Но, похоже, власти готовы им пожертвовать, как минимум для «недружественных стран».

Наиболее острая, с моей точки зрения, проблема в том, что резкое укрепление рубля создает трудности для бюджета. Налоговые внешнеэкономические доходы в рублях падают, а расходы в связи с военными действиями и необходимостью поддержки экономики в условиях санкций скачкообразно растут. В итоге бюджет уже становится дефицитным. Именно этот фактор позволяет ожидать смягчения ЦБ и Минфином введенных валютных ограничений для сдерживания аномального укрепления рубля. В частности, знаковым стало снижение введенного норматива обязательной продажи валютной выручки экспортерами с 80% до 50%. Пока и это не привело к развороту в движении курса, поэтому можно ждать новых послаблений.

Объективная заинтересованность финансовых властей в ослаблении рубля в сочетании с усилением действия ограничительных санкций на экспорт и оживлением импорта по мере восстановления и перенастройки внешнеторговых цепочек должны способствовать ослаблению рубля. Так, Минэкономразвития ожидает курс доллара к концу 2022 г. на уровне 76 рублей. Будем с интересом наблюдать!

Андрей Нечаев, экономист

Читайте Росбалт в Google Новости

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +20°
Санкт-Петербург: +24°