eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Алексей Макаркин. Курс на максимальную закрытость от России

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

10:18, 23.09.2022 // Росбалт, Реакция

Вводная картинка
© CC0 Public Domain

Балтийские страны не хотят принимать россиян, которые стремятся избежать мобилизации. Такой подход является продолжением курса на максимальную закрытость от России и имеет исторические корни, восходящие еще ко временам гражданской войны более чем столетней давности.

Тогда спасающиеся от большевиков русские эмигранты — гражданские и военные — оказались на территории стран, провозгласивших независимость. У Советской России была граница с Финляндией, Эстонией, Латвией, Украиной — туда и уезжали беженцы. Украинские консулы в России, представлявшие правительство гетмана Скоропадского, ненадолго стали весьма влиятельными фигурами: русские дворяне, родившиеся в Киевской или Черниговской губерниях и давно проживавшие в Москве или Петрограде, использовали любой шанс выбраться из совдепии и выстраивались за украинским гражданством. Эстония была базой для армии Юденича, наступавшей на Петроград.

Но все эти люди, попав на территории новых государств, оказывались в двойственном положении. C одной стороны, они были рады, что спаслись от большевиков. Но с другой — оставались русскими патриотами, когда Россия была «нашей», а соседи, при всей к ним благодарности, впрочем, быстро убывавшей, когда человек долго оставался в безопасности, — все же «не нашими».

Под сильным давлением Англии образованное при генерале Юдениче правительство было вынуждено в 1919 году признать независимость Эстонии, но этот кабинет не пользовался никаким авторитетом среди офицерства, выступавшего за «единую и неделимую» Россию. И к тому же все — и офицеры, и министры этого правительства, и эстонские власти — прекрасно знали, что адмирал Колчак, официальный лидер белого движения, независимость Эстонии не признал.

Поэтому после поражения войск Юденича под Петроградом власти Эстонии тут же интернировали белых, видя в них угрозу для себя (после того как Бермондт-Авалов, также принадлежавший к белому движению, в 1919 году пытался захватить Ригу при активной поддержке балтийских немцев). И договорились с большевиками о мире — ослабленная гражданской войной Советская Россия не могла идти на конфликт с Англией, особенно в условиях слабости Балтийского флота.

Сейчас, конечно, ситуация совершенно иная с военно-политической точки зрения. Но параллели, связанные с человеческой психологией, провести можно.

Алексей Макаркин, политолог — для Telegram-канала Bunin&Co

Самые интересные новости и статьи Росбалта в Telegram

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +11°
Санкт-Петербург: +12°