eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Аркадий Дубнов. Двоевластие выглядит по-домашнему привычным и по-восточному респектабельным

Настоящий материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен иностранным агентом АО «РС-Балт» либо касается деятельности иностранного агента АО «РС-Балт». 18+

11:01, 23.01.2023 // Росбалт, Реакция

Вводная картинка
© Стоп-кадр видео

Туркменский экс-президент Гурбангулы Бердымухамедов назначил себя «национальным лидером» страны. Ну, что значит назначил — парламент, который он теперь возглавляет, принял такое решение, а президент, сын Бердымухамедова Сердар, утвердил решение своим указом. Попробовал бы он папе отказать…

Первое, что хотелось бы отметить, так это гражданское мужество Бердымухамедова-отца. Передав формально власть сыну в прошлом году, он мог бы остаться простым Аркадагом (покровителем) туркмен — этот титул он присвоил себе еще в 2010 году. Казалось бы, быть официальным покровителем своего народа, оставаться в статусе, едва ли не сакральном, — гораздо важнее для туркмен, чем даже находиться на посту президента.

Потому и говорю о мужестве Бердымухамедова-отца, отказавшегося от покровительства в пользу национального лидерства. Ведь он пошел на этот шаг через пару недель после того, как весь мир стал свидетелем печального зрелища ликвидации статуса национального лидера, который долгие годы принадлежал первому президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву.

Я теряюсь в догадках, зачем Бердымухамедов-старший пошел по этому скользкому пути… Может быть, он решил показать, что Назарбаев поплатился за отсутствие прямых наследников мужского пола и передал президентский пост человеку внесемейному, Касым-Жомарту Токаеву? А он, вот беда, оказался ненадежным преемником. Но идея-то была правильная — власть должна оставаться внутри семьи, что бы ни случилось. Ну конечно, при обеспечении правильной страховки. В случае Назарбаева она драматически подвела…

В туркменском случае такого конфуза не будет, как будто утверждает бывший Аркадаг, который счастливо обзавелся сыном много лет назад. Возможно даже, что собственное решение ему кажется более мудрым — ведь двоевластие, установленное им в Туркменистане по линии отец-сын, выглядит по-домашнему привычным и по-восточному респектабельным.

Однако жизнь сложнее, чем теоретические изыскания в области центральноазиатского типа престолонаследия.

Взять, к примеру, президента Таджикистана Эмомали Рахмона, разменявшего уже четвертый десяток лет в своем кресле. Вот все у него есть: и титул «лидера нации», присвоенный ему много-много лет назад, и сын по прямой, 35-летний красавец Рустам Эмомали, и должности важные он занимает — председатель (мэр) Душанбе, да еще глава парламента, — а все никак папа не решится пересадить сына на свое место… Хотя уж где-где, а в главной семье Таджикистана страховки на предмет удержания власти более чем достаточно — девять детей президента, среди которых старшая дочь Озода, глава исполнительного аппарата своего папы. Говорят про нее, что очень сильный руководитель, в отличие от брата. Вот ведь какая проблема: выбор есть — а выбрать страшно…

Аркадий Дубнов, журналист

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -5°
Санкт-Петербург: -1°