eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Дмитрий Прокофьев. Нет денег — нет друзей, и наоборот

Настоящий материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен иностранным агентом АО «РС-Балт» либо касается деятельности иностранного агента АО «РС-Балт». 18+

16:14, 25.11.2022 // Росбалт, Реакция

Вводная картинка
© CC0 Public Domain

В статье социолога А.В. Каравай «Социальный капитал российского общества в условиях внешних шоков разной природы» (журнал «Вопросы теоретической экономики» № 4, 2022) есть примечательные данные о желании россиян получать поддержку других людей и о реальных возможностях получения такой поддержки.

С желаниями все понятно. Данные свидетельствуют, что практически все наши сограждане рассчитывают на получение (97%) или готовы оказать (94%) тот или иной вид помощи. При этом к наиболее распространенным ее видам относятся те, которые помогают решить повседневные текущие проблемы с бытом или финансами — хозяйственно-бытовая помощь, возможность занять денег «до получки» или разово подзаработать.

Все, что открывает новые жизненные возможности для них или их детей — новая хорошая работа, карьерный рост, обучение в престижной школе или вузе и т. п., — доступно гораздо меньшему числу наших сограждан, а тех, кто способен предоставить такие возможности, относительно немного.

В сети обмена включены практически все россияне, однако рассчитывающих получить помощь в среднем больше, чем готовых ее предоставить. Исключение составляет не требующая дополнительных ресурсов хозяйственно-бытовая помощь: готовых оказать ее больше, чем тех, кто рассчитывает ее получить.

Сложилась интересная ситуация: субъективно наши сограждане средне оценивают уровень взаимовыручки в обществе, но при этом подавляющее большинство из них готовы прийти на выручку, оказать посильную помощь — и почти все рассчитывают ту или иную помощь получить. Это означает, что жители России заметно недооценивают уровень взаимовыручки в социуме в целом.

Правда, деликатно пишет автор статьи, не умаляя роли для формирования и поддержания межличностных связей в обществе хозяйственно-бытовых форм помощи, сосредоточимся на более значимых для жизни, равно как и дефицитных формах поддержки. Тех, кто готов предоставить их, т. е. играющих в социальных сетях роль доноров, в 1,5 раза меньше, чем тех, кто рассчитывает такую помощь получить, т. е. реципиентов.

То есть люди в принципе готовы помогать друг другу «по мелочи», но как только речь идет о чем-то более серьезном, чем «хозяйственно-бытовая помощь», на поддержку можно не рассчитывать? Не совсем так. Реально помогать друг другу делом и деньгами готовы только богатые россияне.

«Прослеживается практически линейная взаимосвязь между степенью включенности индивидов в социальные сети и уровнем их среднедушевых доходов. Только у 13% не включенных в обмен значимыми ресурсами россиян среднедушевые доходы превышают 1,25 медианы доходного распределения в населенных пунктах соответствующего типа. Среди „чистых реципиентов“ таковых 24%, среди низкоресурсных доноров — 34%, среднересурсных доноров — 46$, высокоресурсных доноров — 54% (при 29% по массиву в целом). Как следствие, доступ к ресурсообмену <…> чаще получают представители высокодоходных слоев, и они же обретают от них максимальную пользу».

Иными словами, социальные сети способствуют углублению материальных и нематериальных неравенств. И, возможно, по этой причине россияне в среднем невысоко оценивают уровень взаимовыручки в обществе, поскольку реальные возможности доступных им сетей не оправдывают их ожиданий, объясняет автор статьи (под «социальными сетями человека» в данном случае имеется в виду не страницы «ВКонтакте» или в «Одноклассниках», а реальные круги знакомых, к которым человек обращается за помощью).

В общем, как говорил герой пьесы Островского «Женитьба Бальзаминова», «бедные — на бедных, богатые — на богатых».

Что интересно, данные российских социологов вполне стыкуются с выводами экономиста Раджа Четти (Гарвардский университет), автора исследования Social capital I: measurement and associations with economic mobility и Social capital II: determinants of economic connectedness, опубликованного в Nature в августе 2022 года. В своей работе Четти доказал, что единственный реально работающий социальный лифт — дружба с людьми более богатыми, чем ты сам, способными «пропустить» тебя на следующий этап социальной лестницы. В США, выяснил Четти такая дружба бедняков и богачей (реципиентов и доноров в российском варианте) завязывается в хороших университетах, а все остальные варианты социального альпинизма работают намного хуже, если работают вообще. Правда, объяснял Четти, американские богатые готовы «дружить» с бедными — но не со всякими, а с теми, кто смог пробиться в престижный вуз.

А российские «богатые» не готовы «дружить» ни с кем, кроме себе подобых.

Дмитрий Прокофьев, экономист, автора Telegram-канала «Деньги и песец»

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -3°
Санкт-Петербург: -1°