eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Игорь Липсиц. Россию ждет спад ВВП, как в 90-е

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

14:37, 12.08.2022 // Росбалт, Реакция

Вводная картинка
© FreeImages.com Content License

Как экономист, изучающий экономику России полвека, я полагаю все имеющиеся сейчас прогнозы умеренного спада в российской экономике в этом и будущем году (в диапазоне 7-9%) неверными. Насколько я могу судить по опубликованным материалам, в этих прогнозах главным фактором считаются изменения в объемах экспорта и импорта России из-за санкций. Это важно, но это не вся экономика: импорт составляет в структуре ВВП РФ около 8%, а доля нефтегазового сектора в ВВП РФ в I квартале 2022 г. составила 21,7% (при том что не вся продукция этого сектора идет на экспорт).

Однако экономику России трудно прогнозировать по формальным числовым показателям — она устроена сложно, и российские люди (с их особым историческим опытом) ведут себя в бизнесе, скажем так, неканонически.

Это в свое время подвело Егора Гайдара. В начале 1992 г. он заверял нас на совещании в Волынском, что после «освобождения» цен в России не будет высокой инфляции — цены вырастут максимум на 30-40%, а потом стабилизируются из-за отсутствия денег у предприятий и населения. По расчетам Гайдара, рост цен на 30-40% как раз и должен был «сжечь» сбережения населения и свободные остатки средств предприятий в банках (а они в 1991 г. были велики) — и за счет этого сбалансировать товарную и денежную массы в экономике. А значит, резко простимулировать россиян на поиски заработка, а предприятия заставить распродать огромные запасы товарно-материальных ценностей, накопленные прежде на их складах. При этом Егор Тимурович ссылался на опыт денежной реформы Эрхарда, когда все немцы остались без денег (до сих старые немцы помнят фразу «Мы все начинали с 40 марок») и экономика Германии тут же «закрутилась».

Но, как известно, все получилось совсем иначе: «В 1992 году уровень инфляции в России составил 2508,85%». Причиной тому было неклассическое поведение директоров постсоветских (еще не приватизированных и совершенно не понимающих логику работы в рынке) предприятий, которые решили наконец получить за свои вечно дефицитные во времена СССР товары «правильную» цену, балансирующую спрос и предложение. А о том, что «бумеранг вернется» и к ним в таком мире и ресурсы для нового цикла производства затем придут по безумно повысившимся ценам, эти директора не подумали — у них такого знания просто не было (это понимали только профессиональные ценовики, обсчитывавшие пересмотры цен с помощью межотраслевых балансов).

В итоге перестройка экономики России под новые условия работы заняла 6-7 лет и сопровождалась падением ВВП (по разным оценкам) на 40-50%.

Вот и сейчас я полагаю, что перестройка хозяйства России с работы в условиях рыночных механизмов (уж какие они ни были в России, но все же) и глобального набора поставщиков на функционирование в условиях автаркии, узкого набора отечественных поставщиков (выбираемых по принципу «хоть что-то»!) и растущего госрегулирования потребует многих лет и приведет к обвалу ВВП в масштабах, сопоставимых с 90-ми годами, то есть измеряемому десятками процентов.

Многие верят, что спад будет меньшим из-за наличия в экономике России этих самых рыночных механизмов и соответствующих навыков работы у отечественных менеджеров и госчиновников. Но мы уже видим, что экономика все более переходит от рыночных механизмов к командным, мобилизационным (на очереди — возможная фиксация курса рубля, против чего сейчас героически бьется Центробанк, обращаясь даже к видеоманифестам на YouTube).

А менеджерам нового поколения предстоит вновь переучиваться на иные методы работы — на этот раз антирыночные, вплоть до построения бартерных цепочек и шантажа местных властей ради получения локальных субсидий под угрозой увольнения персонала и создания в городах зон застойной безработицы (все это мы видели в 90-е по всей стране).

Иными словами, итоговый спад ВВП будет определен двумя векторами — внешним (из-за сокращения внешней торговли, падения доходов государства и сокращения из-за этого его закупок внутри страны) и внутренним (из-за разрушения ранее выстроенных цепочек создания ценности и кооперационных связей, падения инвестиций, сужения рынка сбыта — что ведет к росту издержек из-за антиэффекта масштаба).

Самое грустное для патриотически настроенных экономистов, таких как я, что совершенно не просматриваются способы реального перелома тенденции падения экономики. И даже девальвация рубля — встряхнувшая экономику России в 1998 году — теперь не сработает. «Окно»-то для российских товаров и так открыто из-за падения импорта — продавай не хочу! Вот только и произвести крайне сложно, и продавать будет все труднее из-за неизбежного падения доходов и населения, и бизнеса…

Игорь Липсиц, экономист

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +7°
Санкт-Петербург: +8°