eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Евгений Коган. Конфисковывать российское имущество за рубежом теперь станет проще

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

11:50, 28.06.2022 // Росбалт, Реакция

Вводная картинка
© Иллюстрация ИА «Росбалт»

Итак, России «объявили» дефолт по внешнему долгу. Можно называть этот «дефолт» странным. Можно — «дефолтом по принуждению». Можно — юридически бредовым. Однако, бредовый или нет, он произошел, и теми организациями, что существуют в частности и для юридической констатации факта — констатирован. Чисто юридически и ISDA, и международные рейтинговые агентства его признали.

Одна мысль не покидает: а зачем все это? Чтобы что?
Обратиться в международные суды, истребовать деньги? Так пожалуйста. Готовы и без того заплатить.
Накрутить душевные штрафы и прочие «мелочи»? Разумеется, нет.
На мой взгляд, отчасти ответ на этот вопрос кроется в вырезках из саммита «Большой семерки», а именно — в призывах к экспроприации российских активов. По такому случаю даже предлагается создать глобальный механизм конфискации замороженного или арестованного имущества РФ.

А как же право собственности? Официальная позиция такова: изъятые средства пойдут на оказание Украине помощи в восстановлении. Что касается кредиторов, они имеют право обратиться в суд и обратить взыскание на имущество России (яхты, корабли, здания, сооружения и т. д.) Это прецедент, конечно.

Ну а далее… Все, что прямо или косвенно можно признать российским, становится в зону высокого риска не только заморозки, но и конфискации. И здесь уже возникает огромный простор для «творчества». Допустим, в счет погашения долгов конфискуется некое здание. Сколько оно стоит? Кто сможет дать объективную оценку? Как оценить амортизацию? Таким образом, объекты можно оценивать крайне дешево.

Вопрос даже не в стоимости активов, но скорее в том, что конфисковывать российское имущество, по примеру Канады, можно будет во славу дефолта достаточно быстро и жестко. Ибо прецедент создан. Хотя по континентальному праву все несколько сложнее. А вот там, где право прецедентное, простор для творчества открывается необыкновенный.

Другой аспект — моральный. Россия впервые с 1918 г. допустила дефолт (хотя Минфин подчеркивает, что никакого дефолта вообще нет, поскольку все платежи были произведены, — ред.) Запад показал, что наличие средств и даже желания их платить — недостаточно, чтобы стоять на равных с «цивилизованными странами». Тот, кто допустил дефолт, — банкрот. А с банкротами особо не принято церемониться, и в зал, где обедают остальные приличные господа, их не пускают. Банкрот? Изволь обедать на приступке у входа. И доказывать потом, что дефолт был «искусственный». Впрочем, это уже вряд ли будет кого-то волновать.

По данным Минфина, на 1 июня 2022 г. внутренний долг составлял 16,6 трлн руб., внешний — $56,5 млрд. Доходы же от продажи одних только энергоресурсов в Европу составили $47 млрд за март и апрель. Таким образом, вопрос стоял не в платежеспособности, а в нежелании западных финансовых институтов провести операцию. Однако… дефолт уже зафиксирован — и точка.

Говоря о реакции «ответственных органов», в Минфине посоветовали держателям российских гособлигаций, не получившим выплаты, обратиться к Euroclear и другим международным финансовым посредникам. Министерство заявило, что 20 мая произвело выплаты по гособлигациям со сроком погашения в 2026 г. в сумме $71,25 млн и 2036 г. в сумме 26,5 млн евро.

Официальное объявление дефолта России станет триггером для различных судов и процессов по конфискации собственности — это понятно.

А как на весь этот балаган будут смотреть третьи страны? В свете происходящего некоторые из них могут начать хеджироваться от санкционных рисков путем продажи активов, в том числе и казначейских облигаций США.

По данным минфина США, в апреле китайские активы (инвестиции в UST) упали до $1,003 трлн, что на $36,2 млрд меньше, чем $1,039 трлн в предыдущем месяце. Для справки, в мае 2010 г. запас казначейских облигаций Китая составлял $843,7 млрд. То есть медленно но верно Поднебесная начинает сокращать объемы своих инвестиций в UST.

Саудовские запасы казначейских облигаций США в феврале снизились до $116,7 млрд. Для сравнения, в феврале 2020 г. US treasuries на балансе страны составляли около $185 млрд. Учитывая тот факт, что ФРС также стремится сократить свои собственные запасы облигаций, момент явно неподходящий. Возможно, в частности, и поэтому так подскочила доходность по десятилеткам в последнее время.

Вывод? Значительное количество стран сегодня пересматривает свои инвестиционные стратегии. А это — путь к более чем масштабным мировым коллизиям. Скажу так… очень мягко. Sapienti sat, как говорили древние.

Евгений Коган, экономист, автор Telegram-канала bitkogan

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +26°
Санкт-Петербург: +26°